Бранислав Крунич: свободный художник из Боснии
Текст:

Бранислав Крунич: свободный художник из Боснии

Боснийский плеймейкер Бранислав Крунич без сомнения расцветил игру «Томи» в атаке во втором круге минувшего чемпионата и стал одним из любимцев томских болельщиков. Да что там - лучшим футболистом «Томи» в сезоне-2005. При этом оказался простым и весьма откровенным собеседником.
25 января 2006, среда. 22:55. Футбол
В СИБИРЬ ЕХАЛ С ТЯЖЕЛЫМ СЕРДЦЕМ

- Для начала оцени прошлый сезон. Каким он был для тебя, учитывая, что в Томске ты - со второго круга?
- О первом круге я, естественно, говорить не могу. Но, начиная с июля, по-моему, получалось очень успешно. Доволен, что попал сюда, что не сделал ошибки в выборе, ведь в России можно показывать футбольные качества на более высоком уровне, нежели на Украине, где я играл прежде. Люди здесь меня принимали хорошо. Болельщики вообще очень хорошие. И город мне очень понравился. В общем, я очень доволен.

- Твой агент Варга говорил, что ты очень колебался, когда приехал в Томск: мол, горячей воды в гостинице нет, того нет... Даже хотел уехать домой…
- Да, признаться, я ехал сюда с тяжелым сердцем, боялся Сибири, потому что это очень далеко от моего дома. По европейским понятиям, поехать в Сибирь - не самое хорошее мероприятие. Это примерно то же, что поехать, не зная куда пошлют. Поэтому впоследствии я обрадовался, что здесь такой приятный город, где мне все понравилось. Мне устроили настоящую экскурсию, все показали. Я посмотрел на Томск с высоты обзорной башни на Воскресенской горе, и мне понравилось. Понравились хорошие люди в команде и сама команда, которая хочет выйти на более высокий уровень, показать свое мастерство. Это тот самый вариант, который был мне нужен.

ПРОВИДЕЦ ПРОДАВЕЦ

- Как вырастают такие хорошие футболисты, как Крунич?
- Я еще только родился, как уже сказали, что я буду футболистом.

- Неужели еще когда в люльке лежал?
- Почти. Когда мне было полтора года, мама купила мне на рынке маленький футбольный мяч, положила его передо мной. И я сразу пнул «пятнистого» так сильно, что продавец сказал: «Поздравляю, вы - мать будущего знаменитого футболиста!» Сколько себя помню, постоянно играл в футбол на улице с друзьями, которые мне постоянно говорили, что я – ненормальный, что есть другие интересные игры, я же беру мяч и играю только в футбол. Когда мне стукнуло семь, папа отвел меня в футбольную школу, хотя туда брали только с девяти лет. Но, посмотрев меня в деле, тренеры сделали исключение.

- Были ли у тебя какие-то кумиры в то время?
- Я хотел стать таким же игроком, как Марадона, хотя понимал, что это очень трудно. Быть профессиональным футболистом, радовать зрителей, играть в премьер-лиге - это большое достижение для меня.

- Осталось на чемпионат мира только попасть…
- Это точно (смеется). На самом деле есть много вершин, которых я еще не достиг. Но у меня есть возможность это сделать, потому что надеюсь: впереди у меня еще много лет футбольной карьеры. Дай Бог, не было бы травм, а добиться чего-нибудь я смогу.

- Где ты начинал свою футбольную карьеру?
- В маленьком городке, где я родился и вырос, - Требинье. Он находится в 30 км от знаменитого Дубровника, рядом теплое Адриатическое море. В Требинье есть футбольная команда «Леотар», которая в первый год после войны на Балканах выиграла чемпионат, где вместе играли сербы, мусульмане, хорваты. Это была квалификация на Лигу чемпионов. Я попал тогда в сборную, сыграл одну игру, но потом сел на скамейку и больше не играл. Было много интересных предложений, но у меня действовал контракт с «Леотаром», который не хотел меня отпускать. Когда срок его истек и меня уже ничего не держало, я уехал за границу и год играл на Украине в луцкой «Волыни».

- Значит, в твоем зарубежном багаже пока Украина и Томск?
- Нет, до войны еще играл полгода в Словении за «Олимпию». К сожалению, чемпионат был аннулирован. После этого все страны бывшей Югославии разделились и стали играть свои чемпионаты. Вместе с «Олимпией» я играл на Кубок УЕФА – с испанским «Эспаньолом» и молдавским «Шерифом». Но потом не стал продолжать выступления за «Олимпию» и вернулся домой.

- Проблемы с контрактом?
- Да, но главное - дома оставалась моя девушка Миляна, которая потом стала моей женой. Я вернулся ради нее, потому что она была совсем юной, и родители не отпускали ее со мной заграницу. А у нас была большая любовь, которую я не хотел терять. Поэтому вернулся в свой город, в свою команду и ждал, когда ей исполнится 18 лет. Мы поженились, и она поехала со мной на Украину.

ТАКИХ БОЛЕЛЬЩИКОВ, КАК В ТОМСКЕ, Я НИГДЕ НЕ ВИДЕЛ

- Как тебе «Томь»?
- Когда я приехал в Томск, то быстро понял, что здесь хорошие игроки и хорошие парни. И думаю, не случайно эта команда сделала результат, который для дебютанта очень неплох. Сказался командный дух «Томи», мы были командой. Конечно, нам помогал тренерский штаб и руководство. И разумеется - болельщики. Таких болельщиков, как здесь, я нигде не видел. И когда сюда приезжали мои земляки - Спахич из московского «Торпедо», Танасьевич из московского «Динамо», Лазич из «Терека», они говорили: «Это невозможно! Мы этого не можем понять! У вас такие болельщики! На улице так холодно, а здесь полный стадион! И они горячо болеют за команду».

- Что дал тебе полезного украинский чемпионат?
- Каждый человек, приезжая в чужую страну, многому учится. Для меня же тем более это был первый шаг, который я сделал в футболе за границей. Думаю, если бы я не играл в Украине этот год, мне было бы здесь очень тяжело - я просто не попал бы в Томск. Мне было намного легче привыкнуть к Сибири, потому что за год я узнал язык, к тому же у украинцев и россиян схожий менталитет. Я уже знал, как себя вести и что нужно сделать, чтобы проявить себя.

- Чем отличается российский футбол от балканского и украинского?
- Разница большая. На Балканах, проводя селекцию, смотрят на качество футбола, на технику, есть ли хороший пас, понимает ли игрок футбол или нет. А в России, думаю, селекционеры больше смотрят на физическую готовность, есть ли скорость, выносливость. Вы согласны со мной?

- Да. Иначе игрок не сможет играть в жесткий скоростной футбол, даже если он техничен.
- Я тоже так считаю. В Россию пришли известные футболисты из Португалии, но они не проявили себя здесь так, как на Пиренеях. Согласен, что у вас более атлетичный футбол, поэтому здесь такая селекция. Думаю, что и в Европе будет примерно такая же селекция, потому что все больше и больше игроков играют в силовой футбол.

- Когда почувствовал, что уже окончательно вошел в игру «Томи»?
- Конечно, поначалу получалось далеко не все. Надо было привыкнуть, наладить связи и получше узнать ребят. Но мне кажется, что чем дальше шел чемпионат, тем лучше было у нас взаимодействие, и я прибавлял в игре. Вообще когда появились в команде Вейич и Борносузов, игра у нас несколько поменялась. Я играю в центре поля, где много времени находится мяч. Борносузов тоже играет в середине, и мы несколько видоизменили рисунок. Стали играть в тот футбол, который нам более удобен.

ШТАТНЫЙ ПЕНАЛЬТИСТ

- У тебя есть любимое место на поле?
- Любой хорошо изучивший меня тренер понимает, что меня не нужно использовать в оборонительной работе. От меня больше пользы в атаке, особенно когда не ограничивается зона действия. Играю и справа, и слева, и в центре.

- У нас это называется «свободный художник».
- В современном футболе это невозможно - все равно ты должен иметь какую-то задачу. Но для меня главное – как можно максимальная свобода. Потому что когда игра динамичная, у меня многое получается. Я вижу слабые места в обороне соперника и сразу же бросаю туда мяч, чтобы возникали опасные моменты.

- Какие игры больше всего запомнились в минувшем сезоне?
- Последние. Не забуду и свой первый матч против «Локомотива», хоть и играл всего полчаса.

- А с ЦСКА удачной игры уже не получилось?
- Во встрече с армейцами мы создавали моменты, а они забивали голы. Если бы я забил уже в дебюте, то все могло сложиться по-другому. Играл я тогда в общем-то неплохо, но не смог забить. Это моя старая болезнь: моментов создаю много, а забиваю не так часто.

- Твой самый памятный «томский» гол?
- Он же самый дорогой – первый, в ворота «Амкара». Впрочем, у меня не так много голов, и они все дороги.

- Во Владикавказе ты забил с пенальти. Можно назвать тебя штатным пенальтистом?
- Да. Я бил пенальти во всех командах. Не забил только один раз, когда играл за «Волынь», - попал в перекладину. А когда приехал к Стукалову, в команде проводился своеобразный турнир пенальтистов, который я выиграл. Тренер спросил, возьмусь ли я пробить пенальти в игре. Я сказал: «Конечно, пробью». Жаль, что в ворота наших соперников пенальти почти не назначали.

При Бышовце история повторилась, и я снова попал в число пенальтистов. И когда в игре с «Аланией» назначили 11-метровый, я взял мяч в руки и был уверен, что забью. Если бьешь пенальти, ты должен быть уверен, что забьешь.

- Десятое место «Томи» – закономерный результат?
- Не могу сказать, так как не видел первый круг. Но думаю, что если бы в последнем туре «Шинник» и «Динамо» не выиграли и мы бы заняли восьмую строчку, это было бы «наше» место. Хотя и десятому дебютанты должны быть рады. Тем более есть семь московских команд, которых очень трудно обойти. Мы успели обогнать только одну – «Сатурн».

На следующий год, раз мы говорим о Кубке УЕФА, думаю, нам надо прибавлять и в качестве игры, и в организационном плане, потому что борьба очень серьезная. «Зенит» не смог попасть в «зону УЕФА», «Спартак» в прошлом году не попал. «Динамо» привезло таких футболистов, а осталось на восьмом месте. Думаю, российский чемпионат очень сильный, и поскольку мы заняли десятую строчку, это очень хорошо.

НАДЕЮСЬ НА ПРИГЛАШЕНИЕ В СБОРНУЮ

- Ты уже думаешь о будущем сезоне, раз говоришь о еврокубках?
- Я просто слышу, что говорят люди, что говорят руководители, и слово «УЕФА» из их уст звучит часто. По контракту этот год я провожу в «Томи», и мне бы хотелось чего-то добиться вместе с командой.

- С кем, кроме Вейича и Борносузова, ты находишь общий язык на поле и вне его?

- Вейич и Борносузов, конечно, мне ближе всего по языку, по обычаям. Но и с другими футболистами я постоянно общаюсь. Может, больше других – с Василием Янотовским.

И на поле – то же самое. С Алексеем Медведевым мы очень неплохо взаимодействуем. Он понимает футбол, это хороший нападающий, и я думаю, Алексей может показывать лучшую игру, он не до конца раскрыл себя в “Томи”. А почему – это уже вопрос к нему.

- Как проводишь свободное время в Томске?
- Его совсем мало. А когда оно было, то гулял по городу, ездил с женой по магазинам, ходил с друзьями в ресторан. Томск мне, повторюсь, очень понравился. На улицах ко мне иногда подходят, узнают как футболиста, и это очень приятно. Я с большим удовольствием прожил здесь полгода. Все было хорошо.

- Кроме того, что Миляны не было.
- Да, если бы она проводила больше времени в Томске, я был бы еще счастливее.

- А как насчет детей?
- Детей пока нет. Мы про это думали, но еще не определились, потому что я играю за границей.

- То, что тебя признали лучшим футболистом “Томи”, было для тебя сюрпризом?
- Конечно, сюрприз, и это не совсем правильно. Конечно, если бы я играл целый год - может, не удивился бы. А я ведь играл только полгода. Но я очень благодарен людям, которые назвали меня лучшим. Считаю, это аванс, значит, что-то во мне разглядели. Постараюсь этот аванс отработать в следующем сезоне и еще больше порадовать томских болельщиков.

- Это был твой лучший сезон?
- Если бы мы попали в Кубок УЕФА, для меня это был бы лучший год в моей жизни. Могу сравнить его с тем сезоном, когда я выиграл чемпионат своей страны, попал в сборную и играл против национальной команды Германии. Но хочу сказать, что российская лига намного выше по уровню. И десятое место здесь очень почетно.

- В сборную тебя больше не зовут?
- Тренер приглашал меня на отборочный турнир, но он уже выбрал один состав команды и не захотел его менять. Он не хотел выгонять ветеранов, много давших сборной. Но думаю, что в ближайшее время я получу приглашение в сборную.

Сергей СИМОНОВ
«Футбол-Хоккей» Томск
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
30 сентября 2016, пятница
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →