Сергей Овчинников - о ЦСКА, сборной и Бубнове
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Овчинников: встал в ворота на тренировке ЦСКА – аплодировали!

О человечных Березуцких, Ольге Смородской и выигранном пари у Кристиана Пануччи — во второй части интервью Сергея Овчинникова.
24 декабря 2014, среда. 11:00. Футбол
Окончание. Первая часть — «Овчинников: Капелло – сентиментальный и очень ранимый человек»

«Кличка Босс пошла от двоюродного брата»


— В «Локомотиве» у вас были специфические отношения с Нигматуллиным, вы нередко его «троллили». Было ощущение, что он вам не очень симпатичен. Не ваш типаж?
— У нас с Русланом очень хорошие отношения, я его не трогал. Это он меня «троллит» везде (улыбается). Я играл, мне некогда было писать, а у него было много времени. Руслан – из тех людей, которым всегда не хватало внимания. Он очень талантливый и разносторонний человек, не только в спорте: открыл бизнес, пластинки крутит. К этому можно относиться с иронией, но можно и серьёзно. Он всегда хотел, чтобы внимание было сосредоточено на нём, он недополучил внимания, так как играл не так много.

— Есть ли игроки в российском чемпионате, с которыми у вас были действительно плохие отношения?
— У меня ни с кем не может быть плохих отношений, я вообще неконфликтный человек. Даже если я с кем-то ругаюсь, если я виноват, то тут же извиняюсь. Я не гордый. Меня всю жизнь учили так: виноват – извинись. Не виноват – при до конца. А игровые моменты – это всего лишь футбол.

Меня всю жизнь учили так: виноват – извинись. Не виноват – при до конца.
— Кто придумал ваше прозвище Босс?
— На самом деле, масса людей говорит, что его придумали они. Всё банально: у моего двоюродного брата была кличка Боцман, он играл в дубле ЦСКА. У него в подъезде был парень, который играл со мной в одной возрастной категории, 1970 года. Услышал, как брата зовут, пришёл и говорит: «А давайте Серёгу так будем звать!» Сначала был Боцманом, потом сократили. Всё быстро случилось, за год.

— А футболисты ЦСКА как-нибудь называют?
— Уж не знаю, как за спиной зовут. Может, в лицо говорят «Сергей Иванович», а за спиной: «Ух, гад!» (Улыбается.) Шучу, конечно. В ЦСКА ребята все воспитанные. Интересно, что в жизни со многими мы на «ты», а в коллективе и при посторонних – на «вы» и по имени-отчеству.

«У Филимонова своя харизма – «почём опиум для народа?»


— Во время чемпионата мира говорили, что вы должны были выступать в качестве связующего звена между тренерским штабом и игроками. Но у некоторых возникло ощущение, что вы дистанцировались от ребят. Это так?
— Читал об этом. Может быть, кому-то так показалось. Но я много общался с ребятами. Может быть, кому-то меньше уделял внимания. Я не могу оценивать себя объективно – может, на самом деле так и было, хотя я чувствовал, что был коммуникабелен.

— Теперь российских помощников у Капелло стало больше. Кстати, как вам борода Сергея Семака?
— Ему нравится. Видите, я сейчас тоже не бреюсь – устал каждый день это делать. Во время чемпионата приходится бриться каждый день. Как закончили год – сразу сказал: всё, теперь побреюсь только 10 января — и 11-го на сборы.

— Может, тогда насовсем оставить бороду?
— У меня такая не вырастет! Я-то знаю. Сергей Богданович с бородой выглядит органично. Кому-то это может не нравиться, а кто-то хвалит. Вы на Сашу Филимонова посмотрите. Как в «12 стульях» – «почём опиум для народа?». У него своя харизма.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Португальцы в «Динамо» думали, что приехали кого-то спасать»


— Сергей Иванович, на эту тему было сказано очень много самыми разными людьми — футбольными и никакого к футболу отношения не имевшими. Хотелось бы услышать ваше мнение как капитана «Динамо» 2006 года. Что же творилось в клубе в тот период и почему такие авторитеты тренерского цеха, как Романцев и Сёмин, не смогли разрешить возникшие проблемы? (modest-85)
— Когда вы сказали, «капитан команды», я сразу подумал, что мне припомнят ту самую фразу, которую я сказал судье в матче с ФК «Москва». (Смеётся.) Леонид Викторович мне часто её припоминает. На самом деле, думаю, что «Динамо» в тот момент было самой насыщенной легионерами командой в нашем чемпионате. Португальцы не очень адекватно себя вели с точки зрения профессионализма. У них было ощущение, что они приехали кого-то спасать – и не в Россию, а в КНДР. Своим поведением не только на поле, но и в быту они всё время провоцировали других. В команде искусственно создались два лагеря. Когда внутри коллектива есть противоборствующие группировки, о каком результате можно говорить? Даже таким тренерам, как Романцев и Сёмин, было сложно.

— Были ли бытовые случаи, как с Коштиньей и нечищеными бутсами, которые не укладывались у вас в голове?
— Ну так этого хватило, и его больше не было. Юрий Палыч сразу его отправил.

— С Данни такого не было?
— Данни – профессионал. У него были хорошие отношения и с русскими ребятами, и со своими. В жизни он был примером для подражания, проводником между двумя группами. Может быть, потому он столько лет в России и играет – правильную позицию занял.

— Были ли вы сами в силах что-то изменить, зная португальский?
— Если бы всё сводилось к банальной драке, это бы не решило проблем. Но у нас была сложная финансовая ситуация – около полугода не платили зарплату. Иностранцы были недовольны, наши терпели. Если уж Сёмин не смог, то куда мне? Попытался сплотить ребят, но не получилось.

«Слуцкий ответил на все вопросы, которые у меня возникали»


— Почему после «Локо» вы отправились работать в ЦСКА? Предложение от «железнодорожников» не поступало? (Самир Самиров)
— Я же не уходил из «Локомотива». Как с игроком клуб решил со мной расстаться, когда у меня закончился контракт. Продлевать его никто не стал, и я ушёл в московское «Динамо». Понял, что это не моё. Я очень уважаю «Динамо», ведь я воспитанник этого клуба, но результативная часть мой карьеры прошла в «Локомотиве». Перейдя в «Динамо», я понял, что даже на эмоциональном уровне не могу соответствовать этому клубу, не могу ему что-то дать. Я посчитал, что было бы правильнее закончить. Да, может быть, рано – я мог бы поиграть ещё 3-4 года, мне здоровье позволяло. Но я понял, что после «Локо» ни в одной другой команде не смогу реализоваться как игрок. Юрий Сёмин предложил составить ему тандем, и мы пошли в киевское «Динамо» — я начал новую жизнь как тренер.

— Если пересидеть вторым, главным уже могут и не пригласить.
— Леониду Викторовичу не нужно было брать меня, чтобы я набрался опыта – ему нужен был помощник. Безусловно, работая со Слуцким, я получаю опыт, обогащаю свой тренерский потенциал. Когда мы начали тесно работать, он ответил на все вопросы, которые у меня возникали по поводу тренерской деятельности. Он дал те объяснения, которые не могли дать некоторые мэтры.

Вы же понимаете, что те ТТД, которые Бубнов считает, это отсебятина. Мы со Слуцким проверяли.
— А какие вопросы оставались у вас без ответа?
— Скажем так, у меня своя философия игры. У меня был перехлёст в атакующую сторону. Когда я сказал Слуцкому, что надо бы делать команды более атакующими, он мне всё по полочкам разложил. Он сказал, что должен быть баланс, что схема с тремя защитниками вовсе не означает, что это атакующая схема – скорее, даже оборонительная. На такие вопросы я интуитивно понимал ответ, но он лучше меня образован в футбольном плане, лучше эрудирован. Он намного умнее меня, и в таком признании нет ничего страшного. Мы многих вещей не знаем, и прекрасно, когда рядом с тобой есть человек, у которого можно поинтересоваться, с кем можно обменяться информацией. Я считаю, что возможность ежедневного общения со Слуцким и Капелло – это подарок в моей жизни. У Фабио помимо футбольных вещей можно научиться и другим: как выстраивать коллектив, например. Я могу сравнивать.

К слову, о Капелло. Я призываю: давайте относиться друг к другу с уважением, а спросим с тренера тогда, когда подойдёт час «икс». Ведь когда мы всё время ставим под сомнение каждый шаг тренера, это не идёт на пользу сборной. Вышли – с позитивом говорим о сборной. Не вышли – тогда уже надо серьёзно спрашивать, и тренер должен отчитаться.

— Стало быть, положительным результатом для нас станет выход в финальную часть чемпионата мира или Европы, а там уже как сложится? Как бы ни сыграли, за финальную стадию критиковать нельзя?
— Почему нельзя? Можно. На чемпионате Европы у Дика Адвоката была выдающаяся сборная, потрясающая игра. Вы помните, сколько грязи после греков было? Разве это объективно? Вы помните 4:1 с Чехией? Мы же поверили, что мы – чемпионы мира — так замечательно вы о нас писали! Когда с хозяевами первенства, поляками, сыграли 1:1, всё было нормально. Игра с Грецией – в одни ворота. Но, увы, проиграли. И полилась грязь.

— Тогда ситуацию больше подогрела история с Аршавиным.
— Вот вы верите какому-то депутату. Андрей сказал ему лично: это ваши проблемы. Неужели вы думаете, что он сказал это всему российскому народу? При всём к нему уважении, Андрей Сергеевич такими масштабами не мыслит.

— С другой стороны, депутат – это народный избранник.
— Я бы сейчас сказал, кто он. Думаю, что 90% населения это понимают. Просто нашли такой тренд – «потроллить» Аршавина. И душат его. Этот депутат потом и пропиарился на Аршавине — целую неделю, а то и месяц о нём говорили.

— В тему критики Капелло: много говорилось о ситуации с Дзюбой, когда он на тренировке поставил ногу на мяч, и Капелло замолчал. Молчал он до тех пор, пока Артём не понял свою ошибку и не убрал ногу. После этого Дзюбы в сборной не стало, в Бразилию он не поехал. На ваш взгляд, это правильно?
— Я вам расскажу. В первый же день, когда назначили Фабио, он раздал игрокам список из восьми требований. Что там было? Ходить опрятными в столовую, не ругаться, приходить на пресс-конференции, уважительно относиться друг к другу, к главному тренеру и так далее. И, наконец, никакого сидения на мяче или стояния в моменты общих обсуждений. Все были согласны – тем более что список короткий. Бывает, что список вручают аж на трёх листах – пока дочитаешь, тебя уже выгнали. Просто это было, и поэтому Капелло молчал, ожидая, когда тот уберёт ногу. Но Фабио из-за этого его бы не выгнал — это был бы полный примитив. Одно с другим связывать не нужно.

Это нормальные требования. Я выгнал на своём веку одного футболиста – брата Глеба из минского «Динамо». Я сказал ребятам, что когда говорю я, они все должны молчать. Хотите что-то мне сказать – спрашивайте, когда я закончу. Он раз заговорил параллельно со мной– я замолчал. Второй раз заговорил – я ему отвечаю: всё, встал и пошёл.

«Братья Березуцкие — олицетворение человечности в ЦСКА»


— Что самое трудное вам приходилось делать в тренерской практике? (Борис Бурда)
— Очень нервничал, когда приходил в ЦСКА. Наверное, было ощущение, что придётся работать с выдающимися футболистами. Не знал, как они отреагируют.

— Как думаете, Василий Березуцкий рискнёт облить вас сзади шампанским, как Слуцкого?
— Ну, на матче за Суперкубок и меня обливали шампанским. Мне тогда как раз костюм новый выдали. Пришлось идти к администратору и брать новый. Что касается Васи, то он очень хороший человек и притом выдающийся футболист.

— В 2002 году, когда Березуцкие только начинали, многие называли их «деревянными».
— Честно говоря, я всегда этому удивлялся. Они технически оснащены на уровне полузащитников! Я вообще этого не понимал, думал, может, дело просто в фамилии – звали же их «Берёзами». Только потом мне объяснили значение прозвища – но я всегда был с этим не согласен.

— Почему у Лёши не так хорошо получается, как у Васи?
— Алексей одно время постоянно был в сборной и был даже более востребован, в том числе в ЦСКА. Но всем отведено разное время – кому-то больше, кому-то меньше. И потом, у Алексея была проблема медицинского характера. Он долго играл на уколах. Надеюсь, она скоро будет решена. Алексей – боевая единица и грандиозный профессионал. Не играя, он создаёт атмосферу в команде. Он первый в тренировках по самоотдаче, профессионализму. Они с Васькой – олицетворение человечного в ЦСКА. Общение с ними – это отдушина. Нет формальностей. С ними можно говорить и о серьёзных вещах, притом очень легко.

— Они очень разные?
— Да. Вася – балагур, Лёша более серьёзный. Но Вася может быть и серьёзным. Чтобы не рождать стереотипов, скажу, что он очень вдумчивый парень. Просто мне нравится его подход к жизни – весёлый, позитивный. При этом они с Лёшей очень образованные ребята.

Если здравый смысл возобладает, то Нойер получит «Золотой мяч».

«Как-то на тренировке вышел на замену вместо Чепчугова»


— Что вы думаете в целом о российском футболе? Много в нём грязи?
— В нашем футболе всё не так коррумпировано, как кажется. На Западе всё гораздо хуже, только в цивилизованной оболочке. У нас орали, что есть договорные матчи, а за рубежом ловят то итальянцев, то французов, то испанцев. У нас были тысячи проверок – не могут никого поймать. Я провёл почти 20 профессиональных сезонов в футболе, но всего раза три с этим сталкивался, и то в лохматые 1980-е и 1990-е годы.

— В 2004 году, когда «Локомотив» стал чемпионом, ходили разговоры, что в последнем туре было только два честных матча. «Спартак» с «Динамо» тогда сыграли так, как им было нужно, чтобы «Динамо» не вылетело. ЦСКА разгромил команду Петракова – Валерий Георгиевич с Петраковым дружит. «Локомотив» обыграл «Шинник», которому ничего не было нужно.
— Вы так думаете, что все договорились. А если бы со мной не договорились? Пусть договариваются, а я как напускал бы голов – и мы проиграли бы этому «Шиннику».

— Каким видам спорта, помимо футбола, вы ещё симпатизируете? (Артём Маркин)
— Всем игровым: хоккей, баскетбол, волейбол, гандбол. Я – «игровик».

— Когда в последний раз играли в футбол с тренерским штабом, в хоккей или во что-то ещё?
— Я тренировался за ЦСКА, Леонид Викторович придумал. Так получилось, что на тренировке получил травму Чепчугов и остался один вратарь. Пришлось выйти.

— И как?
— Лучший! (Смеётся.) Леонид Викторович сказал: «Больше не надо, нанесёшь психологическую травму вратарям». Это было достойно, клянусь. Даже иностранцы встали и поаплодировали. Голова уже забыла, а руки помнят.

— А просто для души не играете?
— Нет, очень болит спина. Как поиграю, потом появляются проблемы. Но Леониду Викторовичу я отказать не мог. Я с улыбкой ушёл и тут же рухнул в номере, когда за мной дверь закрылась.

— Вопрос с подколкой: какая у вас любимая порода собак? (Борис Бурда)
— Отвечу серьёзно: испанский мастиф. У меня две собаки одной породы. Хорошие, порода для семьи. Это огромная пастушья собака, при этом очень любит детей, как кошка. Это не «кавказец» и не алабай – защитит, но не агрессивная.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Бубнов – реальный фрик»


— Как вы относитесь к Евгению Ловчеву и Александру Бубнову? (Эдуард Викторов)
— К Евгению Серафимовичу – хорошо в любом случае, он был большим футболистом. Да и к Александру Викторовичу с этой стороны также уважение есть. Не могу понять только, почему он хамит. Наши журналисты его приглашают. Рейтинги, шоу – понимаю. Но он перебарщивает.

Думаю, что это рано или поздно закончится. Он реальный фрик и таким образом зарабатывает себе на жизнь. Понимаю, что за это осуждать нельзя, но и не надо переходить определённые грани. Он со всеми на «ты» — кого он знает и кого не знает. У него нет определённого воспитания, может, есть проблемы. Но рано или поздно кто-то это остановит. Через суд, может быть, но цивилизованными методами.

— В лоб не дадут?
— В лоб всегда можно получить. Всегда найдётся тот, кто больше. Просто он иногда задевает людей, которых вообще нельзя трогать, которых с нами уже нет. Он задевает руку, из которой ел – и это верх неблагодарности. Есть вещи, о которых не говорят из уважения к тем людям, с которыми ты жил и работал.

Кто бы знал футболиста Бубнова, если бы не Бесков, если бы не Дасаев? Он рассуждает о лучшем игроке «Спартака», о котором все говорят с уважением. Этот вратарь своей игрой зарабатывал Александру Викторовичу деньги. И если Ринат Файзрахманович повёл себя в каком-то вопросе непрофессионально, не Бубнову об этом судить.

Я понимаю, он может это сказать, что это его мнение. Но тогда высказывай своё мнение на кухне жене. Сейчас создаётся впечатление, что Бубнов – «пуп земли». Я призываю его вести себя более корректно, быть интеллигентным и образованным человеком.

Вы же понимаете, что те ТТД, которые он считает, – это отсебятина. Мы много раз с Леонидом Викторовичем проверяли выкладки. Там даже близко нет совпадений.

— Леонид Слуцкий в одной из передач сказал, что, глядя на Бубнова, хочется процитировать фразу из фильма «Иван Васильевич меняет профессию» — «Когда вы говорите, такое впечатление, что вы бредите». С тех пор он стал кровным врагом Бубнова. Человек выиграл два чемпионских титула, и он его всё равно «мочит».
— Он же кричал, что Леонид Слуцкий не тренер, потому что он не играл. Но мало кто говорит о том, что он играл, и на очень приличном советском уровне. Уровень советской второй лиги был очень высоким. В большой спорт попадают единицы. Он получил травму и не мог продолжать карьеру. Но он был состоявшимся футболистом, до 20 лет играл в футбол и достиг определённых успехов. Почему когда вы говорите, то забываете об этом? Бубнов даже не удосужился узнать, играл человек или нет. Не хочу быть похожим на него, оскорблять и отправлять в Кащенко, но рассчитываю на его здравый смысл. Я моложе, но хочу попросить его относиться к людям с большим уважением. То, что он сейчас делает, переходит границы.

— Повлияла ли на ваш выбор профессии (а точнее, позиции на поле) книга «Вратарь республики» Льва Кассиля? (Кирилл)
— Не сказал бы. Когда я начинал заниматься футболом, то ещё читать не умел (улыбается). Сначала я играл нападающим, потом защитником, а уже затем стал вратарём. Была интересная ситуация: у нас сломался вратарь – кстати, очень хороший. Тренер говорит: «А вот Серёга, у него отец играл в русский хоккей вратарём!» Я встал в ворота, и он говорит: «Так-так, давай-ка ты продолжай». Я не очень хотел продолжать, у меня неплохо получалось и в поле. Но жизнь так распорядилась, о чём я не жалею. Не знаю, какой из меня вышел бы игрок, но хоть какой-то вратарь получился.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Когда-нибудь тренировать «Локо» — моя мечта»


— Так как «Локомотив» для вас не чужой клуб, скажите, кто, на ваш взгляд, сильнее: Абаев или Гильерме? (Троцкий Александр)
— Руслан же написал, что это он привёз Гильерме. Оба хорошие вратари. И правильно, что мнения разнятся. Хорошо, я был один, поэтому меня все любили.

— А к чему это вы Нигматуллина вспомнили?
— На всякий случай, вы же мне сказали про наше «противостояние». Было 3:1 в его пользу, сейчас 3:2. Ещё раз скажу – будет 3:3. (Улыбается.)

— Болельщики «Локомотива» против Ольги Смородской. На чьей стороне Сергей Овчинников? (Кирилл Куприянов)
— На своей. Есть что-то, что мне нравится в её работе, а есть то, что я не могу понять, так как там не нахожусь. Есть вещи, за которые я готов её поругать. Например, отношение к собственным болельщикам. С болельщиками нужно работать лучше. Есть то, что она делает хорошо, – управление клубом. Там есть порядок, реальный порядок. Мы, мужчины, не можем понять, как женщина может быть президентом клуба, и оттого есть масса предвзятого отношения. Я не готов её чернить или хвалить. Она президент «Локомотива», я тренер ЦСКА, и мы никак не соприкасаемся. У меня нейтральное отношение. Я её уважаю как президента клуба и в первую очередь как женщину, а претензии оставлю при себе.

— Когда «Локо» сможет побороться за чемпионство? (Алихан Керимов)
— Я уже как-то отвечал на этот вопрос. Когда я стану главным тренером. Это моя мечта, но не факт, что она осуществится.

— Хотели бы возглавить сборную России? (Влад Главатских)
— Думаю, любой тренер хочет. Бывает так, что ты хочешь, но не можешь, а иногда можешь, но не хочешь. Никто не знает, как дальше сложится карьера – может, вообще не сложится.

— Что сделаете, если Фабио вдруг развернётся и уйдёт и место тренера сборной станет вакантным?
— Я всегда за Фабио, двумя руками. Мы в этой лодке вместе гребём. Я всегда готов подставить ему плечо, всегда на его стороне. Мы делаем одну работу, это нормально. Другой вопрос – готов ли я к такой ответственности? Многие тренеры готовы, и им хватит квалификации. Вспоминаю слова Адвоката: у вас же все тренеры хорошие – почему вы нас-то зовёте? Думаю, что общее тренерское образование в России лучше. Но нас почему-то не ценят наши же работодатели, а мы не ценим их. Рано или поздно эти взаимные чувства должны измениться. Ведь всё равно все большие клубы возглавляют и добиваются успеха российские специалисты, как бы мы к этому ни относились. Не беру «Зенит» — это же не российская команда. Это космос! (Улыбается)
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Было приятно, когда Нойер поздоровался»


— Кто получит «Золотой мяч» в этом году?
— Нойер.

— Почему?
— Как почему? Потому что он лучший игрок мира! Объясню. Разве Месси и Роналду сделали в этом году что-то новое? А Нойер устроил революцию. Хоть и пишут, что Лев Иванович Яшин играл в аналогичной манере, но, видно, ту манеру уже забыли. Да и давно никто так не играл. Мы столкнулись с «Баварией» в очных поединках, и это было сильнейшее впечатление. Это вызывает такое уважение к человеку… Нойер – настоящая машина, он – над всеми, вопросов нет. Заметьте, играет он не только как вратарь, но и как полевой игрок. Это удивительно. Если здравый смысл возобладает, то Нойер получит «Золотой мяч». Во-первых, он чемпион мира – это уже о нём что-то говорит. Месси и Роналду забивают каждый год, а с Нойером такого не было.

— Вы требуете от своих подопечных в сборной соответствовать тенденциям, которые задаёт Нойер?
— В сборной тренер вратарей ничего требовать не может. Там игроки сборной. А в клубе я не занимаюсь вратарями. Там Чанов и Ширяев требуют. Но требовать играть так, как играет Нойер, всё равно что дирижёру требовать от скрипачей играть, как Башмет. Ну, это же смешно.

— Тогда в чём революция Нойера, если он играет так, как не могут другие?
— Дело в том, что сборная Германии стала чемпионом мира, а «Бавария» — лучшая на сегодняшний день, в одном ряду с «Реалом». Мы пытаемся изучать финты Месси, физические данные, технику и скорость Роналду, его тактическую выучку, по каким схемам он играет и куда бежит. С вратарями так же, есть направления: играть высоко, страховать партнёров. Раньше тоже так играли, но единицы, и это не носило ярко выраженный характер, из игры в игру. Мало того, он не ошибается в передачах, будь то удар на 5 метров, 50 или 100. В техническом плане он исполняет передачи феноменально. Он страхует команду как центральный защитник – значит, у него мышление, как у полевого игрока. Нам нужно этому учиться, аккумулировать информацию для себя. Но для всех эти направления не могут подойти. Можно создать определённую тенденцию, попробовать предложить молодым вратарям тот или иной элемент – не факт, что у них получится. Но Нойер обладает всеми этими качествами, новым стилем – назовите это эволюцией, если хотите.

И парень классный, я за него! Поздоровался со мной, кстати, когда играли с «Баварией». Я как увидел его лицо, даже опешил. Обернулся, думал, кто-то сзади стоит – и увидел стену. Думаю: «Он мне, что ли?»

— Любопытно.
— Конечно, любой вратарь так или иначе знает своих коллег, кто играл не так давно. Не обязательно быть Касильясом. Всё равно же знаешь, кто в какой команде. Самый тупой вопрос, который задают журналисты на пресс-конференции: знаете ли вы кого-то из команды соперника? И тот: «Нет, ну все хорошие футболисты». И все сразу думают, что он никого не знает.

Когда поехал играть за сборную мира в ОАЭ, в перерыве меня поменяли, и я сидел с Джузеппе Синьори. Он мне говорит: «Как там Арифуллин?» Я думаю, неужели это он говорит? Спрашиваю: «Ты его откуда знаешь?» — «Как? Знаю, вы же «Баварию» обыгрывали в Мюнхене 1:0». И как начал перечислять: Соломатин, ещё кто-то… Значит, и за нами смотрят, изучают нас.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Выиграл у Пануччи ящик шампанского»


— Как вам выступление ЦСКА в Лиге чемпионов? Не жалеете, что команда не добрала очков в группе из-за отсутствия болельщиков?
— Думаю, что грех жаловаться. Как сложилось, так сложилось. 5 очков – хороший эквивалент. «Рома» — очень серьёзный соперник, и в последнем матче болельщик нам бы действительно помогли. Лучше, когда они есть и поддерживают команду. Ты играешь с большим вдохновением. А играть при пустых трибунах ни одной из команд не идёт на пользу.

— Василий Березуцкий говорил Евгению Гинеру, что после матча с «Баварией» будет ничья, а дальше — по нарастающей. Так и случилось – ничья и победа в Манчестере.
— Я вам больше скажу — я выиграл у Пануччи ящик шампанского. Когда у ЦСКА было ноль очков после двух игр, следующий матч мы должны были играть дома с «Манчестер Сити». Перед этим была сборная. Когда мы заговорили с тренерским штабом, я заявил, что мы выйдем из этой группы, набрав восемь очков. Сказал: сейчас мы выиграем, потом сыграем вничью в Манчестере, обыграем «Рому» и добьёмся ничьей с «Баварией». На меня странно посмотрели, мол, ты серьёзно? Пануччи сказал: «Вы хоть два очка наберите. Если наберёте три – я плачу, два наберёте – ты платишь». Я, чтобы спор выглядел компетентно, предложил ему ящик чёрной икры.

Дома мы сыграли с «Сити» вничью», а на выезде победили – набрали 4 очка. Вновь собираемся со сборной, Фабио говорит: «Всё, поднимаем руки. Откуда ты знал?» Я ему отвечаю: «Ну я же видел, как команда готова». Пануччи больше не приезжал, зараза.

Вам понравилось, как Никита Симонян назвал Пануччи?
— На самом деле, Никита Павлович тут же сказал, что журналист зря об этом написал. Когда спрашивают – всегда тут же рифмуешь… Не думаю, что он сказал это с неуважением.

— Ну и вопрос напоследок, чтобы вы сравняли свой счёт с Нигматуллиным. Вы бы сходили на концерт Руслана, если бы он вас пригласил?
— Нет, я музыку не люблю. Я серьёзно говорю, без иронии. Мне тяжело, когда вокруг очень шумно – некомфортно себя чувствую. А в машине слушаю «Радио Спорт»… Это мне интересней.

Вопросы, заданные через сеть «ВКонтакте»


— Как вы относитесь к «ультрас»? (Евгений Талонпойка)
— Если всё это в рамках, нормально. Не надо жечь, убивать и ломать, всё остальное – да пусть хоть оборутся, какая разница? Если это фанаты – да. Да пусть хоть бойцы – прекрасные ребята, я со многими знаком. Ты разговариваешь с ними – они совершенно адекватные. Но, как всегда, нас побеждает чувство толпы. У них есть определённая философия, и её проповедуют в определённом возрасте. Я знаю бойцов, которые уже не ходят драться «толпа на толпу». Живут своей жизнью, болеют. Это жизнь. И если это никого не убивает, а люди таким образом дают выход агрессии, не переходя законы, это имеет право на жизнь. Кстати, есть вещи, которые в их отношениях вызывают уважение. Какие? Дружба, взаимовыручка.

— Кем вы видите себя через пять лет? (Нафис Загидуллин)
— Господи, дожить бы! Человек не может себя даже завтра кем-то видеть. Для меня очень важно быть хорошим отцом – сегодня, вчера и завтра. Что такое хороший отец? Когда твой ребёнок тебя любит, а ты его любишь. Смотрит ли сын футбол? Ему ещё четыре года. Орёт что-то – «Месси», «Роналду», «Лоськов»… Кого я скажу, того и он говорит. Кстати, у него очень хорошо получается. Мальчик очень координированный для четырёхлетнего – это я сейчас говорю не как отец, а больше как тренер. Объективно отношусь к своему сыну, у меня нет отцовского «мой сын лучший».

— Что можете посоветовать начинающему вратарю? (Влад Былинкин)
— Если у тебя есть голова, руки из того место растут – всё будет нормально. Просто надо много труда приложить.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 68
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →