Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Антонин Кински: с Россией мне определенно повезло

В "Сатурне" он - основной голкипер. Однако в сборной Чехии - в лучшем случае лишь второй. "Железный" первый - Петр Чех из "Челси". Вот только для Кински его статус в сборной большого значения не имеет.
Футбол

В «Сатурне» он — основной голкипер. Однако в сборной Чехии — в лучшем случае
лишь второй. «Железный» первый — Петр Чех из «Челси». Вот только для Кински его
статус в сборной большого значения не имеет.

— Каким номером я поеду в Германию — первым, вторым, третьим — не важно. Лишь бы
поехать, а кто будет играть — это тренерское дело.

— Чемпионат мира — ваша мечта?
— Конечно! Это же здорово — оказаться там, в центре событий!

— Чего ждут в Чехии от своей сборной?
— Выхода из группы как минимум. Надеюсь, мы это сделаем, хотя группа сложная.
Гана, США, Италия… А дальше будет видно.

— Кто фаворит чемпионата?
— Бразилия, на которую мы можем попасть уже в первом раунде игр на выбывание.
Впрочем, это не значит, что у нас нет шансов стать первыми в группе или пройти
фаворита чемпионата. В Португалии мы весь матч превосходили греков, но гол забил
соперник, выигравший в итоге турнир. Важнее не тот, кто сильнее вообще, а как он
проведет конкретный матч. Это, кстати, философия нашего главного тренера Карела
Брюкнера. Он всегда нацеливает команду на только предстоящую игру, предлагая
подумать о будущем только после ее окончания.

— У запасного игрока не возникает чувства, что он просто зритель на этом
празднике футбола?

— Нет, чужим на чемпионате мира себя не почувствует даже последний игрок, не
имеющий шанса выйти на поле.

— Тот факт, что вы играете в России, — это плюс или минус в споре с
конкурентами?

— Плюс — это моя игра. Очень важно, что в «Сатурне» мне доверяют, дают
возможность выходить на поле. Минус, конечно, тоже имеется. За российским
чемпионатом наш тренер следит, но не очень пристально. Все-таки главные чешские
звезды играют в других странах Европы.

— А родной для вас чешский чемпионат дает игроку возможность проявить себя
максимально ярко, чтобы получить приглашение в сборную?
— Дает, но российская премьер-лига у меня дома котируется выше чешской лиги.

— Тот факт, что вы стали в России одним из самых стабильных голкиперов
чемпионата, в Чехии как-то оценен?

— Да, дома отлично знают, как именно обстоят у меня дела.

— Сложно стать первым вратарем в российской команде, будучи легионером? У нас
все-таки есть традиции, своя школа, громкие имена — Яшин, Рудаков, Дасаев,
Овчинников…
— В Чехии тоже есть отменная вратарская школа с давними традициями. А сложно
в России было только сначала, потом мне стали доверять. Я ведь не один такой.
Ковалевски, Лобос, Жевнов, Колинько — все они легионеры, но играют в своих
клубах постоянно.

— У вас есть рецепт, как попасть на чемпионат мира?
— Есть, конечно. Если буду постоянно выходить на поле в девяти первых матчах
первенства и мы нормально стартуем, меня не забудут при составлении заявки.

— Это единственное условие?
— Еще нужно избежать травм. Я надеюсь на лучшее.

— Вы оптимист?
— Пожалуй, да.

— Никогда не жалели, что уехали из Чехии в Россию?
— Это был мой выбор, он был сделан сознательно.

— У нас сейчас платят хорошие деньги.
— Деньги не играли никакой роли при переходе. Просто мой контракт в «Либереце»
истекал летом 2004 года, и клуб предложил сделать выбор: или я продлеваю
соглашение, или сижу полгода в запасе. Но если бы я поставил подпись под
соглашением, остался бы в «Либереце» навсегда. Поэтому отказался.

— Тогда вас решили продать?
— Да. У меня было три варианта. Звали в «Спарту», но в Праге контракт предлагали
только с лета, когда я становился свободным. В Афинах «Панатинаикос» ждал меня в
январе, но все могло сорваться. Слишком многое там зависело от позиции основного
вратаря клуба, решившего сменить команду.

— Третий вариант — «Сатурн». Он был самым предметным?
— Он был самым лучшим. Клуб был готов подписать со мною контракт в декабре, что
я и сделал, прилетев в Москву на пару дней. Во-вторых, и это главное, в Прагу
приезжал Олег Романцев. Он посмотрел несколько матчей чешского чемпионата, а
потом пригласил на ужин. Это было огромной честью для меня.

— О чем вы говорили?
— Романцев сказал, что хочет сделать классную команду и для этого ему нужны
сильные игроки. Сообщил, что приезжает Онопко, называл еще несколько известных в
России фамилий. А самое приятное, что в этом списке был я. Вы понимаете, каким
был мой ответ тренеру.

— Вы советовались в Петржелой, когда собрались ехать в Россию?
— Было. Властимил сказал, что надо принимать приглашение. Последним его
аргументом стали слова: «Это же Москва!» Еще Петржела сообщил, что в Раменском
всегда тяжело играть, там есть крепкая команда и уютный футбольный стадион.

— Когда Романцев ушел из «Сатурна», не проведя с новой командой даже
полноценных сборов, какие чувства вы испытали?
— Был опустошен. Новая страна, клуб, новые люди, ко всему нужно привыкать, а
тут уходит тренер, с которым я хотел работать, который привез меня в Россию.

— Вы начинаете в «Сатурне» третий сезон, и Владимир Шевчук — ваш четвертый
главный тренер за этот срок. К столь частым тренерским перестановкам можно
привыкнуть?
— Если честно, то сделать это сложно. Поначалу спрашивал, пытался понять, но
быстро разобрался: футболисту порой не нужно знать много. На мои вопросы мне
постоянно отвечали: ты же в Россию приехал! Я думал, мне просто не хотят ничего
разъяснить. Оказалось, что эта фраза на самом деле многое объясняет.

— Россия вас чему-то научила?
— Многому. Я понял, что у вас не стоит ничему удивляться.

— Чему, например?
— Когда я приехал, то не мог понять руководителей, которые ставили перед своими
клубами задачи на сезон. В лиге 16 команд, а 10 из них ежегодно собираются
попасть в пятерку лучших, сыграть в еврокубках. Как?! Это вызвало у меня смех.

— Что изменилось за два года?
— Понял — это Россия! Тут по-другому просто не может быть. И больше не смеюсь
над такими заявлениями. Люди не шутят, и они искренне верят, что сильнее
остальных, хотя на самом деле все, конечно, немного иначе.

— Вы разобрались, почему в премьер-лиге на пять первых мест охотников как
минимум в два раза больше?

— Да. Люди вкладывают в футбол деньги и мечтают о победах. Многие при этом не
готовы ждать слишком долго.

— Почему, по-вашему, «Сатурн» не может не только приблизиться к тройке
призеров, но и превзойти свой лучший результат — шестое место?
— Мне сложно что-то комментировать. Хотя имею свой взгляд на происходящее.
Самое главное — я должен хорошо делать свою работу. Если все футболисты
«Сатурна» будут помнить, что мы играем не только за деньги, но и для
болельщиков, заплативших деньги за билет, все сложится хорошо. Если будет иначе,
мы снова получим то, что имеем.

— Этой зимой «Сатурн» снова обновляет состав.
— Хотите узнать: стали ли мы сильнее? Пока не знаю. Январь — не время для
выводов. Но верю в лучшее.

— Говорят, вы примерный семьянин. Ваши близкие — с вами в России?
— Да. Мне важно быть рядом с семьей. Если родные будут далеко, боюсь, не
смогу играть, как умею.

— Дети ходят в школу?
— Пока нет. У меня есть еще три года на работу за пределами Чехии. Потом старший
ребенок пойдет учиться, а мне, видимо, нужно будет где-то оседать. Дети не
должны страдать из-за работы родителей.

— Вы в России ладите со всеми — тренерами, журналистами, партнерами. Не
слышал ни одного плохого слова в адрес Кински. Как вам это удалось?
— Стараюсь быть полезным, вежливым и доброжелательным человеком. При этом
всегда могу сказать вслух, если не согласен с каким-то решением или поступком.
Но сделаю в корректной форме. Ценю, что имею, и уважаю Россию, с которой мне
определенно повезло.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент