Карл-Хайнц Румменигге
Фото: Getty Images
Текст: Кирилл Дементьев

«Сказал игрокам, чтобы пили поменьше виски»

Карл-Хайнц Румменигге встретился с группой российских журналистов, среди которых был и наш корреспондент.
30 сентября 2014, вторник. 16:00. Футбол
Встречи главного человека в «Баварии» с российскими журналистами — уже традиция, тем более что «Бавария» уже второй раз подряд попадает в Лиге чемпионов на ЦСКА, а президент клуба Евгений Гинер — большой друг Румменигге. Беседа прошла в том самом отеле «Ритц-Карлтон», где поселилась «Бавария» и откуда команду эвакуировали на пару часов воскресным вечером. «Уж не знаю, пожар там был или бомба, но нас всех вывели на улицу и дали пледы, как жертвам теракта», — улыбается Румменигге. «Команда отправилась в ирландский паб. Хорошо, говорю я, но пейте там поменьше виски». Шутки шутками, но довольно быстро разговор принял серьёзный характер. Это и неудивительно, ведь играть ЦСКА и «Баварии» придётся без зрителей.

— Это будет самый необычный матч в моей жизни. Мне лично никогда не приходилось играть без зрителей, и я просто не представляю себе, как это может быть. Футбол — это эмоции, жизнь, а без болельщиков… даже не знаю. Не уверен, что УЕФА прав, применяя подобную форму наказания. Дело в том, что порой просто сложно уследить за всеми фанатами. Вот хоть у нас в прошлом сезоне был случай, когда несколько молодых австрийцев пронесли на игру с «Арсеналом» плакат — что-то вроде «Gay Gunners», «Геи-ганнеры».
«Это будет самый необычный матч в моей жизни. Мне лично никогда не приходилось играть без зрителей, и я просто не представляю себе, как это может быть».
И УЕФА закрыл на следующий матч один из секторов Южной трибуны. Я понимаю обеспокоенность УЕФА, мы тоже против расизма, но всех же не проконтролируешь.

— У российских клубов большие проблемы с фанатами — «Зенит» и ЦСКА постоянно страдают из-за их поведения. Есть ли способ урезонить их?
— Одного алгоритма тут нет, но общие принципы можно назвать. Во-первых, новые стадионы. После ЧМ-2006 у нас гораздо меньше проблем с болельщиками, потому что на новых аренах гораздо проще их контролировать. Да и сами люди привыкают к определённому уровню комфорта и воспринимают матч как отдых, а не как способ самовыражения. Во-вторых, координация действий с полицией. В-третьих, постоянный диалог с фанатами. У нас в «Баварии» есть постоянная рабочая группа, в которую входят и представители «ультрас». Мы обмениваемся мнениями, спрашиваем совета, делимся планами, но взамен требуем от фанатов соответствующего поведения. И вы знаете, последние три-четыре года у нас почти нет инцидентов — рабочая группа работает.

— Сейчас много говорят про разнообразные санкции в отношении России. И многих удивило, что Санкт-Петербург получил четвертьфинал Евро-2020...
— А меня совершенно не удивило. Политику не стоит смешивать с футболом. Лично я вообще противник спортивных санкций — от этого страдают не только люди в той стране, которая им подвергается, но и совершенно посторонние. Я хорошо помню Олимпиаду 1980 года. Разве кто-то выиграл от того, что западные страны бойкотировали Игры? Поэтому меня удивляют разговоры о том, что Россию надо лишить чемпионата мира 2018 года. Уверен, что в УЕФА разделяют эту мою позицию.

— А что слышно по Кубку мира 2022 года? Вы готовы играть зимой?
— Пока нам не удалось найти вариант, который устроил бы всех. Играть зимой — значит ломать весь европейский календарь. А летом в Катаре футбол просто невозможен из-за адской жары. Мы собираемся, обсуждаем, но пока дело не сдвинулось с мёртвой точки. Вы спрашиваете про дедлайн? Ну, у нас ещё есть немного времени, но в 2015 году придётся принимать окончательное решение. Дольше ждать уже нельзя.

«Война с „Боруссией“ — больше шутка»


— «Баварию» часто обвиняют в том, что она умышленно ослабляет конкурентов, забирая у них лучших игроков. Гётце, Левандовски...
— Я понимаю недовольство болельщиков и коллег, но такова жизнь. Согласитесь, было бы странно, если бы мы брали игроков из клубов, стоящих на вылет. «Баварии» нужно лучшие футболисты. Да, Левандовски перешёл к нам по свободному трансферу, а это всегда обидно — и для клуба, «Боруссии», и для фанатов. Ситуация с Гётце также была для них неприятной. Но мы выигрываем титулы не потому, что улыбаемся и пытаемся всем понравиться. Иногда ради успеха приходится проявлять жёсткость.

— В последнее время между вами и руководством «Дортмунда» идёт постоянная война слов. Всё так серьёзно, клубы находятся в состоянии вражды?
— Да нет, это всё больше в шутку, нет у нас никакой войны. Да, была эта история с Ройсом, когда «Боруссия» сильно обиделась. Просто журналисты постоянно писали, что у Марко есть пункт в контракте, позволяющий выкупить его за 35 миллионов евро. А я точно знал, что это неправда, и там стоит сумма не в 35, а в 25 миллионов. Вот я и поправил в какой-то момент прессу. А подали это так, что, дескать, «Бавария» собирается купить Ройса за 25 миллионов. Ничего подобного я не говорил и никогда не утверждал, что Марко является нашей трансферной целью. Хотя 25 миллионов — не самая большая цена для такого игрока.

— Но глава «Боруссии» Ханс-Йоахим Ватцке даже руку вам после этого не хотел пожимать.
— Ну, это его дело. Действительно, Ватцке всё время возбуждён, а я лично расслаблен. У меня с ним нет никаких проблем.

«Золотой мяч» должен получить игрок „Баварии“


— Как вам кажется, у Мануэля Нойера есть шансы получить по итогам 2014 года «Золотой мяч»?
Я вам скажу так — Если «Золотой мяч» достанется в этом году не футболисту „Баварии“, это будет просто несправедливо. Год назад Роналду обошёл Рибери на финише — помните, там голосование продлили на две недели. Летом Мюллер и Нойер претендовали на звание Игрока года в Европе. Результат вы знаете — вновь победил Роналду. Но Мишель Платини специально подчеркнул, что это европейская премия, и чемпионат мира не должен тут играть особой роли. А «Золотой мяч» — другое дело, тут просто обязаны дать понять, что в такой год Кубок мира — это главное. У нас есть Нойер, Лам и Мюллер, любой достоин награды по итогам сезона.
«Если «Золотой мяч» достанется в этом году не футболисту „Баварии“, это будет просто несправедливо».

— Чувствуете ли вы, что выигрыш Кубка мира изменил страну?
— Я вам скажу так: изменилось отношение болельщиков. У нас всё-таки больше всего чемпионов мира. На „Баварию“ всегда аншлаг и в выездных матчах, но раньше хозяйская публика относилась к нам довольно враждебно. В этом же сезоне люди действительно приходят смотреть на чемпионов мира — на Нойера, на Мюллера, на Лама, на Боатенга, на Гётце. Я чувствую, что для людей они уже не просто игроки „Баварии“, а настоящие герои. Жаль, мне не довелось испытать это чувство. Я дважды проигрывал в финалах Кубка мира, но особенно тяжело было после поражения от Аргентины в 1986 году. Просто это был мой последний матч за сборную. Конечно, с тех пор прошло много времени, я уже достаточно стар, чтобы относиться ко всему философски. Но Франц Беккенбауэр всегда говорит при встрече: „Я выиграл на один Кубок мира больше тебя“.

— А как дела у другого вашего товарища — Ули Хёнесса? Вы уже привыкли работать без него?
— Это очень странное чувство — приходить на работу и не видеть Ули в его кабинете. Мы работаем вместе с 1991 года, когда я начал свою карьеру функционера. Наши комнаты всегда располагались рядом, поэтому если мне нужно было решить важный вопрос, я просто приходил к нему. Мы садились, пили кофе, и всё решалось само собой. А сейчас… Его кабинет пуст, и мне приходится работать иначе. Недавно мы навещали Ули в тюрьме, он в хорошей форме, похудел на 15 килограммов. Но видеть его за решёткой очень грустно.

— Возвращаясь к болельщикам… Когда Нойер переходил в „Баварию“, его принимали очень плохо.
— Да, это тяжёлая история. Мануэль играл за „Шальке“, а эту команду наши ультрас ненавидят всей душой — уж не знаю, по какой причине. Мы уже договорились о переходе, и тут „Шальке“ приезжает в Мюнхен, и наша Южная трибуна устраивает Нойеру дикую обструкцию. Как же мне было стыдно! Я пошёл в раздевалку „Шальке“ после игры и лично извинился перед Мануэлем. Он спросил меня: „Вы всё ещё хотите подписать контракт со мной“. — «Конечно, хотим», — ответил я. «Ну, тогда всё в порядке, это моё дело доказать болельщика, что я тот вратарь, который нужен „Баварии“. Мануэль — очень открытый и смелый парень, он сам вступил в контакт с фанатами, ходил к ним, пил пиво. И сейчас он почти легенда, герой.

«Акинфеев будет в порядке в 2018 году»


— Поговорим немного о проблемах российского футбола. Наших игроков сейчас нет в бундеслиге. Как вы думаете, почему?
— Мне сложно говорить про других, но «Бавария» сейчас практически не мониторит российский рынок. У вас есть хорошие игроки, но у нас сейчас другой вектор развития. А приходом Гвардиолы «Бавария» активно работает на испанском направлении. Мы купили Мартинеса, Тьяго, Берната и вот недавно — Шави Алонсо (Румменигге произносит его имя именно так. — Прим. «Чемпионата»). Мы очень рады, как он вписался в состав. В матче с «Кёльном» у Шави было 206 контактов с мячом — это новый рекорд бундеслиги. Я его даже спросил: «Как тебе это удаётся, у меня как у форварда никогда не было больше 40-50 за матч».

— Появление Алонсо — инициатива Пепа?
— Не только. Когда Хави Мартинес получил травму в матче за Суперкубок, мы стали активно искать замену. Не только в полузащиту, но и в оборону, так как Шави чаще играл в центре обороны. Вместе с Пепом мы сошлись на кандидатуре Алонсо. Он сам позвонил игроку, я — президенту Флорентино Пересу, моему большому другу. И всё получилось. И не надо кивать на возраст, да, ему 32 года, но это не проблема. Во-первых, всё индивидуально, во-вторых, он ведь завершил карьеру в сборной. Это был очень весомый аргумент. Сам же Шави был рад поработать с Гвардиолой. Наш тренер — гений футбола.

— В России много говорят о необходимости работы с молодёжью. Валерий Газзаев предлагает внести в регламент обязательство выпускать на поле хотя бы одного футболиста до 21 года.
— Это может сработать. Газзаев был у нас в гостях не так давно, а его сын Владимир приезжал на стажировку к Гвардиоле и наблюдал за его тренировками. Мне кажется, что вложения в подготовку резерва всегда окупаются. Не быстро, не сразу, но окупаются. В 2000 году наша сборная проиграла все три матча на Евро, в стране было всеобщее уныние. У нас просто не было молодых талантов, и казалось, что немецкий футбол ждут мрачные времена. Вот тогда клубы собрались, и вместе с немецким футбольным союзом договорились о новых правилах игры. Отныне каждый клуб был обязан вкладывать определённую сумму в детско-юношеский футбол. Не всем это понравилось, но было понимание, что иначе нельзя. Можно сказать, что наш путь к Кубку мира — 2014 начался именно тогда, в 2000 году.

— Клубы РФПЛ недовольны количеством денег, которые они получают от телевидения. Германия тоже пока отстаёт от Англии или Испании в этом отношении.
— Да, это так, но мы начинаем догонять. Английская премьер-лига — первооткрыватель в этом направлении, она провела фантастическую работу, и угнаться за англичанами нелегко. Им помогает даже тот факт, что английский язык по сути международный. Да и топ-клубов в АПЛ больше, чем где бы то ни было. «Челси», «Манчестер Сити», «Арсенал», да и «Манчестер Юнайтед» с нашим другом ван Галом должен вернуться. (Слово «друг» сопровождается широчайшей ухмылкой. — Прим. «Чемпионата»).

— «Зенит» в этом сезоне пострадал от новой европейской системы фэйр-плей. Что вы думаете о ней?
— Я очень рад, что фэйр-плей работает на практике, а не только на бумаге. Это детище Мишеля Платини, и он много сил положил, чтобы провести фэйр-плей в жизнь.
«Я убеждён: в 2018 году Акинфеев покажет на Кубке мира свою лучшую игру».

Мы в Германии давно живём так, чтобы выполнять все его условия. Система лицензирования не позволяет клубам тратить больше, чем они зарабатывают. Конечно, у этого был и побочный эффект, долгое время мы не могли выдержать гонку зарплат и трансферов. Но сейчас приверженность Германии финансовому порядку начинает постепенно окупаться.

— Нам бы ваши проблемы. Чемпионат мира 2018 года приближается, а в России не хватает игроков. Даже Игорь Акинфеев — человек, которого сравнивали с Мануэлем Нойером, — сейчас играет не лучшим образом.
— Чемпионат мира — турнир сложный, он может очень быстро закончиться. Акинфеев допустил две грубые ошибки, а на Кубке мира это, как правило, приводит к вылету из турнира. Ему нужно пережить неудачу. Тем не менее я уверен, что Акинфеев ещё не сказал своего последнего слова. Он ещё молод, в 2018-м ему будет сколько — 32? Чемпионат мира в твоей стране — особое ощущение, так что я убеждён: в 2018 году Акинфеев покажет на Кубке мира свою лучшую игру.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →