Никита Симонян
Фото: «Чемпионат» / РИА Новости
Текст: Марк Шкода

«Жена опекает серьёзней, чем лучшие защитники»

В свой 88-й день рождения прославленный ветеран Никита Симонян вспоминает о футбольном детстве, карьере и рассуждает о настоящем.
12 октября 2014, воскресенье. 16:05. Футбол
«В ДЕТСТВЕ ИГРАЛИ В ФУТБОЛ ДО ИЗНЕМОЖЕНИЯ»

— Никита Павлович, интервью хотелось бы начать с комплимента. В свои годы вы хорошо выглядите, сохраняете бодрость духа, работаете на серьёзной должности в РФС. Как вам это удается?
— В первую очередь мне повезло с генами. Кроме того, меня очень поддерживает моя семья, моя супруга. Персональная опека жены намного серьёзнее опеки лучших защитников. Я часто уходил от опеки персональшиков, но от супруги не уйдёшь. Приём пищи, лекарств — всё контролируется. Ну и сама работа, естественно. Она не дает расслабиться, стимулирует.
«Бомба взорвалась метрах в двадцати от монумента Сталина, а отец получил два осколка в спину и тяжело ранил пятку. В больнице пролежал более полугода».

— Вся ваша жизнь посвящена футболу: вы были игроком, тренером, теперь работаете на руководящей должности в Российском футбольном союзе. Ещё в детстве поняли, что свяжете свою судьбу с этой игрой?
— Да, футбол захватил меня с самого детства. Другое дело, что я не знал, смогу ли состояться как футбольная личность, как игрок. С самого детства мы искали подходящие площадки и дворы, чтобы погонять мяч с мальчишками. Иногда ездили за 12 километров на электричке, играли несколько часов до изнеможения, а затем пешком шли домой. Шли голодные, срывали по пути домой в садах свежие фрукты.

Отец был категорически против моего увлечения футболом. Потому что я постоянно рвал ботинки, когда гонял мяч. Тогда никакого спортивного инвентаря не было, сами понимаете. Тем не менее футбол всё-таки взял верх.

— Расскажите о том, как ваша семья пережила годы Великой отечественной войны в Сухуми.
— Мой отец был очень тяжело ранен. Он работал кассиром на железной дороге. А рядом был сквер с монументом Сталина. Во время воздушной тревоги все кинулись туда, попрятались среди деревьев и кустов. Бомба взорвалась метрах в двадцати от монумента, а отец получил два осколка в спину и тяжело ранил пятку. В больнице пролежал более полугода.

Был ещё один случай, когда две торпеды из подводной лодки вылетели на берег, не взорвавшись. Мы ходили вокруг, смотрели, даже садились на них. Не понимали, как это может быть опасно.

— Несмотря на непростое детство, вы всё-таки пробились в профессиональный футбол и стали выдающимся спортсменом. Как нужно работать над собой, чтобы добиться успеха?
— Работать надо неустанно над всеми элементами игры, техники. Лично на моё становление повлиял 1944 год, когда к нам на Чёрное море приезжали московские «Динамо», ЦДКА, «Торпедо». Мы жадно смотрели на игру таких мастеров, как Пономарев, Бесков: наблюдали, как они принимают мяч, как действуют в различных игровых моментах, как ведут себя на поле, многое перенимали. Нет никаких особых секретов успеха, нужно просто с головой уходить в футбол и постоянно работать.
Николай Дементьев и Никита Симонян

Николай Дементьев и Никита Симонян


«ТРИ ГОДА ЖИЛ ПРАКТИЧЕСКИ В ЧУЛАНЕ»

— На вашей карьере можно учиться тому, что в футболе, как и во всей остальной жизни, главное – оставаться человеком. Ведь когда вас пытались переманить в тбилисское «Динамо», вы остались верны своим товарищам из московских «Крыльев Советов».

— Да, со мной тогда приключилась очень непростая история. Я на зимних каникулах приехал домой, в Сухуми. Меня вызвал к себе председатель местного НКВД, у которого были специальные инструкции из Тбилиси по моему поводу. Сказали, что надо ехать. Родители мои обеспокоились, пришлось повиноваться сотрудникам НКВД. Уже в Тбилиси один полковник долго уговаривал, обещал создать отличные условия для меня. Но всё-таки голос совести оказался сильнее, и я вернулся в Москву. Слава Богу, что родителей не тронули. Они поддержали моё решение.

— Как оказались в «Спартаке»?
— Московские «Крылья Советов» были расформированы решением высшего руководства партии. А я по решению руководства должен был перейти в «Торпедо». У меня даже была встреча с Лихачёвым, тогда директором завода ЗИЛ. Но опять же, несмотря на все уговоры, я принял решение и перешёл в «Спартак».

Во многом на моё решение повлияло то, что в «Спартак» тогда перебрались мои бывшие тренеры Горохов и Дангулов.
«Подарил Юре Мовсисяну своё фото, где указаны все мои регалии. Конечно, я желаю ему добиться ещё больших успехов, чем я в своё время».
У Горохова я вообще жил тогда. Три года прожил у него в полуподвальном помещении, практически в чулане. Спал на сундуке. Вот так в «Спартаке» и оказался.

— В составе «Спартака» вы трижды становились лучшим бомбардиром чемпионата СССР. Более того, вы являетесь рекордсменом по количеству голов за «Спартак». Как удалось достичь таких показателей?
— Стремился забивать и забивал — конечно же, при содействии партнёров. Благодарен всем своим товарищам по команде: Николаю Дементьеву, Сергею Сальникову, которые постоянно выдавали мне филигранные пасы, Татушину, Исаеву, Ильину, Нетто, Парамонову. Вся команда отлично взаимодействовала и помогала забивать. Я старался чаще открываться, выходить на свободные зоны, вот мне и следовали передачи.

— Как думаете, кто-нибудь из нынешних игроков «Спартака» сможет приблизиться к вашим достижениям? Может быть, это сможет сделать ваш соотечественник Юра Мовсисян?
— Я ему как раз подарил своё фото, где указаны все мои регалии. Конечно, я желаю ему добиться ещё больших успехов, чем я в своё время. Я имею в виду и чемпионские звания, и кубки, и забитые голы.

— Уже будучи тренером, вы добивались успехов со «Спартаком» и «Араратом».
— Я старался прививать своим командам тот футбол, в который играл сам. «Спартак» всегда действовал в комбинационной манере, и я пытался добиться его и в роли тренера. Конечно, нужны исполнители, которые смогут играть в такой футбол. Но и в «Спартаке», и в «Арарате» у меня такие игроки были. Мне посчастливилось работать с такими мастерами, как Хусаинов и Логофет, которые тогда блистали в составе красно-белых.

За «Арарат» здорово выступали Иштоян, Андриасян, Маркаров и многие другие. Со «Спартаком» с перерывами работал около 11 лет.
Никита Симонян, Валерий Лобановский и Юрий Морозов

Никита Симонян, Валерий Лобановский и Юрий Морозов


«НЕ СТОИТ УБИРАТЬ 10-й НОМЕР ЧЕРЕНКОВА»

— Как изменились футбол и жизнь вообще за эти десятилетия?

— Раньше не было ни спортивного телевидения, ни Интернета, всё было по-другому. Что касается меня и моих ближайших товарищей, мы все были очень начитанными. Сергей Сальников, например, закончил факультет журналистики, Игорь Нетто владел английским языком. Книги всегда были рядом с нами.

А сам футбол в те времена был романтическим. Играли на команду, были дружным коллективом, всегда старались порадовать наших поклонников. Кстати, болельщик сильно изменился с тех пор. Кардинальным образом. Раньше люди ходили на стадион семьями, футбол был семейным, интеллигентным. А сейчас боятся семьями ходить. Чего боятся — сами понимаете, я думаю. Мы все видели, что творится порой на трибунах.

Как не посочувствовать сейчас команде ЦСКА, которая будет несколько матчей играть без зрителей? Из-за некоторых хулиганов страдают нормальные болельщики. Этого всего нельзя было и представить раньше. Колоссальная разница.

— Сейчас в футболе появляются некоторые нововведения. Например, судьи чертят линию для игроков стенки, чтобы они оставались на положенном расстоянии от бьющего. Возможно, появятся видеоповторы. Как относитесь к этому?
— По поводу черты перед стенкой я считаю, что это правильный шаг. Потому что часто игроки в стенке приближались к точке удара чуть ли не на два метра. А теперь всё четко по правилам — 9 метров и ни шагу ближе. Наверное, в конце концов ФИФА и УЕФА придут и к видеоповторам. Сколько было голов, которые судья не заметил? А также много других моментов, повлиявших на итог матчей? Не сосчитать. Вспомните хотя бы гол Лэмпарда на чемпионате мира в ЮАР, который судья не засчитал. Хотя мяч пересёк линию ворот почти на полметра. Поэтому рано или поздно технику привлекать всё-таки придется.

— Недавно ушёл из жизни Фёдор Черенков. Помянете добрым словом легендарного спартаковца?
— Это был выдающийся игрок. Он блестяще владел футбольным искусством: мог вывести партнёра один на один с вратарем, мог сам решить эпизод, забивал немало. А человеком был очень скромным.

— Правда ли, что Черенков стеснялся того, что его именем названа академия «Спартака»?
— Да, он в то время стеснялся этого. Но вообще мы, как ветераны, были склонным к тому, чтобы академия носила имя Игоря Нетто. Тем не менее было решено назвать именем Фёдора Черенкова.

Сейчас многие хотят, чтобы 10-й номер был изъят из обращения в «Спартаке». Я считаю, что это неправильно. Это будет неприятно предыдущим поколениям футболистов, где было много классных игроков. Почему бы тогда не изъять номер Игоря Нетто, шестой? Чемпион Европы и Олимпийских игр, капитан «Спартака» и сборной СССР. Так можно дойти до того, что и чисел свободных не останется. Все будут бегать под 95-м и 115-м номерами.

— Вы занимаете высокий пост в РФС. Что самое сложное в вашей работе?
— У меня много различной работы — и сложной, и приятной. Недавно мы проводили мероприятия в городах России по случаю 50-летия юношеского турнира «Кожаный мяч», президентом которого я являюсь.
«Можно дойти до того, что и чисел свободных не останется. Все будут бегать под 95-м и 115-м номерами».
Я возглавляю ряд комиссий. Технический комитет, комитет по назначению стипендий ветеранам отечественного футбола. Кроме того, я председатель комиссии по лицензированию тренеров. Это очень интересная работа.

Хочу сказать, что многие российские тренеры производят очень хорошее впечатление. Но если мы не будет доверять своим наставникам, то у нас никогда и не появятся новые сильные специалисты. Сейчас в РФПЛ слишком много тренеров-иностранцев. А многие наши наставники, имеющие категорию PRO, ходят без работы. Газзаев, Романцев, Бердыев, Гаджиев, Кобелев, Игнатьев – даже такие опытные мастера сейчас не тренируют, не говоря уже о многочисленных молодых ребятах. В своё время, если бы Николай Петрович Старостин не доверил мне пост главного тренера, я бы и не состоялся как тренер. Нужно поддерживать молодых российских тренеров.

Что можете сказать о выступлениях сборной России?
— Четыре в очках в двух играх сборной – неплохой результат, тем более что было добыто очко на выезде с непростой сборной Швеции. Конечно же, очень переживаю за нашу главную команду и за все российские клубы. Желаю всем успехов.

Не могу не сказать о том, что слишком затянул с отсутствием успехов «Спартак». Более десяти лет команда не выигрывала трофеев. Но всё-таки вершина футбола в стране – это всегда сборная. Именно по сборной судят о том, в каком состоянии находится футбол. Надеюсь, что сегодня наша сборная подарит мне победу. Хочется дожить до домашнего чемпионата мира в 2018 году. Мне тогда будет уже 91 год.

— Никита Павлович, какие напутствия дадите молодым поколениям?
— Любите футбол, будьте преданными ему — и тогда футбол вас сполна отблагодарит.

Редакция «Чемпионата» от всей души поздравляет Никиту Павловича с днём рождения. Желаем счастья и долгих лет жизни!
Никита Симонян и Фабио Капелло

Никита Симонян и Фабио Капелло

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 33
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →