Игрокам давали не только бромантан.
Текст: «Чемпионат»

Игрокам давали не только бромантан.

Проведено расследование допингового скандала в "Спартаке". Два футболиста тогдашнего состава - Максим Деменко и Владислав Ващук рассказали о событиях в клубе, после того, как стало известно о том, что сразу пять игроков красно-белых не смогли выйти на поле в составах сборных России против Ирландии.
29 апреля 2005, пятница. 09:31 Футбол

Два футболиста тогдашнего состава — Максим Деменко и Владислав Ващук рассказали о событиях в клубе, после того, как стало известно о том, что сразу пять игроков красно-белых не смогли выйти на поле в составах сборных России против Ирландии.

«Перед матчем сборной России в Ирландии нам, спартаковцам, сказали, что Титов с Ковтуном не будут играть там из-за отравления, — сказал Деменко. — Потом смотрим — три наших одноклубника в молодежной сборной на поле тоже не вышли. Слухи в команде пошли уже тогда. А когда ребята вернулись, состоялось общее собрание. На нем выступил главный врач „Спартака“ Артем Катулин. И сказал: есть, мол, предварительная информация, что у Егора с Юрой обнаружен допинг. Но подождите, не паникуйте, наверное, это какое-то недоразумение. Думали — может, действительно случайность, ошибка? Но в те же дни всю команду повезли на допинг-тест — как я понимаю, для внутреннего пользования, потому что на публику потом ничего так и не вышло. Там-то, на этом тесте, и выяснилось, что всему основному составу „Спартака“ давали запрещенные препараты».

«После того как Титова и Ковтуна в спешном порядке „отцепили“ от матча сборных Ирландии и России, как и спартаковских игроков российской молодежки, в „Спартаке“ началась страшная суматоха, — сказал Ващук. — Мы в срочном порядке сдали анализы, и выяснилось, что допинг давали всей команде. Потом мы пытались проанализировать, какую тактику избрали наши „лекари“. Обменялись информацией — и все стало ясно. Главная их задача была в том, чтобы препарат применяли опытные игроки. Потому что за ними тянется молодежь — если ветераны что-то сделали, значит, так и надо. Риторика была такая: всем надо быть вместе. Говорят, что необходимо принять, значит, это должны сделать все, а ветераны — подать молодым пример».

По сведениям издания, легионеры «Спартака» старались не употреблять таблетки, которые давали им врачи. Мойзес и Кебе, получив от врача таблетку, незаметно ее выбрасывали. Не принимал таблеток и Митрески. Тот факт, что легионеры тоже оказались в списке тех, у кого был обнаружен допинг, говорит о том, что игрокам давали эти препараты не только через таблетки.

Как сообщил СЭ анонимный источник, игрокам делали еще одну процедуру — гемодез. По рассказу одного из футболистов, перед матчами спартаковцам таким образом очищали печень от шлаков.

Директор Антидопинговой инспекции ОКР Николай Дурманов рассказал об этом.

«Гемодез категорически запрещен с того момента, как в список запрещенных препаратов внесли ЭПО — эритропоэтин, и, соответственно, были наложены ограничения на уровень гемоглобина в крови, — сказал он. — То есть с 2001 года или даже чуть раньше. Для того чтобы гемоглобин был невысоким и не вызывал подозрений у допинг-служб, в кровь добавляют расширители плазмы, для чего и нужен гемодез».

По словам Дурманова, с нынешнего года запрещен ввод спортсменам любого препарата — даже «легального» — при помощи капельниц.

По словам Ващука, допинг попал в его организм через таблетки.

«В „Спартаке“ в отличие от многих моих партнеров я не „капался“ вообще, — сказал он. — Почему? В киевском „Динамо“ если и вводили какие-то витамины через капельницу, то только перед матчами Лиги чемпионов. „Спартак“ в том году в Лигу не вышел, игры Кубка УЕФА были еще впереди, а ложиться под капельницу перед матчами чемпионата России я смысла не видел и от этой процедуры отказывался. Еще могу вам подтвердить, что под капельницу не ложились темнокожие легионеры. По этому поводу врачи к ним даже не подходили».

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
17 августа 2017, четверг
Партнерский контент