Гаджи Гаджиев
Текст: Александр Бессарабский
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Гаджиев: хочу вернуть «Амкару» его прежний, мужицкий характер!

Новый наставник «Амкара» Гаджи Гаджиев побывал в гостях у «Чемпионата» и рассказал, как он рассчитывает сохранить место команды в РФПЛ.
4 февраля 2015, среда. 12:00. Футбол

В редакцию «Чемпионата» Гаджиев пришёл, вооруженный современными технологиями. Если раньше приходилось хранить кипу бумаг, тетрадей и блокнотов, то теперь вся необходимая информация помещается в планшет.

— Что раньше от руки писали, теперь в электронном виде, — с удовлетворением заметил тренер. — Тренировки, упражнения, таблицы с данными по различным функциональным тестам. Есть просто текущие записи – мысли, замечания. Ну и приложение, которое позволяет рисовать тактику. Храню данные по всем последним клубам, где работал. Куда больший объём информации находится под рукой – очень удобно.

«Общался с Черчесовым об «Амкаре»

— Перейдём сразу к вопросам читателей. Каких целей вы планируете достичь во главе «Амкара»? (Андрей Бибяев)
— Задача – сохранить прописку в Премьер-Лиге. Нельзя сказать, что она нереальная, но требует серьёзного отношения и настроя. Ситуация не самая простая: неудачный осенний цикл, поражение от прямого конкурента на финише… Но, если честно, думал, что

Раньше Каряка меня всё время приглашал, я его впервые позвал. Куда бы я ни приходил – Каряка там.

застану команду в худшем психологическом состоянии. К тому же я не очень хорошо знал «Амкар». Понятно, что Пеев, Сираков, Занев, Коломейцев, Белоруков и другие, кто много лет в Перми играет, они на слуху, на виду. Но там ведь и другие люди есть. Надо отдать должное руководству клуба: несмотря на ограниченные ресурсы, «Амкар» на протяжении многих сезонов показывал хороший футбол и достаточно высоко поднимался – благодаря грамотной трансферной политике, хорошей атмосфере в коллективе. Проблемы команды в этом сезоне, полагаю, во многом связаны с уходом или травмами лидеров. Георгиев и Канунников покинули клуб, в лазарете оказались Фибель и Белоруков. Травмы двух основных защитников привели к тому, что команда пропускала практически по два мяча за игру…

— Чтобы компенсировать потери, требуются приобретения. Стоит ли ждать от «Амкара» трансферной активности?
— Нам нужно укрепиться двумя-тремя футболистами. Просматриваем очень неплохую группу молодых игроков – не сказать, что они прямо сейчас готовы укрепить костяк, но выйти в нужный момент и помочь добиться результата могут точно. Однако молодым нужно время. В целом же у нас есть несколько позиций, которые, как мне кажется, требуют усиления. В первую очередь это центр защиты, где у нас тоже есть молодёжь, способная конкурировать с основой. Ждём, конечно, возвращения Белорукова, но поскольку можем сыграть как в два, так и в три центральных, хорошо было бы иметь ещё одного сильного футболиста в этой зоне. Чтобы не получилось, как в осенней части чемпионата — выходит из строя пара игроков, и команда начинает по два мяча за матч пропускать.

— Приложите все усилия, чтобы удержать Фибеля? Его обожает вся Пермь, это один из лучших центральных защитников в РФПЛ. Кто будет играть, если он уйдёт, Никитин уйдёт? (romchik-cska)
— С Фибелем идут переговоры о новом контракте. Если договорённость будет достигнута, он появится на сборах. Важно быстрее определиться — да или нет, чтобы этот и другие подобные вопросы не зависали, мешая подготовке.

Гаджи Гаджиев

Гаджи Гаджиев

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— У него есть предложения от других клубов?
— Слухи разные ходят, не хочу их обсуждать. Если руководство клуба и агент игрока придут к соглашению, он присоединится к команде.

— Вы говорили, что хотели бы перейти на игру с тремя нападающими, но всем известна проблема «Амкара» с форвардами. Как собираетесь выстраивать схему с учётом этой проблемы? (Евгений Пичурин)
— Определённые проблемы в группе атаки действительно есть, и это тоже позиция, которую хотелось бы усилить. У нас есть Якубко – надеюсь, что травма не помешает ему продолжить карьеру, а тренерский штаб предпримет шаги, чтобы оптимизировать нагрузки. Есть Пикущак, которого Черчесов, например, часто выпускал во втором тайме, — и он неплохо смотрелся, забивал.

Со Станиславом я, кстати, общался, мы долго говорили, я интересовался его мнением о команде, возможностях отдельных игроков, о психологических аспектах.

Что касается тактики, то в современном футболе игроки выполняют большой объём работы, и система – это просто вопрос акцента. Скажем, Пеев гораздо полезнее в атакующей фазе, и мне бы хотелось больше задействовать его именно впереди – без снятия оборонительных обязанностей, конечно. Значит, нужно, чтобы в его зоне была страховка. То есть речь о качестве взаимодействия между игроками. Если есть качество, или иначе индивидуальное мастерство, то тактика становится куда более вариативной, разнообразной и команда способна быстро перестраиваться с одной системы игры на другую. Футболисты же должны выполнять ту работу, к которой они лучше всего адаптированы. А так мы на сборах наигрывали различные варианты – и 4-3-3, и 4-4-2, и 5-4-1…

«Обещали, что с зарплатой проблем не будет»

— Какая ситуация с Александром Прудниковым из «Динамо», которого вы хотели видеть в команде?
— Он прошёл с «Амкаром» сбор, мы в нём заинтересованы. Сейчас Прудников отправился решать вопросы с «Динамо». Если решит и согласится на наши условия – значит переход состоится. Конечно, Прудников нужен: нападающий, россиянин к тому же (в итоге оргвопросы улажены, Прудников прибыл на второй сбор. – Прим. ред.).

— Какие сейчас финансовые возможности клуба? Не секрет, что одной из причин неудач на первом отрезке чемпионата были многомесячные долги по зарплате.
— Если речь о зарплатах, то долги выплачены, и есть уверенные заверения руководства клуба, что с зарплатой проблем не будет. Другое дело, что ресурсов для покупки игроков, для оплаты трансферов очень мало. Можно сказать, их практически нет. Но для клуба эта ситуация не нова. «Амкар» так живёт уже десяток лет.

— Чувствуете ли вы давление лимита на легионеров? Славолюб Муслин привлекал российскую молодёжь, но всё равно часто сетовал на дефицит кадров с нужным паспортом.
— У нас россиян действительно немного. Вы заметили – я пока из наших одного Белорукова назвал? На сборах играли составом, в котором было всего трое россиян, – то есть в чемпионате мы бы не смогли есть выставить. На трансферном рынке довольно много

Бывший генеральный директор «Крыльев» Денис Маслов в шутку не раз говорил, что хочет видеть Максимова в «Крыльях» больше, чем свою собственную супругу дома.

вариантов по легионерам, а вот количество предложений по россиянам можно на пальцах пересчитать. Ладно бы нас устраивал любой игрок на любую позицию, но нам ведь нужно усиливать конкретные зоны. Скажем, средняя линия в целом хорошо укомплектована, в том числе россиянами. Радует готовность молодых игроков, но надо иметь в виду, что в товарищеских матчах они раскрепощены и выглядят зачастую лучше, чем в официальных играх.

— Игорь Киреев – одно из открытий первой части чемпионата. Как оцените его перспективы и будущее в «Амкаре»?
— У него арендное соглашение до конца сезона, и нет никаких предпосылок, чтобы он покинул клуб досрочно. Тренируется и играет хорошо. Замечания бывают – по игре в пас, например, но и немало хороших игровых качеств. Работаем мы не так долго вместе, чтобы я мог дать оценку его долгосрочной перспективе в футболе.

— Есть целая группа футболистов, которых вы все время приглашаете в свои команды – такие, как Ангбва, Григалава, Максимов, Махач Гаджиев и ещё несколько. С чем это связано? Вам комфортнее работать с теми, кого хорошо знаете? (Константин Иванов)
— Ещё Андрея Каряку забыли. Вот только раньше он меня всё время приглашал, я его впервые позвал (улыбается). Куда бы я ни приходил – Каряка там. Так было в «Крыльях», «Сатурне», в «Волге»… И хотелось бы в этом списке услышать фамилию Анджинджала, которого я пригласил из «Волги» в «Крылья», несмотря на очень непростое отношение к нему в Самаре, да и «Амкар» думаю, выиграл бы от его прихода, но не сложилось. Если бы «Анжи» в 2013-м сохранил хотя бы половину своего звёздного состава, то вопрос, кого приглашать, стоял бы совершенно иначе, то есть каждый конкретный случай нужно рассматривать отдельно. Например, на позиции Махача в «Амкаре» играет Пеев, есть Баланович, с хорошим потенциалом, тот же Киреев.

— А Максимов?
— Переход Максимова в «Крылья» был не только моим желанием. Бывший генеральный директор «Крыльев» Денис Маслов в шутку не раз говорил, что хочет видеть Макса в «Крыльях» больше, чем свою собственную супругу дома. И Беню, которого не было со мной в «Волге», они рассматривали до моего приглашения в Самару. Он, как и другие, вами названные, по уровню определенно игрок Премьер-Лиги и не случайно имеет пару десятков игр за сборную Камеруна. В «Волгу» бы он тоже пришёл так как обычно делает — по своей инициативе вне зависимости от финансовых проблем, которые испытывал клуб, однако заявка команды была закрыта из-за долгов.

Тренер, приглашая игроков должен учитывать реальные возможности клуба, а игрок должен соответствовать требованиям Премьер-Лиги. Верно? Илья вполне мог укрепить «Амкар», и была бы такая возможность — мы бы его пригласили. Считаю, что по своему потенциалу он не хуже тех, кто сейчас играет в средней линии в сборной России. Правда, травмам подвержен, ну и на каком-то этапе карьеры ему характера не хватило. Иначе наши пути с ним точно разошлись. Ведь уже в 17 он был в «Зените». Ну а Григалава имеет куда более высокий потенциал, чем тот результат, который на сегодняшний день показал. Болезнь, которая выбила его из колеи в 2013 году, далеко не самая главная для него не проблема. Ему надо играть, а не сидеть на хорошей зарплате и годами прожигать своё футбольное будущее. Это не лучший способ реализации собственного потенциала.

«Мой контракт рассчитан до лета»

— Как вы считаете, у каких из команд «Амкар» обязан брать три очка, а кому «ставить автобус»? (Антон Шмаков)
— Всегда нужно действовать агрессивно, с определённой долей риска, но в обороне играть как попало нельзя ни при каких раскладах. В игре обязательно должен был баланс. Мне нравится мысль Гвардиолы: «Когда мяч у нашей штрафной, я всегда нервничаю, поэтому прошу футболистов отбирать его ещё на половине поля соперника". Понятно, что есть команды-лидеры, которые имеют определённое преимущество перед нами — прежде всего в уровне мастерства. Но мы должны исходить из своих возможностей и помнить, что нет в России клубов, которые Пермь не обыгрывала бы. Отнимали очки у всех – у «Зенита», ЦСКА, «Спартака», «Динамо», «Локомотива».

— Согласны, что календарь весенних игр у «Амкара» достаточно неплох?
— Осталось 14 игр, встретимся фактически со всеми соперниками – в том числе с ЦСКА, «Зенитом», «Спартаком», «Динамо». Но домашних игр чуть побольше – в этом отношении вижу небольшой плюс: играть на своём поле чуточку проще, чем на выезде. Надеюсь, что и болельщики не оставят команду без поддержки.

Гаджи Гаджиев

Гаджи Гаджиев

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Осенью у «Амкара» были проблемы со стадионом. Не поднимали этот вопрос перед руководством?
— Меня заверили, что всё будет нормально. В Перми одно из лучших полей, там всегда был хороший газон. Нужно понимать, что иногда подобные проблемы создаются искусственно.

— Гаджи Муслимович, «Амкар» для многих тренеров становился трамплином в тренерской карьере. У вас репутация тренера, который часто расстаётся с командами по своей воле. Покинете ли вы «Амкар», получив более выгодное предложение? (Александр Гусельников)
— Мой контракт рассчитан до лета, и рано говорить, будет он продлён или нет. Это ведь не только от меня зависит.

— Понятно, что вопрос в большей мере не к вам, а к предшественнику, и всё же: есть понимание, отчего «Амкар» во втором полугодии 2014-го стал худшей командой лиги по результатам матчей на чужом поле?
— Думаю, это можно объяснить тем, что произошёл психологический надлом,– то ли из-за травм и ухода ведущих исполнителей, то ли в связи с какими-то внутренними проблемами. Не знаю, но в плане проявления волевого потенциала команда действительно не была похожа на саму себя. Задача тренеров сводится к тому, чтобы вернуть «Амкару» лицо, — тот мужицкий характер, который отличал его в прежние годы. Пермь всегда вела борьбу до конца, даже в самых сложных ситуациях. А на выезде проявление волевых качеств особенно важно.

«Был уверен, что оставлю «Анжи» в Премьер-Лиге»

— Какие у вас остались воспоминания от времени, проведённого в Махачкале?
— О каком времени вы говорите? Ведь в Махачкале я начинал работать давным-давно, когда там не было ни понимания профессионального футбола, ни инфраструктуры. Работал и тогда, когда «Анжи» только начинал подниматься и достиг своих первых результатов.

— Поговорим о временах относительно недавних.
— Первый период – 2011 год, когда я уходил из команды, в которой начинали собираться звёзды. И второй – последний приход в Махачкалу. Думаю, что в ситуации, в которой оказался тогда «Анжи», едва ли была какая-либо мало-мальски серьёзная профессиональная команда. Я знал, пусть не в полной мере, куда иду, понимал всю сложность положения – ведь похожий опыт был в Самаре, когда из-за жёсткого финансового кризиса мы фактически полностью потеряли команду, бронзового призёра чемпионата. В «Крыльях» люди месяцами не получали зарплату, на базе порой кушать нечего было. Тогда в одночасье были распроданы 10 основных футболистов.

Что касается «Анжи», то вот представьте себе: мы с вами живём в хорошем доме, а потом раз – стихийное бедствие. Дом качается, разваливается, рушится. У кого-то есть возможность переселиться в другое место, а у кого-то нет. Ему некуда деваться… Кто-то уехал в «Динамо», кто-то в «Зенит», ещё куда-то – а каково тем, кто остался? Это неприятное ощущение. Ощущение ненужности…

В Самаре было чуть полегче – хотя бы потому что там команда не менялась дважды за короткий промежуток времени, как это случилось в Махачкале. И потом, она жила в Самаре, в своём доме, а тренер находился, что называется, внутри ситуации. А тут… Пришёл в «Лужники» на тренировку и вижу: восемь футболистов. При этом один идёт к врачу, другой – в зал, третий – ещё куда-то. А тренируются полтора человека… Да, я осознавал всю сложность ситуации. И, конечно, мне Сулейман Керимов сказал, что намерен резко омолодить команду. Но думал, что справлюсь. Был уверен. Надеялся, что сможем кого-то сохранить, кого-то добрать. Получилось

Пришёл в «Лужники» на тренировку «Анжи» и вижу: восемь футболистов. При этом один идёт к врачу, другой – в зал, третий – ещё куда-то. А тренируются полтора человека…

совершенно не так. Например, Шатов, по его собственным словам, даже не знал, что будет продан в «Зенит». С Ионовым договаривались, что останется, но потом он несколько раз подходил ко мне: «Отпустите, я должен за сборную играть»… Следом Жоао Карлос: «Приглашают в «Спартак», я не буду за «Анжи» играть». В итоге получилось то, что получилось. За две недели нужно было собрать фактически новую команду.

— А тут ещё и Лига Европы совершенно некстати…
— Тем не менее даже с этим составом мы прошли дальше всех российских клубов.

— А на главном направлении, в чемпионате, это разве не помешало?
— Помешало, безусловно. И дело тут даже не в дополнительной физической и психологической нагрузке от игр, хотя и это имело значение, поскольку готовность отдельных игроков реально не могла быть оптимальной. Важнее другое — команда в полном составе тренировалась крайне редко из-за обилия игр и необходимости восстановления после них. На общекомандные тренировки времени практически не оставалась, что для только-только собранного коллектива, чрезвычайно важно. Получалось так, что одна группа футболистов играла в Лиге Европы, а другая тренировалась, и наоборот.

— Как вам работалось со звёздными подопечными?
— Порой легче, чем со многими менее квалифицированными футболистами. Если человек понимает, что такое игра и подготовка, всегда можно убедить его, что нужно делать именно так, а не иначе. И тогда всё нормально.

— Что, никаких капризов не было?
— Какие-то капризы всегда есть, и не только у больших мастеров. Важно, чтобы эти капризы не шли вразрез с интересами команды. С Это’О, например, у нас до сих пор дружеские отношения именно потому, что он и сам интересы команды ставил во главу угла, и других подчинял им. Самуэль был лидером, стержнем коллектива.

К сожалению, недолго нам с ним довелось работать. Если бы даже один Это’О остался, уверен, «Анжи» не вылетел бы. Даже при всём том, что состав после массового отъезда звезд был явно недоукомплектован. Тут такая аллегория годится: пошёл ты в магазин за шубой, но шубы не купил. Хорошей зимней куртки тоже не нашёл. Зато попались тёплые носки – взял их… потому что магазин закрывался.

Это’О как начальник команды при Хиддинке был — мог потребовать от игрока заплатить штраф – за опоздание на тренировку, например, или за неопрятный вид.

— Сейчас поддерживаете отношения?
— Да, он звонил мне, когда я возглавил Пермь. Поздравил и попросил: «Возьми Беню на сбор, он не может без футбола». Замолвил словечко за земляка (смеётся). Ну а я пригласил его в Пермь на какую-либо из игр.

«Смолов – не трусливый, нет. Но ему не хватает концентрации»

— В 2002 году вы оказались в Японии. Как вам работалось в Азии? (Тютин Сергей, Рязань)
— В 2001 году я ушёл из «Анжи», а в 2002-м поехал в Японию – по рекомендации Валерия Непомнящего. Клуб был средненький, но организован хорошо. Поразило, что за всё время пребывания там ни разу не слышал разговоров на повышенных тонах. А футбол – он везде футбол…

— Зико рассказывал, что японские футболисты очень близко к сердцу всё принимают. Так и есть?
— Это не только футбола касается. Японцы вообще подвержены депрессиям. Видимо, поэтому там и подход к игрокам специфический. Никто не кричит: ты, такой-сякой, барбос, не туда побежал, не то сделал! Говорят: молодец, что побежал или отдал, но ещё лучше было бы, если бы отдал туда…

Я такими приёмами пользуюсь до сих пор. Считаю, что нашим игрокам они тоже подходят. Всегда важно найти к человеку ключ. Чтобы он тебя не только слушал, но и слышал.

— Как подобрать этот ключ?
— Самое важное для тренера – найти подход если не к каждому игроку, то к большинству. Всегда стараюсь строить диалог с футболистами, пытаюсь вникать в их проблемы. Если нет взаимопонимания, всё остальное может быть потеряно. Взаимопонимание в команде, в конкурентной среде, всегда основано на доверии, на справедливости или объективности принимаемых тренером решений.

— У вас нет ощущения, что Капелло в сборной как раз этого самого взаимопонимания с футболистами и не хватает?
— Я тоже тренер и не имею, наверное, права публично делиться своими ощущениями. К тому же они могут быть неверными. Для того чтобы давать конкретные оценки, нужно находиться внутри коллектива. Помню, мы общались с Фабио на техническом комитете. Он рассказал интересную историю. Его «Реал» играл важный матч. Побеждает – фактически становится чемпионом: в последнем туре объективно слабый соперник. Этот матч они выиграли. А потом выходят на встречу с аутсайдером – и команда встаёт. Да, так бывает. Но Капелло в перерыве не стал ругать своих футболистов, а присел на корточки, чтобы оказаться с ними на одном уровне, и просто поговорил с ними. На второй тайм вышла совсем другая команда.

Если это работает, то всё работает. Если нет – не работает ничего. В 1975 году я был на стажировке у Сан Саныча Севидова в «Динамо». Замечательный тренер! У него не было длинных речей, как у меня. Он коротко говорил. Большинство фраз помню до сих пор. Одна из них звучала так: «Нет характера – нет футболиста».

Гаджи Гаджиев и редакция «Чемпионата»

Гаджи Гаджиев и редакция «Чемпионата»

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Много в вашей практике было одарённых от природы игроков, которым мягкость характера мешала раскрыться?
— Много. Всех и не вспомнишь…

— Смолов не из этой категории?
— Смолову, конечно, характер мешает. Характер – комплексное качество. Человек может быть мягким по жизни, но в игре преображаться, становиться волевой личностью. Футболист каждый день должен не просто выходить на тренировку, но и быть готовым к ней точно так же, как к игре. Потому что тренировка – это, как говорил Тарасов, копилка. На каждом занятии ты что-то вкладываешь в неё для будущего своего прогресса. Если футболист не в состоянии ежедневно это делать, значит, у него проблемы с характером. Есть футболисты, которые на тренировках выглядят не очень, но выходят на игру – и выкладываются на 100 процентов. А есть другой тип игроков: на тренировках супер, а начинается матч – и его не слышно, не видно. Например, у меня в «Волге» был такой парень. Вторым Ибрагимовичем его называли…

— Ахметович?
— Ахметович. На тренировках – гигант! Но я ему говорил: «Ты не будешь футболистом». — «Почему?». — «Потому что ты трус». Он возражал: «Я не трус!». – «Хорошо, докажи». Сколько раз я его ставил в состав… Но по вторникам, на тренировках, это был один игрок, а как дело доходило до матча – совсем другой.

— Обратные примеры были?
— Ну вот про Фибеля говорят, что он такой: на тренировках не впечатляет, зато в матчах выкладывается по полной программе. Мойзес такой же был у меня в Самаре. Тут от характера много зависит. Бывает, человек боится мышку, но при этом может пойти на войну под пули. Смолов – он не трусливый, нет. Но ему не хватает концентрации.

— Сильно его ругали после того знаменитого офсайда в матче с «Ростовом»?
— Нет. Вообще ничего не сказал. Конечно, если бы он тот мяч не тронул, всё могло для «Анжи» повернуться иначе. Не только в конкретном матче, но и во всём чемпионате. Могли бы зацепиться…

«У Капелло было три недели – разве мало?»

— На упомянутой вами встрече тренеров с Капелло поднимался вопрос игрового стиля сборной России? Некоторые эксперты, журналисты считают его устаревшим…
— Главная проблема, которую поднимал Фабио, касалась скорости: в чемпионате России не хватает борьбы, динамичных, быстрых игр. С этим можно согласиться. Но насчёт того, что это повлияло на подготовку сборной к чемпионату мира, можно и поспорить. Чемпионат Союза тоже по динамике уступал итальянской, английской или немецкой лигам. Тем не менее футбол нашей сборной в 1986 году признавали самым быстрым. О нас говорили: «Скорости XXI века!». Лобановскому удалось подготовить команду. У Капелло было три недели…

— Хиддинку их хватило, чтобы подготовить сборную к Евро-2008.
— Правильно. И потом, сколько мы смотрим футбол, столько слышим разговоров об этой скорости. 70-е годы – тотальный футбол, Голландия, Германия. Скорость! Киевское «Динамо» Лобановского и Базилевича — коллективная скорость. В 1986 году наша сборная опять-таки брала своё за счёт скорости. Поэтому я не могу согласиться с тезисом о том, что якобы мы не видим и не понимаем этих тенденций. Что, у Виллаш-Боаша в «Зените» нет скоростных занятий? Или у Слуцкого в ЦСКА? Пускай чемпионат у нас не самый напряжённый, но у тренера сборной было три недели, чтобы подвести команду к турниру в наилучшей кондиции. Я спросил у Капелло: «Может быть, проблема в игровом потенциале команды? Позволяли возможности команды сыграть лучше?" Он ушёл от ответа, видимо полагая, что это может ухудшить внутри командные отношения.

— Кого вы считаете более сильным футболистом – Месси или Роналду?
— Месси, с моей точки зрения, более талантлив, более одарён от природы. А для команды, как мне кажется, более ценен Роналду. Но для того, чтобы в этом убедиться, с ним нужно поработать (улыбается).

— Вы практиковали во многих клубах-середняках РФПЛ. А были ли карьере моменты, когда вас звали в более именитые команды нашего чемпионата? (Тютин Сергей, Рязань)
— Конечно, мне хотелось бы поработать с командой, обладающей большим

потенциалом и решающей высокие задачи не только в России, но и в Европе. Кому не хотелось бы? Но как сложилось, так сложилось. Разговоры из серии «вокруг да около» случались, а предметная беседа такого рода была одна. Клуб называть не буду.

— Готовы сейчас повторить свой зарубежный опыт? Или языковой барьер мешает?
— Знаете, я часто беру в помощники молодых тренеров – Гордеева, Гусина, Акаева, Агаларова, сейчас – Каряку и Евсеева. На днях с Карякой зашёл разговор о сборах, в котором сошлись на мнении, что песня, где звучат слова «Не нужен мне берег турецкий», правильная (улыбается). Это уже своего рода девиз жизни. Никогда не хотелось уезжать за границу. Но ведь неисповедимы пути господни.

— У вас были какие-то нехорошие предчувствия перед гибелью Андрея Гусина?
— Предчувствия? Мне и сейчас порой кажется, что всё это не так, не правда. Какие могут быть предчувствия о молодом полном сил и здравого смысла человеке? Скорее, предчувствия были у супруги Андрея Кристины. Я был в Киеве на похоронах. Тяжёлое зрелище… Потеря мужа, сына, отца – это всегда трагедия. Кристина говорила: «Сколько раз я его просила: ладно на машине гоняешь, но мотоцикл хоть оставь в покое. Он же приходил домой весь побитый, коленки содранные. Но он не слушал. Купил себе доспехи. День на велосипеде гоняет, день на мотоцикле»… Если бы Андрей был в работе, ему бы было куда энергию направить. Сильная личность, добрая, благородная душа была у моего друга, человека, на которого можно было положиться в любой самой тяжелой ситуации. Жизнь связала его с футболом и подарила ему много счастливых дней. Он был талантлив и как игрок, и как тренер.

— Давайте всё же на более оптимистичной ноте завершим беседу. Читатель Павел Паршин интересуется: у вас есть любимый тост?
— Любимого нет. Обычно импровизирую. На последней встрече с друзьями цитировал Расула Гамзатова: «Всё, что есть хорошее во мне, это от народа. А всё плохое – это сугубо моё». Иногда пользуюсь чужим талантом (смеётся).

Беседовали: Самвел Авакян, Олег Лысенко, Михаил Тяпков, Галина Козлова.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 1
24 июля 2017, понедельник
23 июля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Что происходит со "Спартаком"?
Архив →