Ринат Билялетдинов
Фото: РИА Новости
Текст: Денис Целых

«Хочу, чтобы за «Рубин» болели, как в Англии!»

Ринат Билялетдинов – об уходе Торбинского, расставании с Маминовым, новичках и пересмотре взглядов на приглашение сына в «Рубин».
24 июля 2014, четверг. 11:00. Футбол

«Расставание с Рондоном вызвало шок»



— До старта вашего первого полноценного чемпионата в роли главного тренера – всего ничего. Чувствуете давление? Всё-таки «Рубин» — двукратный чемпион России, до этого сезона регулярно играл в еврокубках. Болельщики ждут высоких результатов и от вас.
— Мои желания совпадают с их желаниями. Другое дело, что реалии порой вносят свои поправки. Для того чтобы бороться за самые высокие места, нужен сыгранный и сбалансированный состав, крепкий костяк. «Рубин» пока только на пути к этому. Хочется, чтобы всё шло быстрей, но есть обстоятельства, от которых не отмахнёшься. Меняются люди, с некоторыми приходится расставаться, вопреки моей воле. Не отбросишь в сторону финансовый аспект. Есть текучка, которая планировалась, а есть внеплановая. А когда в кадрах нет стабильности, это чревато.
«Дима Торбинский сказал, что ему плюнули в лицо, но я считаю, что он погорячился с оценками».

— К слову о текучке. Зимой вы наверняка испытали шок, когда пришлось расставаться с Рондоном. У команды и так проблемы с нападением, и тут – такой сюрприз.
— Вы подобрали правильное слово – «шок». Чувства были именно такими. Все произошло 30 января, за день до закрытия трансферного окна. Рондон молча собрал вещички и по-английски отбыл из команды. Может, с кем-то из ребят он попрощался, но тренеров проигнорировал. Мне просто доложили, что он уехал в расположение «Зенита». У меня оставался по сути день, чтобы приобрести какого-то футболиста на его место. Это нереально. В итоге мы вышли в Лигу Европы с новым нападающим по фамилии Муллин. Выдернули парня из «Локомотива»-2, фактически из коллектива физкультуры. Ещё и Азмун тогда не мог играть, потому что решал свои личные проблемы с военным призывом. В тот момент вообще не было известно, будет ли он в команде. Поэтому шок — ещё мягко сказано.

— Сейчас команда укрепилась новым нападающим, вернее, старым новым. Как прокомментируете обмен с «Динамо»: вы им Прудникова – они вам Дядюна?
— Я знаю все сильные и слабые стороны Прудникова и могу сказать, что для него этот переход – несомненный шаг вперёд. Мы рады, что восстановили интерес в России к этому игроку. Он мотался по разным командам, и о нём постепенно стали забывать, но мы его реанимировали.

Что касается Дядюна, я был двумя руками за его возвращение. Ещё зимой узнавал, можно ли его взять в аренду. Но тогда договориться с «Динамо» не удалось. А сейчас это случилось. И это тоже шаг вперёд для игрока. Потому что здесь он сможет играть – у нас на него возлагают больше надежд, чем в «Динамо». Казань для него – родная гавань. Он уже несколько раз уходил в плавание – то в Нальчик, теперь вот в «Динамо» — но каждый раз возвращался домой.

— Этим летом «Рубин» покинул Торбинский. Он был вам нужен как тренеру?
— Торбинский – качественный футболист. О многом говорит тот факт, что он несколько лет играл в сборной России. Дима прекрасно вписывался в тот рисунок игры, который я хотел и по-прежнему хочу привить «Рубину». Но свою роль сыграли определённые обстоятельства, которые не позволяли мне рассчитывать на него как на постоянного игрока стартового состава. Расшифрую. Матч с «Анжи», первый в чемпионате после зимней паузы, он не доиграл до конца – попросил замену. Вышел на поле в следующем матче с «Волгой» — забил красивый гол, но потом – та же история, замена по просьбе футболиста. В игре с «Динамо» участия уже не принимал. Потом пошла целая череда травм. Хотя Дима очень был нужен команде. У нас только-только стал закрепляться рисунок игры. По-тренерски мне очень хотелось видеть игрока в команде. Но здоровым, чтобы я мог рассчитывать на него.

— Торбинский недавно дал интервью, в котором не скрывал обиды на «Рубин».
— Дима сказал, что ему плюнули в лицо, но я считаю, что он погорячился с оценками. Тем более что клуб, по моей информации, предложил ему сотрудничество, но на несколько иных условиях.

— Каких же?
— Его базовая зарплата становилась бы меньше, но при этом он всё равно мог заработать больше, чем в предыдущем сезоне за счёт бонусов за участие в матчах. Но Дима категорически отказался от такого варианта.

«Место Рыжикова в рамке сомнению не подлежит»



— В «Рубине» сейчас подбираются игроки, хорошо знакомые вам по «Локомотиву» — Бурлак, Оздоев, Фильцов. Это ваши пожелания или просто так складывается?
— И то, и другое вперемешку. Я, разумеется, не против, что хорошо знакомых мне ребят прибивает к рубиновому берегу. А им самим будет проще и быстрей привыкнуть к стилю общения и тембру голоса главного тренера «Рубина» (улыбается).

— Когда Бурлак был в «Локомотиве», многие считали его в перспективе сменщиком Игнашевича или Березуцкого в сборной России.
— И считали небезосновательно. У него волнообразное развитие карьеры – то взлёты, то спады. Это характерно для многих. Самое главное – как человек выбирается из нижней точки. Бурлак болезненно перенёс ситуацию, при которой он потерял стабильное место в составе «Локомотива». Только начав играть регулярно, он вернёт психологическую уверенность в своих силах.

— Оздоев?
— Я ещё полтора года назад, когда не был в «Рубине», говорил, что ему нужно сменить команду.

— А Фильцов? Может ли он уже сейчас может стать первым номером в «Рубине»? Или Рыжиков есть Рыжиков?
— Пока место Сергея в рамке сомнения не подлежит. Рыжикову 34, но он сохраняет отличные кондиции. И главное – у него есть харизма, которую чувствуют более молодые ребята. Но Нестеренко и Фильцов – это будущее «Рубина». И за вратарскую позицию в команде я могу быть спокоен.
«Вы не задумывались о том, сколько футболистов оказались ненужными «Спартаку» в последнее время?»

— Тяжело ли было расставаться с другим ветераном – Шароновым?
— В какой-то степени да, тяжело. Но тут были объективные моменты, касавшиеся его игры. Он пытался действовать надёжней, но это была, если так можно выразиться, личная надёжность. Ему так было спокойней, а команда в целом играла глубоко сзади. Он не прерывал атаки резкими выбросами вперёд, а пятился к своим воротам. Иногда это было оправданно, а иногда нет.

— Пару лет назад я делал интервью с Шароновым, и он сказал: «Мечтаю, чтобы сын вывел меня на новом стадионе».
— Кстати, вы подкинули хорошую идею. Надо, наверное, сразу нескольких ветеранов «Рубина» пригласить на открытие стадиона, и пусть они выйдут на поле со своими сыновьями и дочерьми. Это будет очень интересное ноу-хау. Я надеюсь, что они правильно воспримут эту идею.

«Динияр способен сделать шаг вперёд в карьере»



— Этим летом состав тренерского штаба «Рубина» пополнили новые помощники – Дмитрий Кузнецов и Валерий Клеймёнов. А почему разошлись ваши дороги с Владимиром Маминовым?
— Володя давно созрел до самостоятельной работы. Тем более что он дважды исполнял обязанности главного тренера «Локомотива». Он почувствовал, что может тренировать, и у него есть на это основания. Но…

Я считаю, что у помощника главного тренера может быть своё мнение. Тренер, который только поддакивает – это не совсем правильно. Однако должны быть и моменты корпоративности: если о чём-то договорились на берегу, это надо соблюдать. А если я говорю футболисту играть так, а помощник – по-другому, это к добру не приведёт.

— У вас были такие ситуации?
— На уровне реплик. Без поддёвок, в рабочем режиме, но они были. А игроки такие моменты сразу чувствуют. Если один тренер говорит одно, а второй – другое, это значит, что в тренерском коллективе нет единства. И комментарии на эту тему не усиливают коллектив. Поэтому и было принято такое решение.

— Почему обратились к кандидатуре Кузнецова – известнейшего в прошлом футболиста ЦСКА? До этого он не работал в такой роли.
— Я считаю, что людям надо давать шанс. В своё время Юрий Сёмин дал шанс моему сыну, и он смог вырасти в хорошего игрока. Я тоже собираюсь давать шансы молодым. Как сделал это, например, в случае с Могилевцем. То же самое касается и тренеров. Мне нужен был помощник, я пролистывал в голове кандидатуры и вдруг вспомнил про Диму, который был без серьёзной работы. Тем более что я его знаю с юношеских лет: мы вместе играли за лужниковскую команду «Союз», только в разных возрастах. Я даже был у него вожатым в летнем лагере.

— Тренер вратарей Клеймёнов тоже был приглашён по вашей инициативе?
— Нет, его кандидатуру предложило руководство. Но я был двумя руками за. Тем более что я пообщался с сыном, который знал Валеру по совместной работе в «Спартаке», и он по пятибалльной системе поставил ему пять с двумя большими плюсами.

— Вы уже дважды упомянули про Динияра. Что с его будущим?
— Пока ясности нет. Я только могу сказать, что к нему есть интерес со стороны разных клубов. И «Рубин» в их числе.

— Зимой вы говорили: в «Рубине» Динияра точно не будет.
— Сейчас ситуация несколько поменялась. Я бы с удовольствием рассмотрел его в качестве пополнения команды.

— Что изменилось? Зимой вы опасались обвинений в создании семейственности на новом месте работы?
— Я знал, куда прихожу. Знал, что на меня обрушится 90 процентов негатива и только 10 – позитива. На мне будут срывать зло люди, которым было комфортно в команде в предыдущие годы. Тем более что там было что ценить. Но не я создавал эту ситуацию. Меня пригласили, и я считаю, что любой бы на моём месте согласился, несмотря на ощущение раскалённой сковороды. Я знал, что в случае приглашения Динияра на него моментально обрушится шквал критики. У нас хватает людей, сидящих за компьютерами и считающих себя футбольными спецами, потому что они обыгрывают в виртуальный футбол «Барселону». Это самая активная группа, буквально специализирующая на негативе. Им всё, что ни сделай, плохо. А они создают фон.

Я знал, что Динияр изголодался по футболу, и мне очень хотелось его пригласить. Но я понимал, что политически это будет неправильно. Сейчас ситуация поменялась. Хотя я не могу сказать, что она оздоровилась на сто процентов. Отголоски зимы ещё долго будут идти. Всегда что-то новое поначалу вызывает отторжение.

— Динияр способен сделать шаг вперёд в своей карьере?
— Я считаю, что способен. Вы не задумывались о том, сколько футболистов оказались ненужными «Спартаку» в последнее время? Загибайте пальцы: Саенко, который вообще завязал с футболом, Баженов, Ренат Сабитов, Шишкин, Дзюба. Из иностранцев – Сухи, ставший потом чемпионом Швейцарии, Пареха, выигравший с «Севильей» Лигу Европы, Рохо, ставший серебряным призёром чемпионата мира в составе сборной Аргентины. Я просто констатирую тенденцию: в последнее время футболисты в «Спартаке» останавливались в росте. Динияр тоже близок к этой компании.
«В феврале на Могилевца почему-то никто внимания не обращал. Никто, кроме нас, не посмотрел добрым глазом на его возможности».

— И кто в этом виноват?
— Несомненно, часть вины лежит на игроках. Но немаловажно доверие и объективность со стороны тренерского штаба. Не должны допускаться двойные стандарты, когда одним прощаются отдельные ошибки, а другим нет.

«Надеюсь, что Могилевца нам всё-таки оставят»



— Одним из открытий прошлого сезона стал Могилевец, который 31 августа, очевидно, вернётся в «Зенит». Какое это чувство – тренировать игрока, зная, что вскоре с ним придётся расстаться?
— Это как в поговорке: помирать собрался, а рожь сей. Работает Паша добросовестно, и моё отношение к нему не поменяется. Даже если он имеет билет в Питер уже на завтра, я не буду на него косо смотреть.

— Есть хоть 10 процентов вероятности, что он останется в «Рубине»?
— Хочется надеяться, что в августе в «Зените» произойдёт нечто такое, после чего люди скажут: «У вас игрок здорово рос, пусть он продолжает это делать. А мы заберём его позже, когда он вырастет ещё больше». А если так не произойдёт, я прекрасно пойму «Зенит» — ему тоже нужны квалифицированные российские игроки. Но факт в том, что в феврале на Могилевца почему-то никто внимания не обращал. Никто, кроме нас, не посмотрел добрым глазом на его возможности.

— Почему «Рубин» покинул Ротань, который провёл несколько тренировок вместе с командой?
— Так сложились обстоятельства. Мы интересовались Ротанем ещё зимой, но тогда он попросил нас подождать. «Днепр», за который он выступал, имел все шансы стать чемпионом Украины, и Руслан не захотел бросать команду в такой момент. Сейчас он приехал, познакомился с нашей командой. Очень приятный парень, открытый. Мы были в нём заинтересованы. Но в дело вмешались нефутбольные моменты. Хоть и говорят, что футбол вне политики, на самом деле не всё так просто. У Руслана на Украине жена и дети, и он в конце концов принял решение не переходить к нам…

— М’Вилла, который покинул «Рубин», был вам нужен?
— Да, но в другом состоянии – и физическом, и психологическом. Всё-таки его голова всегда была повернута на запад. Сюда такие игроки приезжают с ощущением, что они нас осчастливливают. Мы для них – средство зарабатывания денег.

Правда, я не могу грести всех под одну гребёнку. Расставаться с 34-летним Навасом я бы, например, не хотел. Видно, что некоторые вещи он делает не так, как 20-летние, но делает же. Хотя я держу в уме, что такие игроки всегда могут скатиться в состояние, когда и тренироваться будет неохота, и дожди здесь косые, и солнце не так сильно греет. Будут тренироваться на автомате, без желания что-то выиграть. Исключение в этом плане – Гекдениз Карадениз. Ему 34 года, а он ещё не наелся победами.

— Говорят, что Карадениз очень сильно переживал из-за отставки Бердыева.
— В первый месяц я обратил внимание: он хоть и тренировался здесь, но его душа была где-то в другом месте. Я не чувствовал обратной связи с игроком. Нет, не то чтобы меня видел виноватым в этой ситуации. Но я был первым человеком, пришедшим на смену тренеру, который его пригласил. Меня и футбольная общественность Казани поначалу так воспринимала. Мол, вот он: «Ату его, фас!»

— С Бердыевым после его ухода из «Рубина» не пересекались?
— У Курбана Бекиевича свой уклад жизни и свои маршруты. Мне с ним сложно пересечься. Даже когда я приезжал на сбор Турцию с «молодёжкой» «Локомотива» и мы жили в одном отеле с «Рубином», я почти не видел его. Чем мне особенно импонирует этот человек, так это трепетным отношением к религии. Такие вещи говорят о людях многое.

— Вы, кстати, рады, что первой серьёзной самостоятельной работой в Премьер-Лиге для вас стал именно «Рубин» — клуб, представляющий Татарстан?
— Это накладывает дополнительную ответственность. С другой стороны, национальный колорит для меня – как вишенка на торте.
Я конечно, рад находиться здесь. Мне хотелось бы приблизиться по достижениям к моему однофамильцу Зинетулле Хайдаровичу.

— Как должен сыграть в этом чемпионате «Рубин», чтобы вы остались довольны?
— Я буду доволен тогда, когда на стадион потянутся зрители – чтобы посмотреть игру «Рубина». И будут видеть самоотдачу игроков и желание биться за победу. Нет прямого пути, есть взлёты и падения. Но страсть и желание должны быть всегда. Эти качества я и стараюсь привить игрокам. Они не должны быть роботами на поле. Они должны стремиться творить. И только это будет залогом яркого футбола, который я хотел бы видеть в исполнении «Рубина».

Мне нравится, как за футбол болеют в Англии. Если мы будем хотя быть чуточку приближаться к таким образцам, я буду счастлив. Но для этого, повторюсь, нужна яркая и зрелищная игра команды.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →