Михаил Гершкович
Фото: РИА Новости
Текст: Михаил Гершкович

Гершкович: ЧМ-2014 – философия атаки

Предлагаем вашему вниманию авторскую колонку руководителя Объединения отечественных тренеров Михаила Гершковича.
11 августа 2014, понедельник. 19:30. Футбол

Чемпионат мира в Бразилии называют лучшим турниром в истории футбола, и с этим утверждением, на мой взгляд, стоит считаться.

Признаюсь честно: от бразильской кампании я несколько неожиданно для себя получил колоссальное удовольствие. Просто колоссальное! Понятно, что чемпионатов мира и Европы всегда ждёшь с особым чувством и турниры такого масштаба гарантируют полный спектр эмоций, но 2014-й даже в этом ряду стоит особняком. Его главное открытие, на мой взгляд, – новая философия игры, которую породил, закрепил и продвинул чемпионат мира.

Это ведь общее место, фактически аксиома: футбольные революции остались в достаточно далёком прошлом, все они датированы ХХ веком, глобальные тактические и стратегические подвижки в наших условиях невозможны. Содержание бразильского турнира в значительной мере скорректировало этот тренд. Или, по крайней мере, вернуло скептиков к пониманию того, что футболу всегда есть куда развиваться, и пути его развития по-прежнему очень разнообразны.

***
В последнее время футбольный мир стал свыкаться с мыслью о том, что будущее игры связано с модернизацией и развитием прежде всего оборонительных моделей. Большинство команд – даже из числа тех, которые всегда стремятся к большим победам, – тщательно выстраивая оборону, развивали атаку в рамках объективного допущения. Иными словами – так, как позволял соперник, не более того. Результат, стало быть, достигался в первую очередь благодаря принципу «не пропусти».

Нельзя, конечно, сказать, что этот вектор по итогам 64 бразильских матчей ликвидирован и все дружно бросились в атаку, забыв отныне и вовеки о безопасности собственных ворот. Нет, грань перехода куда тоньше. Безусловно, танцевать нужно «от печки», ибо без обороны нет атаки, но вот главная современная поправка: едва только заканчивается необходимая оборонительная работа, как начинается атакующая, и в неё, в эту работу, вовлечены все имеющиеся в наличии силы, все без исключения игроки – просто в разных ролях, с разными функциями.

Именно такую философию – философию атаки – проповедовало большинство участников чемпионата мира. По крайней мере, из числа тех, кто был на виду, кто добился успеха и продвинулся по сетке турнира достаточно далеко. Речь о тенденции, повторяю, а тенденцию ведь определяют именно лидеры.

В рамках этого фундаментального наблюдения важно, мне кажется, уточнить вот что. Любимое занятие теоретиков игры – описание схем, уточнение начальных расстановок, вся эта бесконечная игра в цифры – здорово потеряло в ценности. Для общего, схематичного понимания структуры того или иного мачта начальные расстановки, безусловно, важны, но их реальный вес в современных условиях стремительно падает, поскольку по ходу развития той или иной фазы игры схемы постоянно модифицируются. И в первую очередь это касается именно организации атаки.

«Каждой стадии атаки – своя тактика» — вот так, пожалуй, можно сформулировать доминирующий лозунг чемпионата мира. Я бы трактовал его как обновлённую, улучшенную, более современную версию универсализации. Если в прежней её редакции подразумевалось, что футболом востребован разносторонний игрок, способный выполнять на поле различные функции, то теперь речь идёт об универсальной команде – своего рода трансформере, определённым образом реагирующем на происходящее.

Налицо, стало быть, совершенно другой, качественно новый уровень понимания задачи, а также путей и методов её реализации. Отмечу специально, имея в виду национальные интересы: достижение этого уровня, как показала практика, совсем не обязательно обусловлено наличием звёзд. Перед глазами целый ряд примеров, когда команды продвигались вперёд, имея в своём распоряжении не самых выдающихся, но правильно мыслящих и правильно организованных исполнителей. Коста-Рика, Мексика, Чили, Швейцария, Алжир, Греция, США – эти сборные оставили в летописи чемпионата достаточно яркий след, добившись серьёзных успехов. Причём не в ущерб игре, её содержанию и зрелищности. Они играли в футбол, завоёвывая симпатии зрителей, а не мучились на поле ради того, чтобы всего лишь не пропустить.

***
В свете сказанного можно, безусловно, утверждать, что видоизменяется и роль тренера. Футбольная математика становится алгеброй: доводить до сознания игроков новые знания становится всё сложнее. Это очень важный момент. Неспроста на первые роли выходят сегодня тренеры умные, зоркие, думающие, козырем которых является база знаний и умение вовремя поделиться этим знанием с командой. А проводником знаний непосредственно на поле являются творчески мыслящие футболисты, умеющие находить и правильно использовать именно ту позицию, которая наиболее полезна для команды в конкретном эпизоде.

***
Стоит ли напоминать, что сборная России оказалась одной из тех немногих команд, которые выпали из бразильского тренда? Не собираюсь никого публично обвинять, укорять и поучать – у команды есть главный тренер, который определяет и тактику игры, и её стратегию. Просто поделюсь личными соображениями на тему «чего не хватило сборной России» в надежде на то, что востребованная философия окажется всё-таки ей не чужда.

Во-первых, на мой взгляд, нам не хватило объёма скоростной работы. Слишком короткими эпизодами команда включала скорость, но когда она её включала, преимущество над соперниками было достаточно ощутимым. Вспомним концовку встречи с Кореей, начало матча с Бельгией и достаточно длительный отрезок во втором тайме, когда мы доминировали на поле, первый тайм матча против Алжира. Для того чтобы держать эту скорость на протяжении длительного времени, сборной, видимо, просто не хватило физического ресурса.

Это один из объективных законов игры: если команда не в состоянии выполнять большой объём скоростно-силовой работы на длительных игровых отрезках, её перспективы стремятся к минимуму. Как использовать достигнутое преимущество – вопрос уже иного порядка, но сначала его, это преимущество, нужно обеспечить: воплощать свои тактические задумки в низком темпе, как бы рассчитывая на минимальное, вполне комфортное сопротивление, нереально в принципе.

Вторая дефицитная позиция – раскрепощённость, внутренняя свобода, стремление к творчеству. Чувствовалось, что команда зажата: желания играть у ребят в избытке, но реализовать его команда в силу каких-то причин не может. Наверное, такое состояние правильно назвать боязнью ошибиться.

Ну и третье. В силу разных причин мы не приняли во внимание (и уж тем более на вооружение) свежие тенденции. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с очевидным: сборную России никак нельзя причислить к сторонникам новой философии. Может быть, её атакующий потенциал был невелик, но ведь и тот, что был, оказался совершенно не востребован…
***

Фабио Капелло, согласно популярной ментальной версии, не признаёт своих ошибок. Думаю, это неточная оценка. Ошибки свои Капелло, конечно, видит, анализирует их и старается исправить – в противном случае он давно остановился бы в профессиональном развитии. Другой вопрос, что Капелло не склонен каяться публично, но таково уж свойство его характера.

А подумать и поработать ему, безусловно, есть над чем. Надеюсь, это исполнимо.

Источник: Объединение отечественных тренеров Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший фланговый защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →