Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: «Чемпионат»

50 вопросов лидерам "Спартака"

Дмитрий Аленичев и Егор Титов - самые титулованные игроки красно-белых. Корреспондент "Спорт-Экспресс" задал старожилам "Спартака" 50 вопросов о футболе и не только о нем.
Футбол

Дмитрий Аленичев и Егор Титов — самые титулованные игроки красно-белых.
Корреспондент «Спорт-Экспресс» задал старожилам «Спартака» 50 вопросов о футболе
и не только о нем. Причем говорили мы по отдельности, и Титов, с которым
беседовали чуть позже, не знал, что отвечал Аленичев.

  — Что значит для вас «Спартак»?
Аленичев: — Хотя я не являюсь спартаковским воспитанником, могу
утверждать, что это мой родной клуб. Именно «Спартак» сотворил из меня игрока,
сделал имя, благодаря чему я попал в Европу и выиграл два еврокубка. Всегда с
благодарностью вспоминаю людей, работавших в «Спартаке» до моего отъезда за
границу. В первую очередь это относится к Романцеву.
Титов: — Для меня это болезнь. Как птичий грипп. У меня дома даже коврики
с нашим спартаковским ромбиком.

— Спартаковский дух — миф или реальность?
Аленичев: — Наверное, он есть и выражается в победных традициях клуба.
Лично для меня, кроме первого места, ничего иного не существует. Помню, когда в
95-м мы стали бронзовыми призерами, это означало провал.
Титов: — 50 на 50. Реальность заключается в том, что, выступая за эту
команду, мы не имеем права проигрывать. Более того, нельзя даже задумываться о
ничьей.

— Довольны ли вы прошлогодним серебром?
Аленичев: — Если исходить из того, что до этого «Спартак» занимал 10-е и
8-е места, то для нашей команды, находящейся в стадии становления, серебро можно
считать успехом. Больше всего порадовало, что наконец-то мы вернулись в Лигу
чемпионов. Но нельзя забывать о том, что спартаковские болельщики привыкли
видеть нас только на первом месте. Как человек, знававший золотые времена, могу
сказать: лично меня второе место не устроило.
Титов: — Относительно. Умом понимаю, что это хороший результат, но
хотелось бы большего. Как любит повторять наш видеооператор Александр Святкин:
«Еще одно чемпионство — и у нас на форме появится вторая звезда». Я теперь тоже
часто повторяю эти слова, заразившись от него «звездной болезнью».

— От чего получаете больше удовольствия: от гола или голевой передачи?
Аленичев: — От командной победы. А гол и голевая передача — для меня
абсолютно равнозначные величины.
Титов: — Высший шик в футболе — это когда пробрасываешь сопернику мяч
между ногами. В этой связи вспоминаю крылатую фразу Николая Писарева: «Это даже
лучше, чем гол».

— Удовлетворит ли вас победа при ужасном качестве игры?
Аленичев: — На первое место всегда ставил и ставлю качество игры. Но если
мы при неважной игре возьмем верх над ЦСКА или «Локомотивом», это одно дело, и
совсем другое, если с большой натяжкой побеждаем середняков и аутсайдеров. В
последнем случае неприятный осадок все равно остается.
Титов: — Нет. Хотя сейчас времена изменились. Иногда и счет 1:0 вполне
устроит. При этом прекрасно помню, какую выволочку устроил нам Романцев, когда в
золотом матче 2000 года мы победили «Ростсельмаш» — 1:0 при безобразной игре.
Олег Иваныч здорово на нас обиделся, потому что «Спартаку» предстояли матчи в
Лиге чемпионов. И как тренер он был абсолютно прав. Поэтому идеальный вариант —
побеждать, получая удовольствие от игры.

— На каком российском стадионе вам больше всего нравится играть?
Аленичев: — На «Локомотиве». Этот стадион, на мой взгляд, лучший в
стране, и поле на нем отличное. Еще понравился стадион в Раменском, на котором
впервые сыграл только в прошлом году.
Титов: — На «Локомотиве». От нашего последнего матча с хозяевами в
Черкизове получил истинное наслаждение.

— В каких футболках вам больше нравится играть — в красных или белых?
Аленичев: — Наверное, в красных, потому что большинство болельщиков
именно в таких приходят на стадион.
Титов: — Честно говоря, мне понравилась наша черная форма, в которой мы
играли лишь однажды — в Лондоне против «Арсенала». У меня есть приятель, который
с середины 90-х собирает мои футболки. Знаю, что есть люди, которые готовы
отдать сумасшедшие деньги за эту черную форму. Ее можно назвать уникальной,
потому что вряд ли мы еще в ней сыграем. Но лучше всего мы, конечно, смотримся в
красно-белом.

— Кто главный весельчак в нынешнем «Спартаке»?
Аленичев: — Сейчас столь яркого балагура и заводилы, каким раньше был
Илья Цымбаларь, нет.
Титов: — Как правило, этим человеком бывает старожил команды. Сейчас это
Аленичев. Жаль, что пришлось уйти Ковтуну и Парфенову. Для нас это потери. Дима,
как настоящий одессит, одним словом мог поднять настроение.

— В каких случаях на поле вы способны повысить голос на партнера?
Аленичев: — Только в одном: когда человек равнодушен, причем не только в
игре, но и на тренировке. Считаю, что имею на это полное право, поскольку
являюсь капитаном команды и более опытным футболистом. И сдерживать себя не
буду, невзирая на имена.

Титов: — Когда у меня происходит перевозбуждение и эмоции преобладают над
разумом. Понимаю, что не должен был кричать на партнера, но вылетевшее слово не
поймаешь. Правда, такие срывы случаются крайне редко. Потом осознаю, что был не
прав, и начинаю переживать по этому поводу.

— Есть ли смысл в разговорах на поле с судьями?
Аленичев: — С каждым годом все больше убеждаюсь — нет. Еще ни разу за мою
долгую карьеру ни один арбитр не изменил своего решения. Иногда сам себе внушаю:
все, больше ни слова, но в игре иногда сложно сдержаться. При этом считаю, что
игрок всегда должен вести себя в рамках приличий. В этой связи приятно было
прочитать мнение одного из наших лучших арбитров Валентина Иванова, который в
одном из интервью отметил меня в числе прочих игроков, которые интеллигентно
ведут себя на поле.
Титов: — Нет. Особенно с таким арбитром, который судил наш последний матч
с «Генчлербирлиги». Зачем разговаривать с человеком, который не разбирается в
футболе?

— Продолжите известную футбольную поговорку 80-х относительно нынешнего
«Спартака»: «Если не знаешь, кому отдать мяч, отдай его…
Аленичев:
— … Титову».
Титов: — … у нас на поле нынче нет Гаврилова, Черенкова и Шавло. Поэтому
скажу банальную вещь: «Спартак» сейчас делает упор на командную игру, а
взаимопонимание на поле пока оставляет желать лучшего.

— Какой зарубежный чемпионат считаете сильнейшим на данный момент?
Аленичев: — Испанский и английский. Но самым тяжелым турниром является
итальянская серия А, где большинство команд играют от обороны.
Титов: — В последние два-три года уверенно могу назвать английский. Там
потрясающая публика, которая любой аут встречает овациями, а угловому радуется,
словно голу.

— Самая сильная команда, против которой вам доводилось играть в карьере?
Аленичев: — В тот сезон, когда «Порту» выиграл Лигу чемпионов, в 1/8
финала мы одолели «МЮ», в 1/4 — «Лион», в 1/2 — «Депортиво» и в финале «Монако».
Как ни странно может показаться, но самым сильным соперником был «Лион» с
великолепно поставленной командной игрой. Кроме того, в составе «Порту» мне
приходилось играть против «Реала» с Зиданом и Роналдо. В Италии — против
«Милана» и «Ювентуса».
Титов: — «Аякс», «Реал» и сборная Франции образца 1998 года. Тогда
французы прилетели в Москву в статусе чемпионов мира, в их составе был Зидан в
самом расцвете сил.

— Кто лучше: Пеле или Марадона?
Аленичев: — Марадона. Он играл позже Пеле, когда футбол уже стал более
жестким и быстрым. Чего только стоит 1986 год, когда аргентинец творил на поле
настоящие чудеса!
Титов: — Для меня лучший — Черенков. А Пеле с Марадоной сравнивать не
хочу.

— Кому отдаете предпочтение: «Барселоне» или «Челси»?
Аленичев: — Ну и вопрос вы задали! Очень сложно ответить именно на него.
В нынешней Лиге чемпионов переживаю как раз за эти команды, и надо же было
такому случиться, что жребий вновь свел их в 1/8 финала. За «Барселону»
выступает мой приятель Деку, симпатизирую Роналдинью и Это'О. Но в «Челси»
работает Жозе Моуринью — мой тренер в «Порту», а также играют мои бывшие
одноклубники Паулу Феррейра, Рикарду Карвалью, а сейчас к ним добавился и Манише.
Наверное, из-за этого чуть больше буду симпатизировать «Челси».
Титов: — «Барсе». Мои симпатии будут на стороне каталонцев, потому что
они показывают самую красивую игру в Европе. Хотя искренне переживаю за
Абрамовича, который очень многое сделал для футбола.

— С кем из наших футболистов прошлого вам хотелось бы сыграть в одной
команде?

Аленичев: — С Дасаевым. Вообще хотелось бы сыграть в составе сборной СССР
образца чемпионата мира 1986 года. Это была настоящая машина!
Титов: — Назову нашего знаменитого форварда 50-х Симоняна. Никогда не
видел его на поле, но, судя по рассказам ветеранов, Никита Палыч играл
великолепно и потрясающе бил с лета. Или со Стрельцовым, который столько лет
просидел в тюрьме, а потом дважды признавался лучшим футболистом страны. Вообще
было бы интересно хоть одним глазом посмотреть с трибуны на футбол 50 — 60-х.

— А из зарубежных?
Аленичев: — С Марадоной, а из действующих игроков мечтаю хоть раз выйти
на поле с Зиданом.
Титов: — С венгром Пушкашем, который, говорят, заколачивал по 5 — 6 мячей
за игру и «похоронил» англичан в знаменитом матче на «Уэмбли».

— Кого считаете лучшим игроком «Спартака» всех времен?
Аленичев: — Черенкова. Горжусь, что мне, хотя и немного, посчастливилось
выходить с ним на поле.
Титов: — Черенкова.

— Есть ли место «фэйр плей» в профессиональном футболе?
Аленичев: — Есть. Были случаи, когда судья назначал пенальти за
нарушение, которого не было, и футболист умышленно бил мимо ворот. Сам это видел
в португальском чемпионате. Значит, в игре под названием футбол не все так
плохо.
Титов: — Есть. Это уже стало традицией: когда человек из-за травмы лежит
на газоне, нужно выбить мяч в аут. Сами знаете, сколько страшных случаев
происходило на поле в последние годы. Без «фэйр плей» никак нельзя.

— Тренер должен быть демократом или диктатором?
Аленичев: — Не думаю, что диктатором. По крайней мере Моуринью к таковым
не отнесешь, а человек на клубном уровне выиграл все возможные титулы. В «Порту»
Жозе полностью доверял футболистам. Если игрок профессионал, то сам должен
правильно готовить себя к матчам и тренировкам. Самое главное, что ты
показываешь на поле. Приведу один пример из «Спартака» середины 90-х. Однажды за
пару дней до игры с «Тюменью» Мамедов нарушил режим, а потом вышел на поле и
забил гол. На следующий день на собрании Романцев сказал: «Знаю, что Рамиз
нарушил режим. И пусть нарушает хоть каждый день, если будет показывать такую же
игру».
Титов: — Тренера должны в команде уважать. И не важно, кто он при этом —
демократ или диктатор.

— «Спартак» образца какого года считаете сильнейшим?
Аленичев: — 97-го. И не потому, что тогда я был признан лучшим
футболистом России. Просто мы понимали друг друга с полуслова и получали
громадное удовольствие от футбола. В 96-м тоже был незабываемый сезон при
Ярцеве, но через год мы стали опытнее и сильнее.
Титов: — С ностальгией вспоминаю «Спартак» второй половины 90-х. Но очень
надеюсь, что сильнейшей станет нынешняя команда, которая добудет вторую
звездочку на нашу форму.

— Что самое главное в футболе?
Аленичев: — Беспрекословное выполнение всех требований главного тренера.
Кроме того, в игре всегда должна присутствовать импровизация. Нельзя работать по
шаблону, как в свое время было у нас в «Роме» при Земане — лишний шаг влево или
вправо карался строго. Я выполнял его установки, но такой подход к футболу мне
чужд. И, конечно, трудолюбие — без него ничего не добьешься.
Титов: — На поле, как и в жизни, нужно оставаться человеком.

— Есть ли в России клуб, за который вы не сыграете ни при каких условиях?
Аленичев: — Для меня таких «черных» команд нет. В жизни профессионального
футболиста всякое может случиться, и неизвестно, где ты окажешься завтра. К
примеру Дима Парфенов еще пару месяцев назад тоже не представлял себя в футболке
«Динамо», а видите, как все повернулось.
Титов: — Может, раньше и назвал бы ЦСКА, «Динамо» или, скажем, «Луч», но
сейчас не сделаю этого. Глядя на то, как складывается судьба моих друзей Димы
Парфенова и Юры Ковтуна, понимаю, что в нашей жизни ничего нельзя загадывать.

— Какого игрока вы бы пригласили в «Спартак», если бы имели неограниченные
финансовые возможности?

Аленичев: — Адриану. Считаю бразильца сильнейшим нападающим мира на
данный момент.
Титов: — Кого-то из тройки нападающих — Шевченко, Рауль, Адриану.

— Кем хотели бы стать после окончания футбольной карьеры?
Аленичев: — Футбольным тренером. Причем хотелось бы работать именно в
«Спартаке».
Титов: — Прежде всего независимым человеком. Потому что уже 20 лет моя
жизнь подчинена графику сборов, тренировок и матчей. Конечно, хотел бы быть
полезным родному клубу.

— Что больше всего цените в людях?
Аленичев: — Честность и искренность. Когда человек говорит правду в лицо,
а не скрывает за красивыми словами злость и обиду.
Титов: — Откровенность.

— Легко ли вас вывести из себя?
Аленичев: — Это может случиться только в том случае, если кто-то совершит
подлость или предательство.
Титов: — Меня может вывести из себя только близкий человек. Тот, который
хорошо меня знает и все равно выводит из себя — это меня бесит. А на посторонних
я еще ни разу не срывался.

— Какая черта вашего характера вам не нравится?
Аленичев: — Иногда бываю вспыльчивым. Потом жалею об этом.
Титов: — Упрямство. Даже зная, что не прав, буду отстаивать свою позицию
до тех пор, пока люди, которые на самом деле правы, уже поверят в то, что они
ошибаются.

— Любите ли вы большие шумные компании?
Аленичев: — Нет. Предпочитаю отдых в кругу друзей и родных. Мы с женой
Настей живем за городом и, когда собираемся в Москву, стараемся выбирать места,
где как можно меньше посторонних людей.
Титов: — Не совсем большие и не совсем шумные. Но людей, которых я знаю,
люблю и уважаю, может быть много. С удовольствием общаюсь с ними.

— Часто заходите в интернет?
Аленичев: — На сборах почти каждый день. Исключительно из-за новостей.
Титов: — Почти всегда. В день — примерно часа два.

— Любите ли вы ходить по магазинам?
Аленичев: — Люблю, но не больше часа. Покупки делаю не только себе, но и
детям. В Италии мы с Настей часто ходили по магазинам.
Титов: — Люблю. Когда прихожу в магазин, мне хочется купить все и сразу.
Поэтому, если Вероника говорит: «Тебе надо съездить в магазин», — делаю это с
удовольствием.

— Есть ли у вас домашние животные?
Аленичев: — Три собаки: два огромных итальянских канекорсо — Тарзан и
Сайтан, а также английский спаниель Лекс, который жил у нас еще в Португалии.
Титов: — Две собачки породы шиацу. Клички как у героев мультфильма — Чип
и Дейл.

— Последний фильм, который вы смотрели?
Аленичев: — «Ирония судьбы, или С легким паром». Его как раз в канун
Нового года показывали. Вообще мне нравятся наши старые советские комедии —
особенно «Джентльмены удачи».
Титов: — «Список Шиндлера». Сильный фильм о судьбе еврейского населения в
годы Второй мировой войны.

— По утрам предпочитаете чай или кофе?
Аленичев: — Утром лучше всего натощак выпить апельсинового сока.
Титов: — Кефир. А чай или кофе предпочитаю пить часов в пять-шесть
вечера.

— Какие оценки преобладали в вашем школьном дневнике?
Аленичев: — До шестого класса учился на «хорошо» и «отлично», а потом,
когда серьезно занялся футболом, появились «тройки». Но немного. В школе мне
хорошо давались математика и русский язык, но ужас как не любил физику и
литературу.
Титов: — Мою школьную учебу можно разделить на два этапа — до шестого
класса и после. «До» преобладали «пятерки», после — «двойки». В сумме получается
«семерка» — по-моему, по шкале «Спорт-Экспресс» это
означает хорошую оценку. Значит, в школе я «играл» неплохо.

— Когда последний раз спускались в метро?
Аленичев: — Стыдно признаться, но в московской подземке не был, наверное,
с года 95-го — как только купил себе первую машину. Живу за городом, база тоже
находится не в Москве. А знаете, иногда хочется проехаться на метро. Но только в
нашем, московском. Мы с Настей в 1999 году были три дня в Париже и спустились в
метро. Это был какой-то ужас.
Титов: — Спускались… Это слово напомнило мне один недавний случай. В
метро я спускался лет пять назад, а вот по лестнице со своего 37-го этажа, когда
в нашем доме сломался лифт, — накануне Нового года. Хорошо запомнил этот спуск,
поскольку после него у меня сильно болели ноги.

— На чей концерт вы сходили бы с удовольствием?
Аленичев: — На смешанный, где выступают наши артисты. Мне нравится, как
исполняет романсы старший Малинин. Не раз бывал в ночных клубах на выступлениях
Коли Трубача, с которым мы хорошо знакомы.
Титов: — Хожу на все концерты Трубача. Каждый год бываю на концертах
Игоря Саруханова и Олега Митяева. Все они — наши болельщики. Есть гитарист
Леонид Марголин — классный мужик, который уже лет сорок болеет за «Спартак». Во
многом благодаря ему абсолютно нефутбольный человек Митяев стал спартаковским
болельщиком.

— Что вы подарили детям на Новый год?
Аленичев: — Младшему Даньке — мячик и машинку. А дочери Полине — красивый
новогодний костюм.
Титов: — Пригласил Деда Мороза, который и вручал Анюте подарки. Главным
среди них была игрушечная коляска, но таких размеров, что и я в ней поместился
бы. Настоящий мини-автомобиль!

— Как отнеслись к известию о курином гриппе в Турции?
Аленичев: — Спокойно. Попросту не обращаю внимания на все эти новости,
живя по принципу: чему быть, того не миновать.
Титов: — Просто прекратил кушать курицу. Хотя если в нашем отеле курицу
едят немцы — а они, прежде чем что-то сделать, тысячу раз подумают — значит,
кушать ее все-таки можно.

— Где любите проводить свободное время: в городе или на природе?
Аленичев: — После игры можем с ребятами пойти в ресторан — пообщаться,
послушать хорошую музыку. А так большую часть времени провожу дома за городом.
Играя с детьми, и расслабляешься, и отвлекаешься от футбола.
Титов: — Я человек городской. Мой друг Андрей Тихонов, например, не может
представить себя в Москве, а я не могу представить себя за городом. Но бывает,
хочется отправиться на природу.

— Какие передачи любите смотреть по телевидению?
Аленичев: — В первую очередь спортивные — помимо футбола интересуюсь
хоккеем и теннисом. Еще смотрю эстрадные концерты и новости.
Титов: — Спортивные — в основном футбол.

— Любимый город, кроме Москвы?
Аленичев: — Из наших — родные Великие Луки, из зарубежных — Рим.
Красивейший древний город, в котором живет интересный народ. С удовольствием
вспоминаю два года, проведенные в «Роме».
Титов: — Нравится Амстердам, в котором бывал не раз. Тихий, спокойный
днем и яркий, шумный вечером. А также подмосковный Егорьевск. Мне всегда говорил
дед: «Егор, наш город назван в честь тебя». У нас там дом, где живет бабушка. В
детстве каждое лето проводил в Егорьевске. Когда есть время, и сейчас бываю там.
Лес, тишина, комары — все это напоминает о детстве. Потрясающие ощущения, когда
в пять утра просыпаешься под кукареканье петухов!

— Любимый цвет одежды?
Аленичев: — Черный. У меня даже машина этого цвета. Когда делаю покупки,
в основном выбираю черный цвет. Иногда могу взять что-нибудь серое.
Титов: — Люблю классику, а цвет может быть любой, кроме белого. Он
слишком маркий, а я как та свинья — не в обиду сказано этому животному, —
которая всегда найдет свою грязь.

— Вам больше нравятся блондинки или брюнетки?
Аленичев: — Блондинки.
Титов: — Без разницы. Лишь бы здесь (показывает на сердце) что-то было.

— Место на земле, где вы ни разу не были, но хотели бы побывать?
Аленичев: — В Австралии, США и ОАЭ. В Эмираты мы собирались с Настей в
конце прошлого года, но она, к несчастью, сломала ногу.
Титов: — Маврикий и Багамы. Когда с Парфеновым гостили в Лондоне у
Реброва, он сказал: «Ребята, остров Барбадос — единственное место, где нужно
обязательно побывать». В будущем после Маврикия и Багам постараюсь
воспользоваться советом Реброва.

— Ходите ли вы на выборы?
Аленичев: — Нет. Полагаю, мой голос ничего не значит, потому что там без
меня все уже решено.
Титов: — Хожу. Когда проходили последние президентские выборы, у нас
утром был вылет. Нужно было приехать к 10.00 в аэропорт. Встал часов в семь,
собрал сумку, отправился сначала на избирательный участок, а оттуда — в
аэропорт.

— Что больше нравится: охота или рыбалка?
Аленичев: — Равнодушен и к тому, и другому.
Титов: — Боулинг.

— Вы по натуре «жаворонок» или «сова»?
Аленичев:
— «Сова». Причем самая сонная. В отпуске могу до полудня
проваляться в постели.
Титов: — «Сова». Люблю поздно ложиться и поздно вставать.

— Любимое время года?
Аленичев: — Лето. Холодной зимой и слякотной осенью вспоминаем с Настей,
как жили в южных странах. А когда находились в Италии и Португалии, любимой была
наша русская зима. Что за Новый год с пальмами и без снега! Словом, «хорошо там,
где нас нет».
Титов: — Поздняя весна или раннее лето. Если точнее — май. У меня день
рождения в этом месяце. В этом году тридцатник стукнет.

— Если бы не футбол, вы бы стали...
Аленичев: — … изобретателем. Изобрел бы футбол и все равно стал бы
футболистом. Потому что никем другим представить себя не могу. Стыдно сказать,
но даже гвоздь в стенку как следует вбить не умею.
Титов: — … хоккеистом.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент