Павел Садырин
Фото: Медиабанк ФК «Зенит» / РИА Новости
Текст: Антон Михашенок

Павел Садырин. Между триумфом и трагедией

18 сентября Павел Садырин мог отметить свой 72-й день рождения. «Чемпионат» представляет азбуку великолепного тренера с трагичной судьбой.
18 сентября 2014, четверг. 17:32. Футбол
Архангельское. Садырин любил базу ЦСКА в Архангельском, ему ничего не стоило помочь в уборке территории. База стояла на берегу реки, и Павел Фёдорович вечерами спускался к воде и расставлял сети с кем-нибудь из игроков ЦСКА. В ноябре 2000 года, после сильного снегопада, Садырин решил не дожидаться штатного дворника и сам начал счищать снег. Поскользнулся на крыльце — перелом шейки бедра.

Болезнь. Все болезни — от стрессов, а их в карьере Садырина было сверх нормы. О тяжёлом недуге тренера догадывались многие, но напрямую о раке Павел Фёдорович, сильно похудевший, не сообщал даже друзьям. Многие, в том числе и Вячеслав Колосков, считают, что Садырина подкосило «письмо четырнадцати», но вдова специалиста Татьяна Яковлевна уверена: большим ударом для её мужа стала отставка из «Зенита» в 1996 году.

Вратарский рок. Сложно поверить, что одна тренерская судьба вместила в себя две чудовищных и до ужаса похожих трагедии. В 1989 году Садырин поверил в молодого вратаря Михаила Ерёмина, который стал основным в ЦСКА. В 23 года вместе с командой Ерёмин выиграл чемпионат и Кубок СССР, а сразу после финала Кубка автомобиль с футболистом на пассажирском кресле попал в страшную аварию — спустя неделю Ерёмин скончался. Прошло ровно 10 лет, и история повторилась. Снова вратарь, снова 23-летний, снова сверхамбициозный и невероятно талантливый. Снова смерть. Сергей Перхун. На похоронах Садырин рыдал, не сдерживая себя.

Гинер. Евгений Гинер пришёл в ЦСКА как раз в последний год Садырина. Уже тогда было ясно, что у главного тренера «армейцев» серьёзная болезнь, но новый президент клуба отдал должное специалисту, который решительно отказывался уходить по состоянию здоровья. Гинер позволил работать Садырину столько, сколько тот сможет. Долгие годы после смерти Павла Фёдоровича он поддерживает семью тренера материально.

Дворцовая площадь. В 1996 году Садырин был очень некрасиво уволен из «Зенита», болельщики которого боготворили тренера. После того как весть об отставке наставника разошлась по Питеру, фанаты даже устраивали стихийные митинги на Дворцовой площади — так сильна была любовь публики к Садырину.

Жёсткие слова. Павел Фёдорович не выбирал выражений даже в прямом телевизионном эфире. Назвать несколько синонимов той части тела, что пониже спины, для него не составляло труда, а однажды, после игры со «Спартаком», судейская бригада Юрия Баскакова была названа Садыриным «дебилами». При этом из его уст это не звучало как ругань сапожника — скорее как брань обиженного отца.

«Зенит». Вдова Садырина Татьяна Яковлевна была не уверена, какой клуб тренер бы назвал главным в своей карьере, но отмечала, как Павел Фёдорович любил Петербург. Здесь, в «Зените», прошла почти вся его футбольная карьера. Здесь в 1984 году он вошёл в пантеон питерских богов, сотворив почти невероятное: победа в чемпионате СССР 1984 года стала неожиданностью для всех.
Павел Садырин

Павел Садырин


Игнатьев. Несмотря на решительность и жёсткость в профессии, у Садырина были друзья в мире футбола. Борис Игнатьев был верным соратником Павла Фёдоровича на футбольном поле и другом за его пределами. Игнатьев был одним из последних, кто навестил Садырина в больнице перед смертью.

Костылев. Помощник Садырина в ЦСКА Геннадий Костылев временами разыгрывал с шефом настоящие спектакли в общении с прессой. Неприход на обязательную пресс-конференцию после матчей карался штрафом — вот Садырин и приходил. Только молчал! Говорил вместо него Костылев, а недовольный чем-то или просто не готовый общаться наставник ЦСКА молчал. А затем уходил из зала для пресс-конференций.

Любимчики. Одно из запретных слов для Садырина-тренера. Проявлять симпатию он мог позволить себе лишь за пределами поля, во время тренировок и матчей все для Павла Фёдоровича были равны.

Медаль. Многие тренеры могут похвастаться медалями, выигранными со своими командами, но в коллекции Садырина была одна необычная для футбольного тренера награда. Дважды за свою жизнь он спасал погибавших людей — вместе с вратарём Львом Белкиным вытащил женщину из затопленного подвала, а также в одиночку спас утопавшего в Удельном парке 12-летнего мальчика. В феврале 1996 года Садырина наградили медалью «За спасение погибавших».
Павел Садырин

Павел Садырин


«Никогда мы не будем первыми». О том, что в России даже клуб, содержащий в названии слово «профессиональный», не является профессиональным, Садырин заявил после поражения от датского «Виборга» в Кубке УЕФА: «Разуйте глаза! Они давно уже профессионалы, это мы любители с голой задницей, я извиняюсь. А мы всё время говорим, что должны быть первыми. Никогда мы не будем первыми!»

Обыграть Романцева. «Я вышел в высшую лигу, чтобы обыграть „Спартак“», — говорил Садырин. Он считал, что главный тренер «Спартака» был не последним человеком в скандале, разыгравшемся в 1993-94 годах, поэтому противостояние со «Спартаком» для Павла Фёдоровича было самым принципиальным. 16 июля 1996 года Питер праздновал победу «Зенита» над «Спартаком», и тот факт, что формально красно-белыми руководил Георгий Ярцев, Садырина не интересовал. Он сделал то, что обещал.

«Письмо четырнадцати». О самом громком скандале, связанном с именем Садырина, сказано очень многое. Кто затеял интригу — Шалимов или Шамиль Тарпищев — теперь уже не разберёшь, да и неважно это… Важно, что 14 футболистов национальной команды публично выступили против Садырина, квалифицировавшись на чемпионат мира 1994 года под его руководством. Новым главным тренером подписанты хотели видеть Анатолия Бышовца, который потом ещё один раз перейдёт дорогу Садырину — в «Зените-1996». Ситуацию удалось уладить, кто-то отозвал свои подписи, но сборная всё же развалилась на две половины. Позже Садырин говорил, что вычеркнул это время из своей памяти.

Рыбалка. Главным хобби Садырина была рыбалка. На последний день рождения друзья подарили специалисту большой аквариум, взглянув на который, Павел Фёдорович сказал: «Ну всё, на рыбалку можно больше не ходить».

Сёмин. Ещё один соратник и верный помощник Садырина, ещё один его добрый друг. Вдова тренера даже после смерти Павла Фёдоровича не потеряла контакт с семьёй Сёмина, став на время для Юрия Павловича своеобразным талисманом: когда она посещала стадион, команда Сёмина не проигрывала.

Твёрдость. Главная черта характера Садырина. Он всегда был непреклонен, всегда стоял на своём — возможно, это помогло ему удержать собиравшийся разбежаться ЦСКА в 1989 году. Даже после «письма четырнадцати» его чёткая позиция не претерпела изменений — он и слышать не хотел об уходе в отставку.
Павел Садырин

Павел Садырин


Учитель. Садырин был дипломированным педагогом, и это немало помогло ему не только в воспитании молодых футболистов, но и в удержании их в узде после успехов.

Хорошая реклама. Садырин никогда не был политиком, поэтому отношения с человеком, который в питерском, а позже и в российском спорте стал главным по переобуванию из одной обуви в другую, — Виталием Мутко — у него, мягко говоря, не сложились. Сразу после того, как Садырина без ведома Мутко привёл в «Зенит» лично Анатолий Собчак. Садырин подозревал Мутко в нечистоте методов работы, Садырин обвинял Мутко в том, что по его настоянию «Зенит» сдал матч «Спартаку» в 1996 году, Садырин открыто воевал с Мутко и в итоге был изгнан из клуба. «Я думаю, что сделал хорошую рекламу для господина Мутко. Если раньше его никто не знал, то сейчас вся Россия знает, кто такой Мутко», — сказал Садырин после ухода из «Зенита».

ЦСКА. Садырину вместе с ЦСКА удалось войти в историю — та команда стала последним чемпионом СССР. При этом, когда Павел Фёдорович принимал команду, ни о каком «золотом дубле» и речи не шло — «армейцы» пребывали в первой союзной лиге, а большая часть футболистов собиралась уходить. Садырин в итоге переубедил игроков и создал команду, которая за два года проделала путь от первой лиги к доминированию в чемпионате СССР. ЦСКА стал и последним местом работы в жизни Садырина — из клуба он ушёл по состоянию здоровья за пару месяцев до смерти.

Чудаки. На приём по случаю победы ЦСКА в чемпионате СССР 1991 года игроков обязали прийти в военной форме, лишь Садырин пришёл в гражданском. При этом многие футболисты имели пышные шевелюры, которые под фуражками пришлось закалывать шпильками. Увидев игроков в таком виде, Павел Фёдорович развеселился: «Ну чудаки!»
Максим Боков и Павел Садырин

Максим Боков и Павел Садырин


Шалимов. Главный идеолог «письма четырнадцати» стал для болельщиков «Зенита» и ЦСКА после смерти Садырина едва ли не главным раздражителем. «Танцуй, Шалимов, тебе письмо от игроков!» — таким баннером встречали фанаты «армейцев» «Уралан» специалиста в 2003 году. В следующем туре элистинский клуб отправился на выезд в Санкт-Петербург, и поклонники ЦСКА передали транспаранты фанатам «Зенита». В Питере срывать баннер на сектор пришёл сам гендиректор клуба Александр Поварёнкин, однако во время выход команд на поле болельщики растянули его на руках. «Реакция болельщиков мне понятна. Я и тогда, в разгар конфликта, говорил, и сейчас повторю: претензий к Фёдорычу как к человеку нет и плохого слова о нём никогда не скажу. Такие, как он, – настоящие мужики. И когда узнал, что он тяжело заболел, хотелось встретиться и обсудить всё. Мол, молодые были…» — говорил Шалимов.

Щенок. Садырин очень любил собак. Базу ЦСКА охраняла дворняга Муха, которая однажды пропала на несколько месяцев — ощениться в лесу. Вернулась на базу Муха уже с 10 щенками — девять были похожи на мать, а один выделялся. Ему Павел Фёдорович дал кличку Толстый и позже пристроил своим питерским друзьям: щенок от базы до вокзала ехал на машине специалиста, а потом прокатился ещё и на поезде. Позже Садырин с семьёй приезжал проведать Толстого.

Эмоции. Садырин старался как можно скорее остывать, но всё равно жил футболом, не мог скрыть эмоций. В его последний год он старался найти положительные эмоции во всём — даже в покупке нового автобуса для клуба.

Юрий Морозов. Специалиста, под руководством которого Садырин начинал тренерскую карьеру, Павел Фёдорович называл учителем. В итоге учитель пережил ученика…

«Я уезжаю». Казалось, сборная России в 1994 году сумела худо-бедно склеить чашку любви, но уже после первого матча к Садырину подошёл обиженный невключением в основу Олег Саленко: «Я собираю вещи и уезжаю». После второй игры к тренеру подошёл ещё и Сергей Юран: «Я уезжаю». Садырин всегда относился к игрокам как к детям, однако те, «американские» дети погубили себя непослушанием сами.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →