Все новости

Николай Левников: новые Валентины Ивановы уже на подходе

Президент Коллегии футбольных арбитров Николай Левников рассказывает о перспективах судейского корпуса России.
Футбол

Сбор арбитров в Анталье начался 12 января, но Николай Левников прибыл в Турцию
на два дня позже: в Москве надо было дождаться начала Кубка Содружества. И
вернется в Россию президент КФА чуть раньше своих подопечных. В том числе для
того, чтобы присутствовать на вручении приза «Спорт-Экспресс» «Золотая мантия»
лучшему российскому арбитру сезона-2005 Валентину Иванову.

— Ваше издание придумало замечательный конкурс, — начал разговор Левников. —
Могу только порадоваться за действующих арбитров и выразить сожаление, что в
наше время ничего подобного не было. Поверьте, для любого арбитра гонорары — не
главное. Каждый, кто достиг уровня премьер-лиги, — самодостаточная личность с
огромными амбициями. Каждый хочет стать первым. Хотя те, кто находится в нижней
части рейтинга, иногда ворчат: что это, мол, за конкурс, почему команды
выставляют оценки? А я считаю, все правильно. Словом, спасибо «Спорт-Экспресс»
за этот приз.

— Перейдем к делам насущным. Почему вы решили сократить число арбитров
премьер-лиги до двадцати?

— У нас их было 27, потом 23, но жизнь подсказывает, что 20 — оптимальное число
для шестнадцати команд. Меньше нельзя, поскольку отстранения арбитров будут
продолжаться. Двенадцать из двадцати уже отобраны: восемь судей ФИФА плюс четыре
рефери, работа которых в течение последних четырех лет не вызывала серьезных
нареканий. На оставшиеся восемь мест претендует 22 арбитра. В первом дивизионе
постепенно подрастает смена ведущим судьям, и на этом сборе мы даем им шанс
доказать свое право работать в классе сильнейших. Это будет честная, открытая
конкуренция: все находятся в равном положении.

— Сколько матчей в году должен обслуживать арбитр?
— 30 — 35. При этом более сильные рефери должны проводить больше матчей в
премьер-лиге. Мы еще два года назад попытались разделить судей на три группы. В
первой — Валентин и Николай Ивановы, Баскаков, Егоров, Захаров, которые
обслуживали бы по 18 матчей высшего дивизиона за год. Те, кто за ними, — вторая
группа, им бы досталось по 12 — 14 встреч. Остальные — в третьей, с числом игр
около шести — восьми. Соответственно, последним должно было доставаться больше
поединков в первом дивизионе. Это общемировая практика. Но нам помешали создать
такую стройную систему. А уж после введения жеребьевки разделение на группы
вообще потеряло актуальность.

— Главная проблема наших судей — психологическая подготовка, не так ли?
— Это очень важная составляющая не только у арбитров, но и у спортсменов. Есть
очень талантливые ребята, которые перед стартом не могут побороть волнение и
проваливаются. Судьи обязаны уметь противостоять давлению со стороны
соперничающих команд, прессы, зрителей, посторонних лиц. Мы над этим работаем.
Например, заключили договор с организацией, которая способствует повышению
психологической устойчивости. И все же главная проблема — в отсутствии доверия к
судьям. Именно поэтому приходится приглашать иностранных рефери, хотя это
тупиковый путь: ведь таким образом снижается уровень российских арбитров. Хотя
рано или поздно все поймут, что зарубежные судьи ошибаются не меньше, чем наши,
и вызывать их перестанут. В Италии, Англии, Испании, Германии обходятся
собственными силами, понимая, что надо растить своих — не только футболистов, но
и рефери. У нас, правда, пока «специфика» чемпионата до конца не изжита, так что
на переходный период считаю допустимым приглашение иностранцев на два-три самых
сложных матча. Вроде ЦСКА — «Спартак».

Коллина тоже ошибался — судят ведь не роботы, — но ему доверяли и не
акцентировали внимание на промахах. В России подобное доверие вернулось к
Валентину Иванову. Два-три года назад у него был сложный период, когда много
пересудов вызвал пенальти армейцев в ворота «Спартака», а потом просмотр пленки
во время матча в Махачкале. Чуть не дошло до абсурда в виде исключения Иванова
в показательных целях из списка арбитров премьер-лиги. Но теперь и пресса, и
болельщики, и специалисты знают: если Валя ошибся, то сделал это
непреднамеренно. Нам есть чем гордиться — Иванов вошел в семерку лучших арбитров
мира. Постепенно доверие к себе должны завоевать и остальные арбитры. Очень
близок к этому Егоров. Он, Захаров и Гончар имеют хорошие перспективы по линии
УЕФА. Баскаков и Николай Иванов будут судить матчи Кубка УЕФА. Арбитров,
завоевавших такое право, всего сорок.

— Тем не менее согласитесь, что судьи продолжают давать поводы для подозрения
в нечистоплотности.

— На мой взгляд, нет. За четыре года нашей работы судьи ошибались, в отдельных
матчах возникали моменты, когда было видно, что одной из команд рефери по
каким-то причинам симпатизирует, однако не было случая, чтобы какой-то из клубов
откровенно «убивали». Арбитры уже понимают, чего могут лишиться: очень хорошей
работы, которой многие могут позавидовать. Помимо достойной оплаты есть ведь и
моральная составляющая: не будь они судьями, о них никто в стране не знал бы.

Заканчивая тему подозрений, скажу что в этом году в список арбитров премьер-лиги
попадут только те рефери, которые по профессиональным и человеческим качествам
будут удовлетворять КФА, РФС и клубы.

— Решение о том, что иностранные арбитры проведут два-три матча, уже принято?
— Его будут принимать руководители РФС и РФПЛ, мы законопослушная организация.
Две-три встречи — это мое мнение как профессионала. Причем их надо назвать еще
до начала сезона, чтобы не было кривотолков при неожиданном выборе игры за пару
недель до стартового свистка.

— После матчей судьи отказываются от комментариев по игровым моментам. Может,
с точки зрения имиджа было бы правильнее объяснять свои решения?
— Это запрет не наш, а высших руководителей ФИФА и УЕФА. Они полагают, что
любой рефери ряд решений принимает интуитивно. И сразу после окончания встречи,
еще не остыв, не сможет вспомнить, почему дал тот или иной свисток. Получается,
комментарий может быть неточным, а это навредит футболу. Обоснования должны
давать руководители судейского корпуса. В УЕФА есть пресс-атташе судейского
комитета, на всех крупных соревнованиях он получает вопросы от журналистов,
чтобы чуть позже, после консультации с инспектором и арбитром, дать ответ. Во
многих чемпионатах после каждого тура организация, отвечающая за качество
судейства, дает комментарии по всем спорным моментам. Мы готовы перенести этот
опыт в Россию.

Судья, даже увидев на пленке, что ошибся, в оплошности никогда не признается.
Если же речь не идет об игровых моментах, то арбитр обязан общаться с прессой,
популяризировать свою профессию. Чтобы болельщики, читая интервью, понимали:
перед ними не монстр какой-то, не мафиозо, а нормальный человек, который выходит
на поле с одним желанием — помочь командам провести матч в соответствии с
правилами игры. Но он не робот и может ошибиться. Так же, как и футболист,
который промахивается с трех метров по пустым воротам. Или тренер, сделавший
неверные замены и проигравший финал Лиги чемпионов, как было в случае с
известным противостоянием «МЮ» и «Баварии».

— Когда нам ждать следующего Валентина Иванова?
— На Ивановых вся Россия держится. В судейском корпусе подрастают Ивановы,
Петровы, Сидоровы, которые заявят о себе во весь голос в ближайшем будущем.

— А несколько лет назад вы говорили, что за спинами ведущих арбитров никого
нет. Ситуация изменилась?

— Да. Когда четыре года назад мы поехали на первый сбор, то не увидели смены
тем, кто воспитывался еще в советское время. Сейчас же и в первом, и во втором
дивизионе наберется более десяти ребят, которые в скором будущем выйдут на
уровень премьер-лиги. Не буду их называть, чтобы никого не обидеть… (После
паузы.) Впрочем, одного выделить рискну. У нас здесь проходит отбор не только в
премьер-лигу, но и в первый дивизион. Один из претендентов — Владислав
Безбородов, который пока всего сезон отработал в первой лиге. Очень талантливый
парень из Санкт-Петербурга, играл в дубле «Зенита», затем в высшей лиге
латвийского чемпионата. Имеет хорошее образование, в совершенстве знает
английский. Владу очень полезно побывать на таком сборе, пообщаться со столь
авторитетными преподавателями, как Андрей Будогосский, Вадим Жук, Сергей Зуев,
Виктор Филиппов. Может, уже в следующем сезоне он будет судить матчи
премьер-лиги. О Безбородове еще никто не сказал ничего плохого, поэтому я и
решил его назвать. Влад взрослый человек, думаю, моя оценка его не испортит,
испытание медными трубами он пройдет. Этот арбитр — наша надежда.

— Можно ли сказать, что в минувшем году российское судейство сделало шаг
вперед?

— Сделало. Шаг вперед делается каждый год. Главное — школа. Как в балете, как в
фигурном катании. Российская школа вышла на достойный уровень. Осталось же самое
сложное — сделать арбитров независимыми. Наших усилий для противостояния тем,
кто старается с самого начала карьеры подмять судью под себя, не хватит. «Нет»
должно сказать все футбольное сообщество.

— Недавно в интервью «Спорт-Экспресс» вы огорошили общественность заявлением
о том, что в следующем году хотите оставить пост президента КФА. «Я устал, я
ухожу»?
— Я не устал. Но думаю, что при руководстве такой организацией полезно
взглянуть на происходящее со стороны. Пять лет — нормальный срок для того, чтобы
передохнуть. Должен прийти другой человек, с новыми идеями. Есть достойная
кандидатура, которую я называл: заканчивающий судить Валентин Иванов. Я же хочу
расти как футбольный функционер — может, во мне кто-то увидит задатки не только
руководителя судейского корпуса.

— Наверное, не так уж много постов выше президента КФА?
— А я и не сказал, что пойду выше. Будучи действующим арбитром, я был
вице-президентом федерации футбола Санкт-Петербурга, десять лет руководил
питерской ассоциацией мини-футбола. До сих пор первенство города по этому виду
спорта разыгрывают 230 команд. Меня уважают в УЕФА и ФИФА, приглашают
участвовать в семинарах, инспектировать, читать лекции за рубежом. Работы
достаточно.

— Но вы сказали — передохнуть. Значит, можете вернуться? И что будет, если
Иванов откажется?

— Особо подчеркну: ни Николай Левников, ни Валентин Иванов этот вопрос решать не
будут. Все зависит от руководства РФС. Захотят, чтобы я ушел, так тому и быть.
Захотят, чтобы остался, — убедят, что необходим. Захотят назначить Иванова,
думаю, он от предложения не откажется. Я лишь высказываю свои соображения.
Валентин способен сохранить КФА в том виде, в котором она существует. Работы-то
непочатый край. Премьер-лига — вершина айсберга, а что делается ниже, почти
никто из ваших читателей не знает. Не знает, что создаются школы молодого
арбитра, пять региональных центров подготовки, международный центр подготовки.
Все это не на бумаге, а уже начинает действовать. Координацией всех действий
занимается Андрей Будогосский. Они с Алексеем Спириным разработали единую
программу обучения судей, которую мы с Сергеем Зуевым одобрили. До всех ста с
лишним преподавателей школы молодого арбитра она была доведена на семинаре в
ноябре. Судьи учатся год, после чего получают возможность работать на
любительском уровне. Чтобы обслуживать матчи второй лиги, надо пройти обучение в
региональном центре, а чтобы перебраться в первый дивизион и премьер-лигу — в
международном. Каждый курс длится один год.

Раньше президент КФА менялся каждый год, новый приходил и ломал то, что сделал
предыдущий. Так что мы начинали с нуля. Теперь есть документальная база и
выстроенная система. Думаю, ее важно сохранить.

— Не возникает ли проблем с финансами?
— Иногда. Но я надеюсь, что после подписания судейской конвенции УЕФА и ФИФА мы
будем получать серьезные средства из международных футбольных организаций. Пока
же нас финансируют РФС и лиги, плюс небольшие средства приходят из УЕФА. А
технического спонсора нашли сами. Впервые арбитры не покупают экипировку сами, а
получают ее бесплатно. Пять лет назад был один-единственный сбор для судей
высшего дивизиона. Теперь все судьи — от премьер-лиги до второго дивизиона —
выезжают на централизованный сбор. Это большое дело, надо сказать спасибо РФС и
клубам. При всем этом немцам и итальянцам по финансам уступаем в разы.

— Принимает ли КФА участие в расследовании дела об угрозах Валентину Иванову?
— Мы заинтересованы в том, чтобы оно было доведено до конца. Этим вопросом
плотно занимается офицер по безопасности РФС, определен номер телефона, с
которого поступил звонок. Но в интересах следствия больше говорить не хотелось
бы.

— На собрании судей в субботу вы упомянули о выявленном случае махинаций. Что
имелось в виду?

— Поскольку ничего не доказано, однозначно утверждать что-либо нельзя. Но наши
арбитры знают, о чем шла речь. Сейчас появились так называемые тренеры судей. За
определенную плату они обязуются вывести рефери на определенный уровень. Мы
говорим, что связываться с подобным недопустимо. У меня есть преподаватель
Анатолий Иванович Иванов, я ему очень благодарен за науку. Он научил меня
твердости характера, тонкостям судейства, многому другому. Но Анатолий Иванович
никогда бы не подумал, что он мой тренер и я ему должен платить.

— Эти тренеры ссылаются на связи в КФА?
— Да, говорят, что могут решить вопрос с руководством КФА и продвинуть арбитров
повыше.

— Были попытки наладить подобные связи?
— Ко мне обращаться бессмысленно, все это знают. А вот к людям из моего
окружения подходили. К счастью, они об этом мне сразу рассказывали, и мы такие
попытки моментально пресекали. Сегодня ни одному арбитру мы не обязаны ничем, и
это свидетельство успешной работы.

В воскресенье в Анталье все арбитры сдавали нормативы — тест Купера, а также бег
на 50 и 200 метров. Сергей Лапочкин не смог за 12 минут пробежать 2,8 километра
и завершил судейскую карьеру. Из-за проблем со здоровьем не вышли на старт
Сергей Мартынов и Дмитрий Попов, и в следующем сезоне они в лучшем случае смогут
работать в первом дивизионе. Таким образом, на восемь мест в высшем дивизионе
теперь претендует девятнадцать человек. Владислав Безбородов, которого в
интервью отмечал Левников, показал лучшие результаты среди 56 арбитров в беге на
50 и 200 метров.

Комментарии (0)
Партнерский контент