Олег Кузьмин
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Иван Карпов

Кузьмин: в «Уралане» тренер кормил нас на свои деньги

Капитан «Рубина» Олег Кузьмин заявил, что он в душе красно-белый, рассказал о проблемах «Локомотива» и вспомнил самые яркие матчи в карьере.
13 января 2015, вторник. 15:15. Футбол
8 декабря 2014 года, в последнем туре уходящего года, капитан казанского «Рубина» Олег Кузьмин установил персональное достижение — 300 матчей в чемпионате России. Спецкор «Чемпионата» встретился с новоявленным рекордсменом в турецком городке Белеке, где сейчас проводит сборы команда.

«Решил отдать сына в «Спартак»


— На заре карьеры было сложно представить, что сыграю 300 матчей на высшем уровне, — признался Кузьмин. — Даже сейчас, когда эта цифра появилась в печати, трудно в это поверить. Я не слежу за статистикой, и первым о моём достижении сообщил старший сын.

— К слову, как у него успехи в «Спартаке», где он занимается?
— Артёму всего 12, поэтому рано ещё говорить. Задатки у него есть, но есть и над чем поработать.Артём играет на краю обороны, прямо как папа (улыбается). К сожалению, я мало вижу игру сына — всё-таки семья в Москве, а я в Казани.
Если раньше надежда была, то сейчас окончательно смирился с мыслью, что сборная — это не про меня.

— Чем руководствовались, выбирая школу?
— Близостью от дома. Важно не перегружать ребёнка, особенно сейчас, когда пошла серьёзная учёба и много задают. Плюс переезды по Москве — это катастрофа. А тут «Спартак» рядом. Был ещё вариант с «Локомотивом», но так как сам я спартаковец, решили определить Артёма в «Спартак».

— Тот самый «Спартак», за который его папа провёл один единственный матч в чемпионате России. Помните, как это было?
— Это был последний матч сезона 2000 года с «Аланией». Я вышел на замену вместо Тчуйсе минут за 30 до конца. «Спартак» победил 2:1, но та игра ничего не значила, так как мы приехали во Владикавказ уже в ранге чемпионов. Поэтому помимо меня дали сыграть ещё паре человек из дубля.

«Все мы внутри красно-белые»


— В таком случае вам полагается золотая медаль. Видное место она занимает в вашей коллекции?
— Медаль за 30 минут игры в уже чемпионской команде? Да вы шутите! Конечно, никакой медали мне не давали, и это нормально. Человек должен её заслужить и провести как минимум половину матчей за клуб. Мы же буквально две-три недели тренировались с основой в самом конце, а весь год провели в дубле. Так что ни о какой медали и речи быть не может.

— Признайтесь, есть ли на вашем сердце отпечаток заветного ромбика и не затёрся ли он с годами?
— Конечно есть. Как любят шутить спартаковцы, несмотря ни на что — все мы внутри красно-белые. К слову, последние два года проводим рождественский турнир среди выпускников. 9 января, накануне отъезда, встречались с ребятами. Собралось шесть возрастов с 78-го по 83-й. Участвовал даже Костя Генич, который неплохо сыграл за свой год. Собралось около 80 футболистов и два тренера — Буренков (79-й год) и Леонов (83-й). Приятно пообщаться, вспомнить былое. Всё-таки немало дней провели вместе.

— Из вашего выпуска кто-нибудь сейчас играет на высоком уровне?
— Да, вратарь Андрей Сидельников. Он уехал в Казахстан, принял гражданство и выступает за сборную под руководством Юрия Красножана. Раньше играл в «Актобе», а недавно перебрался в другую команду с труднопроизносимым названием. Кстати, они сейчас тоже здесь в Турции — в одном из соседних отелей.

— «Рубин» дебютировал в сезоне как раз матчем со «Спартаком» (0:4), который стал для команды ушатом холодной воды...
— Зато в Кубке взяли реванш! А в первом туре просто перегорели. С другой стороны, результат 0:4 не по игре. В наши ворота залетело всё, что только можно. Конечно, о победе «Рубина» речи не шло, но и столь крупного поражения мы однозначно не заслужили.

— При этом есть другая вещь, которую вы, по мнению многих, вполне заслужили — это вызов в сборную. Ещё теплится надежда, что когда-нибудь удастся спеть гимн России на футбольном поле?
— Если раньше надежда была, то сейчас окончательно смирился с мыслью, что сборная — это не про меня. Больше об этом не думаю — это всё в прошлом. Что скажу о выступлении национальной команды в отборочном цикле Евро-2016? Пока сборная выступает не слишком удачно. Но основная борьба ещё впереди, поэтому всё в наших руках.

«Рубин» сделал оригинальный подарок на НГ»


— Вернёмся на месяц назад — где провели отпуск?
— Выбрались на неделю с супругой в Париж. Нам очень нравится этот город, и раз в год мы неизменно приезжаем туда. В этот раз получилось ещё и встретиться с моим первым тренером Михаилом Павловичем Беловым, который уже много лет живёт там. Они с женой устроили нам экскурсию по Версалю, который за всё эти годы мы так и не посетили. Плюс тур по ресторанам, куда не ходят туристы и где питаются сами французы. В общем, отлично провели время.

— Что удивила вас французская столица на этот раз?
— Оказалось, Париж особенно красив перед Рождеством. Мы впервые приехали туда зимой, и меня поразило то, как украшен город. Ещё очень понравилась рождественская ярмарка.

— А традиционный русский Новый год где встречали?
— Как и большинство россиян — в тесном семейном кругу. У меня дом в Подмосковье, по Киевке. Три года его возводил, а после того как уехал в Казань, родственники помогали достраивать. Фейерверки? Нет, в посёлке и без нас есть кому их запускать. Пробыли там до 7-го числа и слышали залпы салютов по несколько раз в день.

— Дед Мороз и Снегурочка в гости не заглядывали?
— Нет, старший в них уже не верит. Но записки с пожеланиями всё равно оставляет. На этот раз попросил iPhone 6. Скромный парень растёт (смеётся). В общем, подарил сыну свою новенькую «шестёрку». А я лучше с пятым похожу — меня всё устраивает.

— А вам что презентовали родные и близкие?
— Клуб сделал оригинальный подарок. На базе стояла ёлка, и ребята из «Рубин-ТВ» положили туда подарок для каждого. Там оказались таблички с персональными надписями. Мне досталась: «Best of the Best». Почему? Не знаю, но раз так — я согласен (улыбается). А супруга порадовала ручкой MontBlanc. Видимо, с намёком на подписание нового контракта.

«Сборы Павлова — детский лепет по сравнению с тренировками у Саярыча»


— В целом отпуска хватило, чтобы полноценно отдохнуть?
— Да, целый месяц отдыхали. Но если вспомнить предыдущие годы, то бывало и всего по три недели. А так, «Рубин» уже давно привык первым начинать сезон и последним заканчивать. Только последний год выбивается из общего ряда.
Прилетели из Брянска, а в «Уралане» не было денег даже на то, чтобы нас накормить. Так тренер оплачивал ужин за свои.

— Отпуск завершён, пора возвращаться к работе. Два года назад вы рассказывали, что сложнее всего вам давались 40-минутные утренние пробежки по пляжу на сборах у Сергея Павлова. У Билялетдинова занятия попроще?
— Да куда там! Одно дело лёгкая пробежка для аппетита, другое — полноценная работа на песке: прыжки, кувырки и тому подобное. Понятно, что 40 минут бега с утра тоже не сахар, особенно когда хочется спать. Но в целом это детский лепет по сравнению с тренировками у Саярыча.

— Был шокирован, когда узнал, что первая тренировка сегодня (интервью проходило вечером в понедельник 12 января) состоялась в 8:30 утра. А как такие драконовские меры воспринимает команда?
— Лично я проблем не вижу. Тем более я жаворонок, поэтому для меня это нормально. Но в команде 25 человек, под каждого не подстроишься. Пока вроде всё нормально, если только кто-то что-то про себя нехорошее думает.

— В чём ещё помимо этого заключаются основные отличия сборов Билялетдинова от других?
— Главное — это трёхразовый режим тренировок. Многие уже отвыкли от этого, ведь обычно занятия проходят дважды в день. Но главному тренеру виднее. Хотя я, по большому счёту, чувствовал себя неплохо, и когда было только две тренировки (смеётся).

«В «Уралане» за наши обеды платил тренер»


— Вернёмся к личному рекорду, который вы установили в декабре. 300 матчей — это много и наверняка среди них было много особенных. Можете выделить самый главный?
— Главный матч — это встреча с «Челси» в Лондоне. Всё-таки впервые «Рубин» пробился в ¼ финала Лиги Европы, и это были незабываемые мгновения. Несмотря на поражение (1:3).

— А какой матч оказался самым ярким и эмоциональным?
— Самый яркий матч — пасхальная игра 2006 года со «Спартаком» в Лужниках в составе ФК «Москва». Тогда после первого тайма мы горели 0:3, но пропустить могли гораздо больше. Пришли в раздевалку, сели друг напротив друга, и никто не мог понять, что происходит. Слуцкий только сказал: «Что вообще сейчас говорить? Идите и докажите!». И тут всё перевернулось — вышли из раздевалки и сразу забили один гол, второй… В общем, в итоге свели матч вничью.

— Самое обидное поражение?
— Вспоминается случай с «Ураланом» в 2004-м. Клуб остался без финансирования, и мы вышли на матч с брянским «Динамо» вдевятером. Играли по схеме 4-4-0. Провальной эту встречу назвать тяжело, скорее обидной. Потому что когда мы проигрывали 0:6, местные болельщики аплодировали нам за мужество чуть ли не стоя. Прилетели из Брянска, а в клубе не было денег даже на то, чтобы нас накормить. Так тренер оплачивал ужин за свои. В этот момент решили: так дальше продолжаться не может — и на следующий матч в Калининграде уже не вышли.

— Ну и, наконец, какой матч стал самым позорным в вашей карьере?
— Одна из самых позорных страничек в моей карьере — это поражение в составе ФК «Москва»«Рубину» со счётом 0:5 в 2006-м. Проиграли по всем статьям, просто без шансов. Уже после первого тайма уступали четыре мяча. Самое интересно, что до того «Москва» выдала серию из 13 матчей без поражений. А в предыдущем туре мы обыграли «Локомотив», когда Баррьентос забил шикарный гол со штрафного. То поражение, кстати, привело к отставке Муслина.

«Я предлагал отдать повязку Рыжикову и Караденизу»


— Раз уж упомянули Слуцкого, без вопроса о нём не обойтись. Тогда, в «Москве», уже было видно, что он может вырасти в по-настоящему успешного тренера?
— Слуцкого знаю с 2002 года, когда Павлов пригласил его возглавить дубль «Уралана». И уже тогда, видя, как этот человек работает, как отдаётся весь без остатка футболу, — не возникало сомнений, что из него вырастет большой мастер.

— Какое главное качество ему помогло в этом?
— В первую очередь профессионализм. Слуцкий круглосуточно погружён в футбол. Для него даже семья стоит на втором месте. Вдобавок Леонид Викторович максималист до мозга костей и всегда стремится побеждать. До сих пор иногда созваниваемся, правда, со временем всё реже и реже.

— Слуцкий не приглашал вас в ЦСКА?
— Не то чтобы звал, но один раз, между делом, сказал: «Армейская» политика такова, что игроков старше 25 лет в клуб не берут". На этом для меня ЦСКА и закончился.

— Зато в вашей жизни появился «Рубин». Когда поняли, что нашли свою команду?
— С первых дней почувствовал себя в Казани своим, потому что видел заинтересованность тренера. Плюс в коллективе царила потрясающая атмосфера, сравнимая только с той, что была в «Москве». В «Рубине» играло много знакомых россиян, да и иностранцы оказались на позитиве. Особенно контрастно это смотрелось на фоне «Локомотива», где на тот момент не было единой команды. Присутствовали отдельные группировки — бразильцы отдельно, африканцы отдельно, европейцы отдельно. И даже среди русских не было единения, так сказать — кулака.

— По итогам в Казани вы доигрались до капитанской повязки. Но не было ли за время её ношения момента, когда вы хотели избавиться от тягостной ноши?
— Был такой. Когда по решению тренера я получил капитанскую повязку, со всех сторон пошли разговоры: «Да кто такой этот Кузьмин?» или «С какого перепуга он капитанит, а не легендарный Карадениз!?». Было неприятно, ведь не сам же на себя я её повесил. Поэтому решил: за повязку не держусь. Встретился с Геком и Рыжиковым и сказал, что они в команде дольше меня и больше сделали для «Рубина». Предложил забрать повязку кому-то из них. Но ребята ответили: нет, раз тренер назначил, значит, и вопросов нет никаких. На этом и закрыли тему.

«Сказал агенту: „Готов уйти куда угодно, но в «Локомотиве» не останусь“


— Ваш уход из «Локо» выглядел достаточно странно. Расскажите, как это было?
— Всё шло своим чередом, но тут пригласили Рому Шишкина. Когда его заявили, я был готов к конкуренции, отношусь к ней нормально. Но когда осознал, что на меня не рассчитывают, а мной лишь затыкают дыры, понял: надо уезжать. Не в моих правилах сидеть на скамейке и просто так получать деньги.

— Что стало последней каплей?
— Прилетели после тяжёлого матча с «Сибирью» в Москву. Дома был около трёх часов ночи, и тут мне сообщили, что в 10 утра я, Марек Чех и ещё один футболист должны ехать на автобусе с дублем в Брянск на товарищескую игру.
После возвращения с двойного выезда Новосибирск-Брянск я позвонил агенту и сказал, что готов уйти куда угодно, но в «Локомотиве» не останусь.

— Поехали?
— Конечно, целый день провели в автобусе. Но после возвращения с двойного выезда Новосибирск-Брянск я позвонил агенту и сказал, что готов уйти куда угодно, но в «Локомотиве» не останусь. Ни о какой конкуренции речи не шло, и с таким неуважительным к себе отношением мириться не собирался.

— А как мотивировал своё решение отправить вас в Брянск главный тренер „железнодорожников“ Юрий Сёмин?
— Никто ничего не объяснял. Не знаю, чьё это было решение — Сёмина или Игнатьева. Но раз они посчитали, что это нормально, то такие решения тренерского штаба не обсуждается. Я без вопросов съездил, отыграл и вернулся. Но желания оставаться в команде не было никакого.

— Жалеете, что оставили «Москву» ради «Локомотива»?
— Кроме «Локо» тогда было ещё предложение от «Рубина». И вы знаете, если раньше я говорил, что ни о чём не жалею, то сейчас, по прошествии времени, могу заявить: это была большая ошибка. Однако в любом случае — всё что ни делается, к лучшему.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →