Фабио Капелло
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Игорь Рабинер

Капелло: считаю Акинфеева великим вратарём

Главный тренер сборной России на пресс-конференции заявил, что не критиковал своих игроков на техкоме, и выразил полное доверие Акинфееву.
30 июля 2014, среда. 15:00. Футбол
Давно уже пресс-конференции Фабио Капелло не ждали с таким нетерпением. Всё было бы гораздо проще и яснее, если бы заседание техкома РФС, где Капелло то ли обвинял (версия Славолюба Муслина), то ли не обвинял (версия Никиты Симоняна) игроков сборной в неудаче на ЧМ-2014, но, по всеобщей версии, не признал факта своих ошибок, было бы открытым. Или, бог с ним, если уж вы решили не пускать туда журналистов, то хотя бы организовать трансляцию из зала Дома футбола. В конце концов, почему болельщики не имеют права знать, что говорит главный тренер сборной своим коллегам о причинах того, что повергло в печаль всю страну?

Есть у Капелло известная всем журналистам привычка – начинать пресс-конференции раньше условленного времени. Поэтому в здание ИТАР-ТАСС все представители масс-медиа приехали заблаговременно: минут за 20 до объявленного начала пресс-центр на Тверском бульваре был полон. Но, видимо, на сей раз главному тренеру национальной командой устроили допрос с пристрастием на исполкоме РФС – находился он там около двух часов. В результате дон Фабио вошёл в зал почти вовремя — с минутным опозданием. И отнюдь не с победоносным, а скорее, с встревоженным видом. На вопросы он отвечал час. И от конкретики, даже когда журналисты на ней настаивали, привычно уходил.

«Никогда не говорил плохого слова об Акинфееве»



— Прежде чем перейдём к вопросам и ответам, сделаю заявление, — сказал Капелло. – 28 июля я участвовал в работе технического комитета РФС, после чего в газетах увидел информацию о том, что я плохо говорил о своих игроках. Никогда в своей жизни ни одного игрока, которого тренировал, не подвергал публичной критике. Я был бы глупцом, если бы такое сделал. Как и каждому человеку, мне свойственно ошибаться, я совершаю ошибки. Но никогда не говорил плохо, в частности, об Акинфееве, с которым работал и буду работать дальше. Поэтому то, что было написано в прессе, — чистая неправда.

— Остаётесь ли вы в своей должности?
— Если я здесь — значит да, продолжаю работу. Это уже всеми сторонами подтверждено.

— Если бы вам удалось теоретически пережить бразильскую кампанию вновь, что бы вы поменяли?
— Давайте начнём издалека. Мы поехали на чемпионат мира после 12-летнего перерыва. Думаю, та подготовка, которую мы провели, была очень хорошей. Но я говорил со многими своими коллегами, участвовавшими в чемпионате мира или просматривавшими матчи. Это был чемпионат, отличавшийся гораздо большей скоростью, агрессивностью, прессингом, чем обычно. Не было свободного пространства, все действовали очень компактно. Два дня назад я уже сказал своим коллегам-тренерам: мы в российском футболе просто не привыкли играть на такой скорости. И это создало нам проблемы.

«Если увижу, что мне не доверяют, — отставка будет»



Корреспондент «Чемпионата» поинтересовался у Капелло:

— Вы не могли не слышать свист стадиона в Краснодаре персонально в ваш адрес во время матча за Суперкубок. Такова реакция людей на вашу работу в Бразилии. Скажите, спустя месяц вы по-прежнему считаете себя безгрешным, думаете, что всё сделали правильно и полагаете, что из группы Россия не вышла из-за плохого судейства и лазерных указок в глаза Акинфеева, как заявили после Алжира? И в чём помимо непривычки играть на высоких скоростях видите причины неудачи?
— Да, свист я слышал. Недоволен был народ, — почему-то усмехнувшись, признал тренер. — Знаете, а когда мы поехали в Бразилию, все были счастливы. На нас возлагались большие надежды. Но я уже сказал на техкоме про круглый мяч. Игра – это эпизоды. Мяч либо в створе ворот, либо нет. У нас мяч в створ ворот не попадал.

— Так всё-таки были ли ваши ошибки?
— Тренерам я сказал: все те люди, которые работали со мной, были просто великолепны. А ошибки в жизни совершает каждый из нас.

— Конкретно?
— Об этом я готов говорить со своими сотрудниками и командой. То есть с теми, с кем я работаю.

Ещё один вопрос Капелло от «Чемпионата»:

— Способны ли вы сами, добровольно, без какой-либо финансовой компенсации со стороны РФС уйти в отставку до 2018 года – например, в случае невыхода из группы в финальном турнире Евро-2016? Чтобы вы понимали – вы лишь второй тренер за всю историю нашего футбола, который остался на своём посту после невыхода из группы на чемпионате мира или Европы. Первый, Георгий Ярцев, в итоге ушёл спустя полгода.
— Я делаю своё дело и делаю его с охотой, если вижу доверие со стороны окружающих меня людей. Если же мне не доверяют – можете не беспокоиться, отставка будет. Она готова. Я серьёзный человек. Уважаю работу и уважаю людей. Это то, чему меня научил отец.

Не может так быть, чтобы мир просто перевернулся. Сначала мы для всех были великолепными и превосходными, а потом вдруг стали ни на что не способными. Самое важное, что нам всем нужно понять – на каком уровне находится российский футбол. Потому мне очень важно и интересно было принять участие в работе технического комитета.
Фабио Капелло

Фабио Капелло


«Никогда не говорил о цели выйти в четвертьфинал»



— Какие у вас планы на оставшуюся часть лета? И как продвигается ваше изучение русского языка и культуры?
— Каникулы у меня закончились. Я здесь, приехал работать. Через месяц с небольшим у нас уже пройдут два отборочных матча Евро-2016. А план брать уроки русского языка у меня действительно есть. Что касается русской культуры, то я читал о стране разные книги. Вообще, много раз был в России, ещё когда вы не родились. Поскольку я всегда очень любопытен в вопросах, которые касаются других культур, то ещё тогда ходил в церкви и по музеям, и продолжаю это делать сейчас.

— Наша страна, хоть и вышла на чемпионат спустя 12 лет, тем не менее впервые в истории не выиграла ни одного матча в групповом турнире. Перед чемпионатом мира вы говорили, что Россия потенциально способна выйти в четвертьфинал. РФС ставил более приземлённую задачу – 1/8 финала…
(Прерывает.) Я не говорил этого. У меня была цель выйти из группы, но я никогда не говорил о четвертьфинале. Я сказал, что мы можем быть этакой миной, от которой неизвестно чего ожидать. Возможно, меня спрашивали: «Выйдете в четвертьфинал?», — и я ответил: «Надеемся». Но это совершенно другая вещь.

— Тем не менее задача, поставленная РФС, не выполнена. Российские тренеры, оказываясь в подобной ситуации, чаще всего сами уходили в отставку — совести хватало. Или же их «уходили». Почему вы сами не подали в отставку? Какой побудительный мотив?
— Мне доверяют и РФС, и Министерство спорта.

— Насчёт того, что вы говорили и не говорили. Вот заголовок вашего интервью государственному информационному агентству «РИА-Новости»: «Четвертьфинал – цель сборной России на ЧМ-2014». И слова: «Выход из группы и проход в четвертьфинал выглядят реальными. Можно сказать, что это наша цель». Вы произносили это?
— Я сказал: «Это был бы хороший результат». А насчёт цели – это уже добавили журналисты. Это искажение.

«Главная цель — успешное выступление на ЧМ-2018»



— Предлагал ли вам РФС стать куратором всех футбольных сборных в России? Если да, какая у вас программа, что надо изменить?
— У нас были заседания, мы работаем над разными проектами. Есть очень многие вещи, крупные и важные, которые мы хотим начать реализовывать. Но самое важное — найти тех людей, которые способны реализовывать эти идеи.

— На что эти проекты направлены – развитие молодых игроков, постановку техники?
— Да, на всё это. А ещё – строительство федерального центра национальных сборных. Чтобы всё там было пропитано духом сборной. Далее — работа в регионах. Не могу сейчас выделить одну-две вещи, которые были бы самыми важными. Но самая главная цель – уделить огромное внимание молодым игрокам.

— Есть ли у вас уверенность, что такая глобальная работа увенчается успехом? Да, вас поддерживают министр спорта и глава РФС, но у последнего есть очень сильное противодействие со стороны многих людей, вовлечённых в развитие футбола и спорта в стране.
— Рост и развитие футбола зависят от клубов, РФС и Министерства спорта. Они все должны заниматься этими проектами, а наша задача – найти нужных людей, которые будут их реализовывать.

— Какова главная цель, которой вы хотите добиться за четыре года контракта, которые у вас остались?
— Главная цель – это успешное выступление на ЧМ-2018. Но не забываем при этом, что до того мы должны попасть на чемпионат Европы. Это две взаимосвязанные вещи, но их можно назвать и отдельными задачами. Но главное — мы должны создать сборную для чемпионата мира в России, чтобы выступить на уровне.

— Конкретные футбольные вопросы. Почему Юрий Жирков в первом матче попал в стартовый состав, а потом не сыграл ни минуты? И почему во всех трёх матчах Глушаков, а не Денисов выходил с первых минут?
— Мне не нравится говорить об отдельных игроках. Это технический выбор. Выбор тренера. Жирков некоторые отборочные матчи играл, некоторые – нет. Глушаков – то же самое. В первой части квалификации выходил Денисов, потом – Глушаков. У меня 23 игрока, и я пытаюсь выбрать того, кого считаю лучшим.

— У вас есть конкретный план, что будете делать через месяц? Остаётся ли Акинфеев основным вратарём сборной? Планируете ли резкое омоложение состава под 2018 год – или костяк сборной составят те же игроки, кто ездил на чемпионат мира?
— Акинфеев будет в сборной. А вообще мне нравится ваш вопрос. Мы действительно были одной из самых возрастных команд на мировом первенстве. Но что делать? Перечислю вам некоторые имена, чтобы вы поняли понять, куда клоню. Возьмём четырёх игроков. Я их уже вызывал, и они уже играли в составе сборной: Рязанцев, Григорьев, Миранчук, Беляев. Мог бы и продолжить этот список.

Я не могу вызывать в состав сборной игроков, которые не играют в своих клубах! Меня тогда болельщики этой команды обвинят: тренер сборной вообще ничего не понимает! Вижу вживую три-четыре матча в туре, остальное – по телевидению. Но люди должны играть. Как в противном случае я смогу омолодить состав сборной?
Фабио Капелло

Фабио Капелло


«Российский футбол немножко медленный»



— Определились ли с российскими помощниками?
— Работаем над этим вопросом. Сейчас ищем российских ассистентов.

— Вы наблюдали за тем, как Акинфеев играл в Премьер-Лиге в прошлом сезоне и совершал грубые ошибки. Его ляпы на чемпионате мира оказались решающими. Сколько оплошностей должен совершить вратарь, чтобы лишиться места в составе сборной?
— Я доверяю Акинфееву. И считаю его великим вратарём.

— Почему не был приглашён в сборную Марат Измайлов, имеющий богатый опыт игры на таком уровне и выступал в Европе?
— Я вызвал тех, кого считал лучшими. У меня нет ни симпатий, ни антипатий к кому бы то ни было.

— На техкоме вы говорили, что в конце года хотели бы провести сбор с участием молодых игроков. Будете ли настаивать на этом сборе и насколько это реально?
— Я сейчас попросил об этом президента РФС и исполком, а позавчера – тренеров на техкоме. Речь идёт об окончании первой половины сезона, о зиме. Пока это предложение.

— Нужны ли сборной России натурализованные футболисты или обойдёмся своими силами?
— Во всём мире есть натурализованные игроки, футболисты с двумя паспортами, которые решают, за кого им играть. Кто-то играет за Германию, кто-то за Гану (речь о двух братьях Боатенг. – Прим. ред.) Думаю, что решение этого вопроса не зависит от Фабио Капелло. Есть директивы, регламенты, и их нужно соблюдать.

— Считаете, что отъезд российских футболистов за границу поможет решить многие проблемы – в частности со скоростью, о чём вы говорили?
— Конечно же, это поможет. Российский футбол немножко медленный. Не россияне, а именно российский футбол. Когда играем на международном уровне – в Лиге чемпионов, Лиге Европы – случаются некоторые матчи, где на поле в составе российских клубов выходит по девять иностранцев. И у них такие же проблемы, как у российских игроков! Если ты уже привык играть медленно, не можешь тут же перестроиться.

— Когда общение с игроками сборной станет более доброжелательным и мы не будем унижаться, стоя с камерами и диктофонами, чтобы задать один-два вопроса?
— Не все игроки охотно говорят с прессой. Иногда приходится решать нам – идёт этот, тот… Каждый день посылали двух игроков. Знаю, что общение с прессой – часть нашей работы.

— Вы пытаетесь как-то воздействовать на футболистов, чтобы они были более открыты в общении?
— Повторяю: некоторых мы даже заставляем общаться — чтобы вы могли поговорить с каждым, с кем хотели. Я должен руководить всеми 23 игроками – и должно быть какое-то равновесие. Понимаю вас – но и вы меня поймите. Встаньте хоть раз на моё место и поруководите этой группой.

— Удивило ли вас, что так медленно и плохо сыграли сборные Испании и Италии?
— Любую тактическую модель тренеры соперников изучают и даже лучшим из них находит противодействие. Голландия и другие команды не позволили Испании постоянно владеть мячом, как это было в прошлые годы, и быстро развивали контратаки. Это как раз и привело к сложностям у испанцев. Тем не менее у Испании было очень много нереализованных голевых моментов, а каждый раз, когда они совершали ошибку, они получали в свои ворота гол. И хочу подчеркнуть: Висенте дель Боске – мой хороший друг и величайший тренер.

— Правда ли, что ваш контракт спонсируется «ЛУКОЙЛом», а не РФС?
— Вы мне задаёте вопросы, на которые я не могу ответить. Мой контракт подписан с РФС.

— Что вам как тренеру поможет в комплектовании сборной? Может, расширение Премьер-Лиги или изменение лимита на легионеров?
— Я только что поделился мыслями на этот счёт с РФС, исполком которого сегодня проходит. Очень желаю, чтобы эти проекты были реализованы. Что касается лимита на легионеров, то эти решения предстоит принять исполкому.
Фабио Капелло

Фабио Капелло

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →