Финансовый фэйр-плей угрожает российским клубам
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Михаил Тяпков

Финансовый фэйр-плей – дамоклов меч над российскими клубами

В прошлом году под санкции УЕФА за нарушение финансового фэйр-плей попали «Зенит», «Рубин» и «Анжи», в этом список может пополнить «Динамо».
11 февраля 2015, среда. 12:51. Футбол
В прошлом году за нарушение финансового фэйр-плей штрафовали и урезали заявку «Зениту», «Рубину» и «Анжи», потом УЕФА скрупулезно изучал бюджет «Краснодара», теперь
недобрые слухи кружат вокруг «Динамо». Санкции за превышение лимита убыточности клубов обещают ужесточать, как и сами требования к расходам команд. И это очень серьёзная угроза для российского клубного футбола.

Пока финансовый фэйр-плей не грянет…


Когда четыре года назад система финансового фэйр-плей только запускалась, над ней принято было подшучивать. Ишь Платини чего удумал – толстосумов в тратах ограничить! Уж мы-то в
Лимит дефицита бюджета, который имеет право покрыть владелец:
— 45 миллионов евро в сезонах 2013/14 и 2014/15
— 30 миллионов евро в сезонах 2015/16, 2016/17 и 2017/18
России точно знали, что даже при всеобщей социалистической уравниловке всегда есть те, кто равнее. Вот и здесь УЕФА заранее упрекали в показухе, наперебой предлагая варианты, как именно легко обходятся финансовые ограничения, а то и явно подозревая организацию в желании просто набить карманы за счёт олигархов, сыграв в этаких робин гудов. Ну пошумели-пошумели, да и забыли. До запуска полноценной работы финансового фэйр-плей оставалось ещё несколько лет, и до этого времени о нём забыли – как болельщики, так и большинство клубов. Ведь пока гром не грянет…

Сезон-2013/14 стал первым, когда финансовый фэйр-плей применялся уже в полном объёме. Если на первом этапе его введения УЕФА отслеживала только долги клубов, участвующих в еврокубках, то с прошлого сезона принялась и за бюджеты. Почему только клубов из еврокубков? На других организация просто не имеет влияния – это компетенция национальных федераций. Если к участникам квалификации требования минимальны, то с группового этапа начинается уже серьёзная проверка. И касается она не только наличия или отсутствия задолженностей, за которые клуб могут отсечь ещё на этапе лицензирования (такое уже было с несколькими десятками клубов, включая «Малагу», «Парму», многие восточноевропейские команды). В прошлом году Комитет по контролю за исполнением правил финансового фэйр-плей уже изучал бюджеты клубов за последние два сезона. УЕФА теперь отслеживает не только отсутствие долгов, но и доходность. Если клуб тратит больше, чем зарабатывает, его ждут санкции.

Чтобы ни у кого не возникло сомнений в серьёзности намерений УЕФА, по итогам прошлого сезона наказания организация назначала щедро. Английский «Манчестер Сити» и французский «ПСЖ» были оштрафованы на € 60 млн и наказаны сокращением заявки на следующий сезон Лиги чемпионов до 21 футболиста. Но морской бой, когда свободных клеток рядом с твоими кораблями остаётся всё меньше, и волнение нарастает, закончился, не успев начаться. По итогам сезона-2013/14 были наказаны и российские клубы. «Зенит» был оштрафован на € 12 млн, «Рубин» — на € 6 млн, а «Анжи» — на € 2 млн. Кроме того, заявка «Зенита» на нынешний розыгрыш Лиги чемпионов сократилась до 22 футболистов. Но это УЕФА, скажем так, «ранил четырёхпалубный». Если ничего не изменить, недалеко и до «убил».

Понятно, что система наказаний за нарушения финансового фэйр-плей достаточно гибкая. Разброс санкций – от предупреждений и штрафов до снятия очков, ограничения числа игроков в заявке, ограничение общих расходов на игроков в заявочном списке и исключение из текущих и будущих турниров. Пока УЕФА ни разу не применяла дисквалификацию клуба именно как наказание за нарушение баланса бюджета. Но в организации дают понять, что те клубы, которые не приводят свои расходы и доходы в соответствии с правилами, рано или поздно могут попасть и под жёсткие санкции.

Девальвация рубля и доходов


Российским клубам в этой ситуации пора не тревогу бить, а звонить во все колокола. Ведь структура их бюджетов такова, что никаких шансов соблюсти финансовый фэйр-плей просто нет. Лидер рейтинга самых богатых клубов «Реал» зарабатывает в год € 549,5 млн – это не считая трансферов. Средненькая команда топ-чемпионата – в районе 40-60 млн. Для российских клубов самостоятельный заработок, не связанный с инвестициями владельцев и трансферными продажами, даже в € 5-10 млн – уже большой успех. Контракт английской Премьер-лиги по продаже телевизионных прав приносит больше € 1 млрд за сезон. Последнее соглашение РФПЛ и «НТВ-Плюс» принесло лиге порядка € 85 млн за 3 года. В такой ситуации на долю одного клуба приходятся копеечные поступления. Про ещё одну ключевую статью доходов – от продажи билетов, абонементов и атрибутики – и говорить нечего: она совсем мизерна. Есть, правда, исключения – отлично работает маркетинг и собираются аншлаги у «Зенита», всё хорошо с посещаемостью у «Кубани», на новых стадионах «Спартака», «Рубина». Но три клуба из четырёх перечисленных в еврокубках в этом сезоне не играют, а у тех же красно-белых расходы достаточно масштабны, чтобы не перекрываться доходами от нового стадиона.

УЕФА, кстати, не засчитывает клубам за убытки инфраструктурные траты – на строительство арен, детских школ, развитие академий. Но у нас, как правило, финансирование таких проектов ведётся через отдельные юридические лица, а не из бюджета клубов.

В общем, ситуация была невесёлой ещё прошлым летом, когда «Зенит» вынужден был продавать Губочана и всячески ужиматься, чтобы получить право заявить Хави Гарсию, чья покупка не вписывалась в установленные УЕФА рамки. И всё это в последние дни трансферного окна. Опять-таки – пока гром не грянет…

Текущая ситуация в российской экономики такова, что над футболом уже не тучи с громом, а молнии сверкают. Девальвация рубля ухудшила финансовое положение клубов практически ровно вдвое. Все основные траты – на зарплаты, трансферы, зарубежные сборы – в рублёвом выражении подорожали вместе с евро и долларом. А все доходы, кроме нестабильных трансферных, — как раз рублёвые. В российской валюте заключаются спонсорские контракты, устанавливаются цены на билеты и абонементы. Даже инвестиции собственников идут в рублях. В связи с этим команды вынуждены затягивать пояса, но в данной ситуации это только плюс. Вот только затянуть их почти вдвое невозможно, а без этого даже прошлогодняя нерадостная ситуация с финансовым фейр-плей покажется сказкой. При текущем курсе рубля в среднем российский клуб-участник (действующий или потенциальный) еврокубков способен самостоятельно зарабатывать в лучшем случае на 1/6 от своего реального валютного бюджета. Достаточно хорошо сбалансирован бюджет у ЦСКА, где нет лишних трат и есть постоянные еврокубковые поступления, впрочем, частично «съеденные» дисквалификацией стадиона. Как уже было сказано, неплохо зарабатывает на коммерции и болельщиках «Зенит», но у него и расходы ого-го какие. Как мы помним, уже в прошлом сезоне поступления не позволили питерцам избежать штрафа в 12 млн.

Есть ещё две потенциальные статьи дохода. Поступления от участия в еврокубках и от трансферов. Но обе они непредсказуемы и нестабильны. Чтобы хорошо зарабатывать, надо играть в группе Лиги чемпионов, а там у нас в лучшем случае две команды. Кроме того, показывать безубыточность надо в прошлые годы, а не в нынешнем, поэтому сначала УЕФа оштрафует на сумму, сопоставимую с поступлениями от участия в еврокубках – так с «Зенитом», «Рубином» и «Анжи» собственно и произошло. Что касается трансферов, то, во-первых, наши клубы никогда не умели на них зарабатывать. Им по-прежнему приходится переплачивать за стоящих игроков на европейском рынке, чтобы заманить их в наш чемпионат. И как потом продать такого игрока с выгодой? Тем более, что контракты они получают такие, что куда-то ехать на понижение просто нет смысла. Получается патовая ситуация.

Русский авось


Разумеется, проблема российских клубов – это не нехватка средств. Средства есть у владельцев или инвесторов, но УЕФА не рассматривает их как форму заработка. Точнее, устанавливает
Санкции за нарушение правил финансового фэйр-плей:
— предупреждение
— выговор
— штраф
— снятие очков
— лишение призовых в турнирах УЕФА
— запрет на регистрацию новичков в турнирах УЕФА
— ограничение количества игроков в заявке на турниры УЕФА, в том числе ограничение общих расходов на игроков в заявочном списке А
— исключение из текущих и/или будущих турниров
— лишение завоеванных трофеев и наград
лимит такого заработка – собственник имеет право покрыть дефицит бюджета до до € 45 млн за отчётный период. Это не так уж мало, хотя, как видно по прошлогодним штрафам, и не спасает ситуации. Но беда в том, что уже со следующего сезона лимит уменьшается до € 30 млн и продолжит сокращаться вплоть до 2018 года, сакрального для нас по причине чемпионата мира. К тому моменту, по плану Платини, клубы должны научиться зарабатывать и выйти в плюс. Вы можете себе представить «Зенит», который получает за 3 года от «Газпрома» всего € 30 млн? Или «Локомотив» с бюджетом € 10 млн плюс поступления от телеправ (несколько миллионов) и от болельщиков (ещё меньше). «Динамо», которому ВТБ выделяет не нынешние, недавно обнародованные почти € 58 млн, а 10? Наконец, Леонида Федуна или Сергея Галицкого, ужимающих свои инвестиции в клубы? В последние годы мы привыкли к аксиоме: частные клубы – хорошо, опосредованно государственные и муниципальные – плохо. Но проблема в том, что европейский футбол эту аксиому усвоил давно и перешёл уже на следующую ступень: частные клубы одного человека или одной компании – плохо, частные клубы, обеспечивающие себя сами, — хорошо.

Такая схема на руку тем, для кого футбол, — бизнес, но интересы болельщиков или владельцев-фанатов игры она не учитывает. Также она не учитывает разницу в развитии футбольного рынка топ-лиг и ещё нескольких примкнувших к ним и большого восточноевропейского футбольного рынка, к которому относится и Россия. Сама структура нашей экономики такова, что ни о каких € 40 млн в качестве дохода от продажи билетов и атрибутики и речи идти не может. Тогда пришлось бы поднять цены для болельщиков почти в 10 раз. Интерес к футболу у нас и так толком на растёт, а в таких условиях просто сойдёт на нет. И никаких поступлений в бюджет билеты ценой в 4-5 тысяч рублей не дадут, потому что купит их несколько десятков человек. Глава департамента по лицензированию УЕФА Андреа Траверсо, приезжавший недавно в Россию, пояснил, что как смягчающее обстоятельство девальвацию рубля учтут, но никаких послаблений отечественным клубам в целом не будет. Об этом говорит и генеральная линия УЕФА. Но при дальнейшем ужесточении требований финансового фэйр-плей и наказаний за его нарушение наши команды даже при полном отказе от трансферных трат окажутся под угрозой самых серьёзных санкций, включая отлучение от еврокубков. Что только усугубит ситуацию – зачем в чемпионате России соревноваться с бюджетами в € 100 млн?

Можно, конечно, поступить традиционно и понадеяться на русский авось. Авось УЕФА отнесётся с пониманием, авось произойдёт откат цен на нефть и значительно укрепится рубль, авось финансовые органы не решатся серьёзно карать клубы, которые не влезают в долги и в принципе имеют деньги. Но тогда можно дождаться очередной грозы, когда будет уже поздно. Ведь ещё в прошлый кризис, например, тогдашний президент «Локомотива» Николай Наумов предлагал на общем собрании РФПЛ договориться о переходе на контракты в рублёвом эквиваленте. На тот момент было недостаточно «жарко», чтобы к нему прислушались. И сейчас часть девальвационной ноши несли бы футболисты. Им и так объективно так сильно переплачивали в сытые годы, что некоторое падение реального уровня заработка оказалось бы не слишком обременительно. Ну пришлось бы на новый Bentley копить не полгода, а год. Но тогда гром по-настоящему не грянул, Наумова не послушали, и сейчас всё тяжкое бремя экономического кризиса несут на себе клубы и их владельцы. Говорить о том, что в рамках меморандума будет переведены на фиксированный курс валюты хотя бы половина контрактов футболистов РФПЛ, — утопия. Клубы и их владельцы почти как несчастные обладатели валютной ипотеки – только и остаётся, что митинговать у Центробанка, но только толку-то?

Что делать?


Что можно предпринять в такой ситуации? Очевидно, что эпоха больших трат в российском футболе подошла к концу. Но перейти в режим экономии – это одно, а рисковать лишиться еврокубков и более-менее сильного чемпионата за три года до чемпионата мира в России – другое. Поэтому российскому футболу нужна своя антикризисная программа, вроде той, что принимается на уровне правительства в государственном масштабе. Поскольку отношения между РФС и остальными участниками футбольного процесса далеки даже от нормальных, да и ведомству Толстых надо свои финансовые проблемы решать, заняться антикризисным менеджментом должны сами клубы, причём не по отдельности, а все вместе. А также все партнёры, инвесторы и вообще все заинтересованные в сохранении отечественного клубного футбола как конкурентоспособного в европейском масштабе.

В первую очередь, надо признать, что текущая модель финансирования клубов через государственные или полугосударственные компании, а также отдельных миллиардеров-энтузиастов больше не соответствует принципам УЕФА и европейской футбольной финансовой модели. Да, вкладывать в клубы можно не напрямую, а, например, через спонсорские контракты. Характерный пример недавних недель – публикация на сайте госзакупок данных о спонсорском соглашении ВТБ и «Динамо». Банк одновременно является главным акционером клуба и подписывает с ним контракт на предоставление рекламных и других услуг. В общем, обычное спонсорское соглашение, но стоимостью больше половины клубного бюджета. Похожим образом обстоят дела в других клубах. Однако по правилам финансового фэйр-плей УЕФА не засчитывает в качестве самостоятельного дохода клуба поступления от компании-владельца или аффилированных с ней структур. Точнее, засчитывает, но в рамках рыночных цен. В своё время таким образом перехитрить УЕФА уже пытались «ПСЖ» и «Манчестер Сити», заключая с катарскими компаниями, близкими или подконтрольными шейхам-владельцам, контракты на сотни миллионов, чтобы покрыть дефицит заработка. Как видно, от санкций их это не спасло. Потому что € 100 млн в год за роль титульного спонсора даже такого популярного клуба – не рыночная цена. Про рыночную цену спонсорских контрактов в России и говорить нечего.

И вот тут стоит обратить внимание на, пожалуй, единственную экономическую составляющую российского футбола, где не переплачивают, а недоплачивают – коммерческое партнёрство РФПЛ и телеправа. При всей одиозности проекта объединённого чемпионата здравое экономическое зерно в нём было, и говорило оно о том, что всю серьёзность ситуации с финансовым фэйр-плей в окружении Алексея Миллера понимали уже тогда. Создать новую лигу, более привлекательную, дать ей большой телевизионный контракт, новых партнёров и
спонсоров и наполнить таким образом казну клубов вполне рыночным способом. С объединённым чемпионатом не срослось, но никто не мешает осуществить это в чемпионате России. Развивайте брендирование, пусть чемпионат, как и сейчас, носит имя компании, такой, как СОГАЗ, за солидный контракт. Пусть создаётся некий пул тех же самых государственных, прогосударственных и просто заинтересованных компаний, которые станут спонсорами и партнёрами, только со стоимостью контрактов в разы выше нынешних. Тоже самое и с телеправами – появись на рынке новая медиакомпания, которая купит права по цене в несколько раз выше текущей, это не будет в глазах УЕФА таким уж табу, как такой же контракт между собственником и клубом. По похожей схеме функционируют европейские чемпионаты: коммерческие партнерства лиги, телеправа и выплаты клубам в соответствии с занятым местом и объемом телеэфира. У нас это тоже есть, но речь идёт о суммах в десятки раз меньших. Вот и спотыкаемся о финансовый фэйр-плей. Да и сама система с пулом общих партнёров и спонсоров может сделать российский футбол более справедливым. Занял первое место – получи € 20 млн, последнее — € 2 млн. И меньше будет сокрушающихся по поводу того, что «тратят государственные деньги на «Зенит», «Локомотив», «Динамо», халков и витселей». Потому что получать эти деньги смогут все – и обласканные вниманием спонсоров, и вынужденные постоянно искать и просить деньги команды. При этом возможности и прямых инвестиций владельцев в клубы это вовсе не отменяет. Но гораздо легче будет вписать их в постоянно снижаемый УЕФА лимит. Сделает ли это наш футбол дороже для компаний-инвесторов? Далеко не факт, как минимум на штрафах за финансовый фэйр-плей уже можно будет сэкономить, а штрафы, как мы видим на примере «ПСЖ» и «Ман Сити», могут составлять и € 60 млн. Кроме того, сокращение бюджетов в рамках финансового фэйр-плей в любом случае неизбежно, поскольку УЕФА требует положительной динамики в снижении расходов. Так лучше завершить гонку футбольных вооружений всеобщим компромиссом, чем однажды обнаружить себя обузой для обременённого грузом государственных или бизнес-задач владельца или же вычеркнутым из еврокубков из-за нарушения пресловутого финансового фэйр-плей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 22
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →