Александр Мартынович
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Михаил Тяпков

Мартынович: «Краснодар» и Широков нашли друг друга

Защитник «Краснодара» Александр Мартынович рассказал о почти русском Жоаозиньо, возвращении Широкова и опыте Лиги Европы.
5 февраля 2015, четверг. 15:30. Футбол

Почти русский Жоаозиньо


— Не раз наблюдая за нагрузками, которые даёт на сборах Олег Кононов, представляю, насколько тяжело было пройти первый сбор.
— На самом деле, сейчас тренировочный процесс меняется, у нас стало больше работы с мячом. А в принципе сборы на то и сборы, чтобы заниматься в том числе и беговой работой. Самое трудное – это вкатиться. Первые дни сбора самые тяжёлые, занятия по три раза в день. Потом уже по два, и становится легче, организм адаптируется.

— Есть у вас какое-нибудь самое нелюбимое упражнение на сборах?
— Как и большинство футболистов, сильно недолюбливаю монотонный бег. Когда ты просто наматываешь километры вокруг поля. Это психологически тяжело.

— В вашей жизни когда-нибудь было так много футбола, как в первой части нынешнего сезона?
— Ну я периодически пропускал матчи, поэтому никакого пресыщения не произошло. Даже наоборот, не успел наиграться. Отпуск был длинный, и я порядком соскучился по футболу. Когда читал в январе новости – эти уже собрались, эти уже играют – думалось: скорее бы.

— С партнёрами по «Краснодару» созванивались, чтобы скоротать время ожидания?
— Да, был на связи с российскими ребятами, ну и с Жоаозиньо переписывались пару раз. Он уже тоже практически свой, российский (смеётся).

— В прошлом году много было разговоров о его натурализации, о возможном вызове в сборную. В команде на эту тему отшучивались по полной?
— Да какие шутки, он на самом деле уже почти русский – говорит по-русски, что для бразильца уже большое достижение, понимает наш менталитет. Так что психологически он уже натурализован. Сборная России – другая тема. Я в этом отношении консерватор и считаю, что в сборной должны играть российские ребята. Но вот получить гражданство, не считать его легионером – это было бы справедливо. И для команды, и для самого Жоаозиньо это был бы плюс.

«Штанге был не совсем немцем»


— Раз уж мы затронули тему сборной, давайте поговорим о национальной команде Белоруссии. Назначенный в декабре Александр Хацкевич, если не ошибаюсь, третий или четвёртый тренер только на вашем веку. Насколько оправдана такая тренерская ротация после каждого отборочного цикла?
— Наверное, это нормально, ведь ставятся определённые задачи, и если они не выполняются, то приходит новый тренер.

— С расширением финальной стадии чемпионата Европы связывали надежды на выход туда Белоруссии. Однако, похоже, на Евро во Францию попасть будет трудно.
— Мы попали в очень трудную ситуацию уже в самом начале цикла. И шансы, конечно, невелики, если не сказать мизерные. С приходом Александра Хацкевича, мне кажется, мы должны найти себя, наладить связи, командную игру. Но говорить о турнирных перспективах трудно.

— В дальнейшем при таком формате отбора к Евро, с шансом на выход даже для третьей команды, Белоруссия может надеяться на дебют на крупном международном турнире?
— Каждая команда мечтает об этом, и наши шансы выросли с расширением турнира. Это дополнительный мотивирующий фактор, потому что никто из нас прежде не играл на таком уровне. Так что будем надеяться и с оптимизмом смотреть в будущее.

— Вы начинали в сборной при немце Бернде Штанге. Насколько это был интересный опыт, тем более что за исключением серба Славолюба Муслина вы с иностранными специалистами с тех пор не работали?
— Даже если брать только статистику, будет понятно, что при Штанге у нас был самый высокий рейтинг за всю историю. Да и играли неплохо. Мне, молодому в ту пору футболисту, было очень интересно работать с ним, комфортно, в коллективе была отличная атмосфера. Штанге умел здорово работать и с прессой, и с болельщиками – за нами следили, собирался полный стадион. Так что и в плане результата, и в плане менеджмента это было отличное время.

— Немецкие специалисты известны довольно строгими требованиями в плане порядка и дисциплины. Чего-то особенного Штанге от вас требовал?
— В этом плане он был не совсем немцем, я бы даже сказал наоборот (смеётся). Он был совсем не строгим, всегда на позитиве, легко ко всему относился. Поэтому у нас никогда не возникало в команде никаких конфликтных моментов.

«Об уходе из «Краснодара» не задумывался ни разу»


— Вернёмся к «Краснодару». Вы –старожил клуба, играете здесь ещё с первого дивизиона. Часто ли оглядываетесь на пройденный за эти годы путь и сильно ли изменился сам «Краснодар» или уже тогда в нём угадывалась будущая топ-команда российского футбола?
— Клуб развивается – это естественно. Он совершенствуется технически, у нас очень сильный медицинский блок. Организация на самом высоком уровне. Постоянно повышается планка задач, приходят всё более сильные футболисты. С тех времён, когда я пришёл в «Краснодар», нас осталось буквально два-три футболиста.

— У вас в связи с этим никогда не было сомнений, опасений – буду ли проходить в состав, выдержу ли эту планку? Всё-таки вы приходили молодым футболистом в команду первого дивизиона, а сейчас это клуб, участвующий в еврокубках.
— Если оглядываться назад, то лично у меня были в «Краснодаре» и хорошие, и плохие моменты, когда я почти не играл. Но я привык ко всему относиться спокойно, не паниковать, ждать своего шанса. То, что у нас очень дружный коллектив, а у меня прекрасные отношения с руководством, всегда помогало пережить чёрную полосу. Поэтому об уходе за эти годы не задумался ни разу.

В прошлом году вы провели за «Краснодар» 100-й матч и получили памятные часы в подарок от Сергея Галицкого. Что для вас это значит, чувствуете себя уже частью истории молодого клуба?
— Часы ношу и с удовольствием вспоминаю этот момент. Это было очень приятно.
Сергей Николаевич так относится к футболистам, что это является дополнительной мотивацией. В «Краснодаре» чувствуется, что клуб ценит футболистов. Ну а для меня лично перешагнуть отметку в 100 матчей в быстро растущем клубе при современной текучке кадров в футболе – это достижение.

— Сергей Николаевич любит приехать на сборы, пообщаться с футболистами. Часто беседуете с ним лично?
— Да, и в этом году Сергей Николаевич уже приезжал на наш сбор в ОАЭ. Он может и личными делами поинтересоваться, спросить, как и что в сборной. В общем, в курсе всех дел каждого. Это удивительно, ведь понятно, что у него огромный бизнес и других дел хватает.

— Галицкий, пожалуй, один из самых демократичных президентов клубов. Вас друзья из других команд часто спрашивают – ну как оно, общаться с одним из первых лиц российского футбола, миллиардером из списка «Форбс»?
— О таком не спрашивают, просто завидуют по-хорошему тому, как Сергей Николаевич всё организовал в «Краснодаре» — клуб, школа, строящийся стадион. Ну и радуются за меня.

— Отыграв в «Краснодаре» пять лет, вы можете объективно судить, насколько прибавилось у клуба болельщиков? Со стороны оценить это довольно сложно.
— Прирост есть, он идёт, и клуб старается привлекать болельщиков. Но это вопрос времени. Можно сказать, наш болельщик ещё не подрос. Должно прийти новое поколение. Из старого поколения подавляющее большинство с детства болеет за «Кубань» и всегда будет с этой командой – это нормально, что ты не изменишь своему клубу. При этом если говорить не о фанатах, а именно о болельщиках, то они нас признали, приходят на стадион, на те же еврокубковые матчи. А число наших поклонников будет стремительно расти, если мы продолжим показывать высокие результаты.

— Краснодарское дерби – это правда или вымысел журналистов? Всё-таки пока история вашего противостояния невелика, да и количество болельщиков несопоставимо.
— Последние годы в Краснодаре вы можете ощутить дух этого дерби. Приезжайте в город за недельку – почувствуете. И разговоры идут, и атмосфера есть. Прожив в Краснодаре пять лет, обзаведшись друзьями, я могу это оценить. И спрашивают, и вспоминают прежние матчи, и предвкушают. Так что с каждой игрой, пополняющей историю дерби, оно становится всё более атмосферным и статусным.

— У вас друзья в «Кубани» есть?
— Мы хорошо общаемся с Игнатьевым, Сосниным, Жавнерчиком, правда, сейчас он уже ушёл из команды. На самом деле, мы не так много пересекаемся с игроками «Кубани», как может показаться. Наши базы находятся на разных концах Краснодара, живём мы соответственно рядом с ним.

— Но в Лиге Европы они вас поддержать приходили?
— Спрашивали билеты, ажиотаж ведь был приличный. И я тоже, когда «Кубань» в прошлом сезоне выступала в Лиге Европы, обращался к ребятам из «Кубани» за помощью с проходом на игры, приходил, переживал за них.

«На матч с «Зенитом» у нас уже банально людей не хватало»


— Какое ваше самое яркое воспоминание от дебюта в еврокубках?
— Непосредственно первая игра в квалификации с «Калевом». Новая страна, чужой стадион – всё было в новинку. Мы забили быстрый гол, и дальше пошло уже по накатанной.

— Что дали вам матчи с такими опытными и известными клубами, как «Эвертон», «Лилль», «Вольфсбург»? Мандраж присутствовал?
— Пожалуй, самыми волнительными были последние квалификационные матчи с «Реалом Сосьедад». Вот пройдя его, мы уже поняли, что можем успешно играть на этом уровне, поверили в свои силы. А мандраж всегда есть, мы же не роботы. Но через несколько секунд или минут он пропадает, включаешься в игру полностью и больше ни на что не обращаешь внимания.

— После победы над «Реалом Сосьедад» аппетит проснулся? Думали о выходе из такой тяжёлой группы или после жеребьёвки оставались реалистами?
— Выйти хотели – это точно. Группа попалась действительно очень серьёзная, и мы сделали всё, что могли, по моим ощущениям. Где-то нам не хватило везения, где-то опыта. В любом случае для дебюта мы показали себя с лучшей стороны.

— Вы согласны с мнением, что именно непривычная игра на два фронта стала причиной неожиданных осечек «Краснодара» в Премьер-Лиге?
— Наверное, это мнение небеспочвенно. В концовочке мы немного сдали, были большие проблемы с кадрами. Люди стали выпадать с травмами, карточками, накопилась определённая усталость. Всё-таки обойма у нас не такая уже большая — 15-17 футболистов. Поэтому пришлось тяжело в концовке. На тот же матч с «Зенитом» у нас уже банально людей не хватало.

Весенняя помощь от Широкова


— Несмотря на это, позиции «Краснодара» в чемпионате достаточно крепки. Понятно, что «Зенит» сумел значительно оторваться, но те же ЦСКА с «Динамо» от вас совсем неподалёку. Правда, и снизу конкуренты наступают.
— Мы пока смотрим только наверх, на тех, кто выше нас. А оглядываться назад пока не стоит. Банально, но всё будет зависеть от старта. 2-3 матча в начале весеннего отрезка решат, что будет дальше. Проведём их ударно, возьмём максимум очков – обязательно поборемся за тройку. Начнём оступаться – начнутся проблемы. Я думаю, в целом по итогам первой части сезона все более-менее своё место занимают, всё логично в таблице. Разве что «Динамо», может быть, могло быть выше, всё-таки, на мой взгляд, они чуть более убедительны были осенью, чем ЦСКА. Но это моё личное мнение.

— За новостями из стана конкурентов следите? Про уход Думбия из ЦСКА знаете?
— Конечно, вечерами на сборах свободное время есть, так что читаем новости, какие-то и обсуждаем. Ну что сказать – я очень рад. Не в том плане, что ЦСКА ослаб, а по-человечески за Думбия. Он ушёл в европейский топ-клуб, в котором ему будет интересно. А у ЦСКА ещё есть время, наверняка они будут искать замену Сейду.

— Для вас как для защитника Думбия был самым трудным оппонентом?
— У каждого форварда есть свои плюсы и минусы. В целом я не скажу, что против Думбия было тяжелее всего.

— Возвращение Романа Широкова в «Краснодар» спустя полгода стало сюрпризом или когда после аренды он покидал команду, чувствовали, что ещё можете его увидеть в футболке «быков»?
— Следили за новостями, и когда у него пошли первые проблемы в «Спартаке», подумалось, что если ему придётся уйти, то «Краснодар» будет для него приоритетным вариантом. В команде все рады его возвращению, и мы ждём, что этой весной, как и предыдущей, он нам поможет.

— В команде его расспрашивали на тему его отношений с Якином, чтобы узнать всё из первых уст, а не из прессы?
— Конечно, нам было это интересно. Но содержание разговоров пересказывать, конечно, не буду. В любом случае поговорили и закончили, все всё разузнали, чего дальше эту тему мусолить?

— Роман со скандалом покидал «Зенит», не сложилось с первой попытки в «Спартаке». В «Краснодаре» же за время его пребывания здесь – тишь да гладь. Чем объяснить этот феномен?
— Наверное, ему здесь комфортно, у него отличные отношения и с тренером, и с руководством, его понимают. Всё вкупе. Можно сказать, «Краснодар» и Широков нашли друг друга.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 23
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →