Евгений Макеев
Фото: РИА Новости
Текст: Леонид Волотко

Макеев: так сильно, как Якин, нагружал разве что Ромащенко

О сборной России и «Спартаке», штрафах за лишний вес и нагрузках Мурата Якина – в эксклюзивном интервью с Евгением Макеевым.
9 февраля 2015, понедельник. 14:05. Футбол
В последнее время Евгений Макеев почти не общается с прессой сразу после матчей, а во время первого сбора попросил перенести наш разговор на сбор второй, турецкий, и пообщаться не по телефону, а вживую.

— Ну, я готов. Только пойдём внутрь, чтобы на холоде разгорячёнными не стоять, — говорит защитник, от которого после полуторачасовой тренировки исходит небольшое облако пара, и через несколько секунд усаживается возле своего шкафчика. Кругом – пустые бутылки минеральной воды, шорты с футболками, а также бутсы всех цветов радуги, на подошвах которых виднеются целые куски травы с землёй.

– Ну и погоняли нас – аж колени гудят, — добавляет футболист, стараясь восстановить дыхание.

— Денис Глушаков рассказывал, что настолько тяжёлых сборов на его памяти лет восемь не было.
— Это правда. Особенно если говорить о первом сборе, где в основном была беговая работа.
В моём случае такие сложные сборы были разве что при Ромащенко в дубле.
Здесь, в Турции, тренируемся с мячом, но все занятия долгие, поэтому тоже сложновато. Кстати, на время отпусков нам всем выдали домашнее задание – там тоже нагрузки приличные. Но вообще я с Денисом согласен. В моём случае такие сложные сборы были разве что при Ромащенко в дубле.

— А у него что было?
— Да чего только не было – там упражнения на любой вкус! (смеётся) Помню, кстати, что и Оскар Гарсия (тренер по физподготовке. – Прим. «Чемпионата») тоже нагружал прилично. Особенно в первое время, когда мы семь по тысяче бегали за определённый отрезок времени.

— Самое нелюбимое на сборах – это, наверное, «йо-йо» тест?
— Да. Как и любая другая беговая работа. Да и вообще, если честно, сборы – это так себе удовольствие (улыбается).

— Утром было взвешивание. Про вас обычно говорят: «Макеев сколько ни съест, всё равно ни грамма не наберёт». Врут?
— Бывало, конечно, что набирал, но очень редко. Вообще у меня к лишнему весу расположенности нет, так что обычно никаких проблем после возвращения из отпуска не возникает. Может, этой зимой килограммчик и привёз, но на первых тренировках уже всё сжёг.

— Говорят, раньше в «Спартаке» за лишний вес были жёсткие штрафы, а сейчас как?
— Таких штрафов, как раньше, в команде уже нет. Единственное, нас предупреждают, что в ближайшее время будем взвешиваться чуть ли не каждый день – чтобы постоянно держать ситуацию под контролем. В то же время на сборах у всех всегда есть возможность привести себя в форму. Если этого не делаешь – плати штраф.

— Паршивлюк у вас главный специалист по модным сериалам, Глушаков в Испании читал автобиографию Фергюсона. Вы как коротаете свободное время?
— На первом сборе играл на приставке в NHL. Сейчас живём с Серёгой Брызгаловым — он вроде PlayStation привёз, даже обыграть грозился, но до сих пор не распаковал. Побаивается меня, наверное.

— Многие на сборы берут машинку для стрижки волос. Глядя на вашу причёску, я так понимаю, вы заранее избавились от этих проблем?
— Естественно. Чтобы ни с кем машинкой делиться не пришлось, а то Брызгалов уже покушался на неё. Пусть теперь волосатым ходит!

— Вас то третьим братом Березуцких называли. То с Карпиным сравнивали, потому что оба кудрявые. Сейчас ничего нового не придумали?
— Пока нет (смеётся). Тем более теперь-то я совсем лысый. Главное, что для сборов такая причёска – самое то!

«Играть в спартаковский футбол никто не запрещает»


— Мурат Якин работает в «Спартаке» достаточно давно, но, такое ощущение, ещё ни разу не повышал голос на игроков.
— «Напихать» он может запросто!
Нам никто не запрещает играть в футбол с короткими передачами.
Причём не только во время матчей, но и прямо на тренировке, если повод, конечно, есть. Когда был последний раз? Да прямо на сборах случалось.

— Болельщики «Спартака» всегда хотят видеть в исполнении команды фирменный спартаковский футбол с короткими пасами, стеночками и забеганиями. А вам сильно принципиально, в какой манере играть, или во главе угла результат?
— Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Наверное, важнее всё-таки результат. А вообще нам никто не запрещает играть в футбол с короткими передачами, но при этом тренеры говорят, что в определенных ситуациях длинные пасы могут быть намного эффективнее. Важен баланс.

— Конкретно вы в этом сезоне, кажется, сыграли уже на каждой позиции в обороне. Вам самому где комфортнее?
— В принципе, я ко всему уже привык. Но на правом фланге было бы удобнее, конечно. Рабочая нога у меня правая, так что на этой бровке чувствую себя наиболее комфортно. Причём неважно, в какой схеме: с тремя или четырьмя защитниками.

— Паршивлюк как-то сказал, что вы его главный конкурент за место в составе сборной России, где Капелло вас тоже видит на правом фланге.
— Это всё понятно, но я за сборную-то только первый раз отыграл. Сейчас меня вызвали, а в следующий раз могут и не вызвать. На тот период мы с Паршивлюком действительно оба наигрывались справа, но до этого меня вызывали как центрального защитника.

— У вас какое впечатление оставил этот отрезок времени в сборной? С одной стороны, наконец-то вызвали, с другой – сделано это было, наверное, в самый непростой период, когда Капелло не платили, а сборную после ЧМ-2014 полоскали все кому не лень.
— То, что вызвали, приятно, конечно, что скрывать. Но я отдаю себе отчёт в том, что рассчитывали на меня в первую очередь как на игрока запаса. Так что отнёсся ко всей этой ситуации нормально.

— Вернёмся к «Спартаку». Когда к нам в редакцию приходили ваши одноклубники на интервью, читатели каждый раз спрашивали: «Есть ли в команде разделения на группировки?»
— Нет, конечно! Что это вообще такое – группировки? Понятно, что русские игроки в силу языкового барьера всегда будут больше общаться со своими соотечественниками. То же самое относится и к иностранцам, просто потому что так комфортнее. Я, например, знаю несколько фраз на многих языках, так что прекрасно общаюсь в команде вообще со всеми игроками. Никаких группировок нет.

— Тогда расскажите, как Ким Чельстрём отнёсся к фотографии из вашего «инстаграма», где он с усами, а рядом – Почтальон Печкин?
— Я его долго к этому готовил! Когда Ким только начал отращивать усы, я всё ходил и думал, кого же он мне напоминает. Когда наконец дошло, пошёл его фотографировать. Тогда ещё повезло, что Чельстрём в шапке был – жалко, что не в ушанке (смеётся).

— Но он оценил?
— Оценить-то оценил, но кто такой Почтальон Печкин, он не знает. Поэтому в команде не прижилось, хотя сходство все отметили.
Никаких группировок в «Спартаке» нет.

— Артём Ребров, Денис Глушаков, Сергей Паршивлюк – когда все они давали интервью, то говорили о Лиге чемпионов как о финальной цели. Это конкретная задача, которую поставили перед командой, или просто самобытные желания футболистов?
— Наверное, всё-таки каждый говорит за себя. Но вообще все эти разговоры о целях – такая штука… Вспомните, как год назад все журналисты подхватили заявления о том, что мы станем чемпионами. Обсуждали, прикидывали шансы, а в итоге чем всё закончилось? Так что заикаться сейчас о Лиге чемпионов… Конечно, хочется туда попасть, будем стараться и приложим все усилия для этого, но пока у нас сборы, а что произойдёт дальше – посмотрим.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 78
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →