Рабинер: в "Локомотиве" пропала душевность
Текст: Александр Ермошин

Рабинер: в "Локомотиве" пропала душевность

На презентации своей новой книги спортивный обозреватель Игорь Рабинер поведал, как родилась идея написать о "Локомотиве", и рассказал, чем она отличается от двух предыдущих.
18 апреля 2008, пятница. 11:11. Футбол
В четверг в ресторане "Тинькофф" состоялась презентация новой книги Игоря Рабинера "Локомотив", который мы потеряли". На торжественном мероприятии известный спортивный обозреватель Игорь Рабинер поведал, как родилась идея написать именно о "Локомотиве", рассказал, чем книга отличается от двух предыдущих, посвящённых "Спартаку", и признался, как воспринимает критику в свой адрес.

— Сразу приоткрою небольшой секрет! — не без удовольствия открыл вечер виновник торжества, оглядывая собравшихся. — В конце мая должна выйти ещё одна моя книга – о сборной России.

Коллеги, непринуждённо расположившиеся за столиками, каждый с любимым напитком, обмениваются понимающими взглядами.

— Название уже придумали? — интересуется один из гостей, телекомментатор Виктор Гусев, предпочитающий пищу духовную. — Пока оно держится в секрете! — интригующе заявляет Рабинер, и переходит к рассказу о презентуемой книге.

При Филатове и Сёмине это была не просто команда, которая пропускала и забивала голы. "Локомотив" был некоторой философией. Теперь же того, прежнего, клуба нет – пропала душевность, разрушилась семейная атмосфера внутри коллектива.
— "Локомотив", который мы потеряли" довольно сильно отличается от первых двух "спартаковских" книг, написанных мной. Главное отличие состоит в том, что теперь я использовал гораздо большее количество прямой речи. В новой книге вы можете найти откровения двух отцов-основателей современного "Локомотива" — Валерия Филатова и Юрия Сёмина, а также прочесть монологи Славолюба Муслина и Анатолия Бышовца, который, по-моему, вообще превзошёл сам себя. Также удалось побеседовать с одним из топ-менеджеров "Локомотива", пожелавшим не называть своего имени. В книге высказываются совершенно разные мнения по одним и тем же вопросам, так что у читателей есть возможность сравнить точки зрения и прийти к собственным выводам.

— Почему вы решили написать книгу именно о "Локомотиве"?
— Если в случае со "Спартаком" это была команда, за которую я болел с детства, то "Локомотив" — моя большая журналистская симпатия. При Филатове и Сёмине это была не просто команда, которая пропускала и забивала голы. "Локомотив" был некоторой философией. Теперь же того, прежнего, клуба нет – пропала душевность, разрушилась семейная атмосфера внутри коллектива. Команда, в своё время сумевшая завоевать симпатию очень многих болельщиков, исчезла, поэтому книга так и называется – "Локомотив", который мы потеряли". При этом оговорюсь: я вовсе не считаю, что клуб не сможет занять высокое место в чемпионате России, — объясняет автор и берёт краткую паузу, чтобы сделать глоток воды.

— Это был монолог, после которого можно писать новую книгу, — шутливо вставляет коллега по "Спорт-Экспрессу" Лев Россошик. — Могли ли после этого остаться ещё какие-то вопросы!?

Рабинер спешит успокоить:
— В отличие от Олега Романцева, к которому я отношусь с большим уважением, на пресс-конференциях не буду вскакивать при первой же возможности и говорить: "Ну всё, побежал!". Отвечу всем! (Смеётся).

— Вариант названия книги был единственным или рассматривались ещё какие-то?
— В принципе, альтернатива была, но мне очень понравился тот, на котором остановились. Фильм Станислава Говорухина "Россия, которую мы потеряли" – это калька оттуда.

— Тираж книги — 25 тысяч экземпляров. Не маловато?
— Никто не мешает её переиздавать, как это было с моими предыдущими книгами о "Спартаке". Правда, не знаю, насколько эта книга будет востребована. Здесь решают только читатели...

— Как вы относитесь к критике, которая обрушилась на ваши книги о "Спартаке"?
Я пишу не о бесспорных вещах, а о том, что изначально предполагает большое число несогласных. Поднимаю дискуссионные вопросы. Хорошо, если критика обоснованна, а не какая-нибудь ложь, которой я о себе прочёл достаточно.
— Я пишу не о бесспорных вещах, а о том, что изначально предполагает большое число несогласных. Поднимаю дискуссионные вопросы. Хорошо, если критика обоснованна, а не какая-нибудь ложь, которой я о себе прочёл достаточно.

— Нет ли у вас желания написать о "Торпедо"? Той команде, которую мы потеряли точно?
— Это интересная идея, которую, безусловно, надо обдумать. "Торпедо" — команда с великой историей и трагическим настоящим. Однако есть люди, которые могли бы написать об этой команде гораздо лучше меня.

— Есть ли в Премьер-Лиге клуб, о котором вы ни за что бы не написали из-за личной неприязни?
— Из-за личной неприязни как раз и можно писать! — улыбается автор.

Зал аплодирует, оценивая тонкое наблюдение. Та атмосфера, которая, по мнению Игоря Рабинера, была утрачена в "Локомотиве", в полной мере присутствовала на книжной презентации, где собрались многие соратники и друзья журналиста из всех спортивных изданий столицы.

— Во время написания книги я старался быть объективным и учитывал критические замечания коллег, — заключает Рабинер. — Как говорится, всегда хочется, чтобы следующая книга была лучше предыдущей. Труда было вложено очень много...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →