Роже Ламбрехт
Фото: sporting.be
Текст: Антон Михашенок

Вечный. Как управлять клубом на девятом десятке лет

Президент «Локерена» Роже Ламбрехт знает, что ему поставят памятник, но даже в 83 года отказывается уходить на пенсию.
15 февраля 2015, воскресенье. 19:30. Футбол
«Где мне поставят памятник? Вон там, где пруд», — поворачивается к окну своего офиса на «Дакнамстадионе» пожилой мужчина, и кресло взвывает под его весом. Лицо мужчины, когда речь заходит о памятнике, остаётся сосредоточенным и серьёзным — он уверен, что памятник ему действительно поставят. Но не сейчас.

Роже Ламбрехту 83 года, и для большинства людей просто дожить до таких лет — главное достижение жизни. Однако Ламбрехту некогда размышлять о времени. Каждое утро он начинает с чашки крепкого кофе и свежих газет, затем едет на принадлежащую ему фабрику по производству шин, а примерно к полудню оказывается в Дакнаме, деревушке в окрестностях Локерена. Здесь находится стадион и база «Локерена»,
Когда-то давно, в 60-х, Ламбрехт сколотил приносящий хорошую прибыль бизнес, осознав потребность людей в производстве шин, сейчас он пользуется своим чутьём при покупке футболистов.
последние успехи которого связывают с именем Ламбрехта. Он — президент и патриарх этого клуба.

Весь стандартный путь от дома до фабрики, от фабрики до стадиона и базы и от базы до дома Ламбрехт проезжает за рулём серебристой Audi. Он может позволить себе водителя, но предпочитает не расслабляться и управлять автомобилем сам. В кресле Audi у президента «Локерена» и столовая, и рабочее место: нередко обедать Ламбрехту приходится в дороге, а мобильный телефон мужчины не умолкает. Несмотря на то что несколько лет назад Ламбрехт отказался от части обязанностей в пользу исполнительного и технического директоров, большинство организационных вопросов ему приходится решать самому.

Рассказывают, что иногда в дороге от Сент-Никласа, где расположена фабрика по производству шин, до Дакнама Ламбрехт отвечает на звонки по поводу возможной продажи одного из своих футболистов, и делает это без запинки. Большинство менеджеров бельгийских клубов уже знают, что решать такие вопросы через спортивного директора «Локерена» бессмысленно. «Мы никого не будем держать всю жизнь. Мы не хотим ломать карьеры своих игроков, но цену на них в этом клубе определяет только один человек. И это я», — говорит Ламбрехт. Серебристая Audi слышит ещё один отказ. Пусть президенту «Локерена» и 83 года, его голос твёрд, а способ изложения мыслей — ясен.

Роже Ламбрехт — настоящий император бельгийского трансферного рынка. Когда-то давно, в 60-х, он сколотил приносящий хорошую прибыль бизнес, осознав потребность людей в производстве шин, сейчас он, при помощи менеджера Вилли Рейндерса, пользуется своим чутьём при покупке футболистов. Центральный защитник Александр Шольц переехал в «Локерен» из чемпионата Исландии за 200 тыс. евро, а был продан этой зимой в «Стандард» за 3 млн евро; Беньямин де Сёлар перешёл в клуб бесплатно, оказавшись не нужным «Фейеноорду», а в итоге был продан в «Генк» за 2 млн евро; тунисский нападающий Хамди Харбауи обошёлся «трёхцветным» в 500 тыс. евро, а был продан за 2,5 млн евро. Главная звезда нынешнего «Локерена» — здорово физически развитый плеймейкер Ханс Фанакен — был выловлен Ламбрехтом во втором дивизионе, а сейчас имеет предложения от всех бельгийских топ-клубов. Ламбрехт уверенно держит оборону, отбрасывая все предложения «Андерлехта», «Брюгге» и «Стандарда» и набивая своему футболисту цену: «Заплатит ли кто-то 8 млн за Фанакена? Знаете ли, „Брюгге“ просит десять за Лестьенна, так почему мы не
Удивительное сочетание футбольной романтики и экономического прагматизма живо в этом человеке — в соседних предложениях он сначала ворчит о том, что призовые от УЕФА не могут покрыть даже стоимости новой трибуны «Дакнамстадиона», а затем страстно объясняет, почему не хочет уходить на покой.
можем запросить восемь за Ханса?..».

Уверенная работа на трансферном рынке была присуща Ламбрехту не всегда — в 2010 году чёрно-бело-жёлтые едва не вылетели из-за неправильно подобранного состава. Команда поделилась на кланы — бельгийский, африканский, балканский — и посыпалась на глазах. Президент «Локерена» провёл ряд перестановок в руководстве и больше такого бардака не было. Четыре последних сезона команда с одним из самых скромных бюджетов в Бельгии попадает в восьмёрку лучших команд чемпионата, а в этом сезоне сыграла в Лиге Европы, где лишь по дополнительным показателям уступила дорогу экономически мощному «Трабзонспору».

Умение покупать дешёвых игроков и вовремя их продавать помогло «Локерену» увеличить бюджет вдвое за 10 лет — с 4 млн евро до 8 млн евро. Однако Ламбрехту приходится периодически тратить личные средства на клуб — выйти на самоокупаемость в команде из городка в 35 тысяч жителей очень сложно. Президент «трёхцветных» год от года поднимает планку посещаемости, утверждая, что когда каждый матч на десятитысячном «Дакнамстадионе» будет проходить при аншлаге, для клуба наступят беззаботные времена. А для того, чтобы арена заполнялась, как в конце 70-х — начале 80-х, когда за «Локерен» истребляла соперников атакующая тройка «Три Л» — Лато — Любаньский — Ларсен, команде нужно побеждать.

Ламбрехт отказывается называть нынешний «Локерен» лучшим в истории, вспоминая как раз команду 35-летней давности. Однако факт в том, что тот состав «трёхцветных» ничего не добился, кроме одного серебра в чемпионате Бельгии и одного финала Кубка страны. Нынешний же «Локерен» дважды за три последних года выиграл Кубок Бельгии.

«Я позвонил нашему финансовому директору и узнал, сколько уже билетов куплено. 15 тысяч! Вы представляете? Я никогда не думал, что футбол может быть столь популярен в Локерене. Я тут разговаривал с одним знакомым, который вообще в футболе не смыслит, а он мне говорит: „Да, господин Ламбрехт, мы едем в Брюссель на финал!“. Восхитительно!» — говорил Ламбрехт перед решающим матчем Кубка Бельгии-2011/12 с «Кортрейком». В течение первых 20 минут арбитр сначала не засчитал чистый гол «Локерена», а затем показал прямую красную карточку нападающему чёрно-бело-жёлтых де Сёлару, но команда выстояла, а за 15 минут до конца Харбауи вколотил победный мяч. После финального свистка Ламбрехт плакал и забавно пытался поднять в воздух тренера Петера Маса. «Случилось маленькое чудо. Я хочу поблагодарить всех парней, потому что больше такого не случится», — говорил расчувствовавшийся президент «трёхцветных».

Но «такое» случилось уже через два года. Теперь в финале команде противостоял «Зюлте-Варегем», и снова «Локерен» победил со счётом 1:0, и снова трофей принёс футболист, купленный за гроши — защитник Шольц забил после перерыва. В Локерен команда возвращалась настоящими героями. На крошечной главной площади городка собрались 20 тысяч жителей — прокричавший эту цифру с импровизированной трибуны ведущий сам не верил своим
словам. Спустя ещё пару месяцев «Локерен» убрал с поля в отборе к Лиге Европы английский «Халл Сити». «Я отказывался понимать происходящее. Мы играли лучше, чем „Барселона“, — прокомментировал Ламбрехт, на этот раз обойдясь без добавки про то, что больше такого не случится. Лучшего подарка на двадцатилетие в президентском кресле было не придумать.

Отпраздновав бокалом шампанского выход в групповой этап Лиги Европы, Роже Ламбрехт начал думать о будущем, высчитывать доходы и расходы. Удивительное сочетание футбольной романтики и экономического прагматизма живо в этом человеке — в соседних предложениях он сначала ворчит о том, что призовые от УЕФА не могут покрыть даже стоимости новой трибуны „Дакнамстадиона“, а затем страстно объясняет, почему не хочет уходить на покой: „И что мне теперь делать, если я наслаждаюсь футболом?! Какая разница — двадцать мне или восемьдесят, если мне нравится то, что я делаю? Я всегда хочу работать. Просто сидеть в удобном кресле сутками напролёт — это же катастрофа!“. В декабре прошлого года он впервые за 20 лет не оправился с командой на выездной матч с харьковским „Металлистом“ («Я просто слишком неповоротлив»), а сидя в VIP-ложе «Дакнамстадиона» с бокалом пива, Ламбрехт порой начинает дремать. В этот момент «Локерен» забивает, президент клуба резко раскрывает глаза и начинает твердить: «Милос, Милос, Милос!». На то, чтобы идентифицировать Милоша Марича как автора гола, ему хватило мгновения — его сознание по-прежнему в полном порядке.

Роже Ламбрехт все эти годы во главе «Локерена» оставался фигурой противоречивой. Кто-то утверждал, что он слишком зависим от мнения окружающих людей, кто-то напротив говорил, что Ламбрехт — ужасный самодур, что он готов пожертвовать чем угодно, лишь бы протолкнуть свою идею. Защитник Фредерик Дюпре в 2009 году, когда «трёхцветные» летели в пропасть, даже заявил, что президент клуба не разбирается в футболе, за что был до принесения извинений исключён из состава лично Ламбрехтом. Время расставило всё на свои места: через полгода после скандального интервью Дюпре покинул «Локерен», не сумел найти новый клуб и в 30 лет закончил профессиональную карьеру. Ламбрехт же по-прежнему сидит в самом большом кабинете на «Дакнамстадионе». Памятник пока подождёт. Вечному президенту клуба нужно работать.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 50
30 марта 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Огорчит ли вас возможное отсутствие сборной Аргентины и лично Месси на ЧМ-2018?
Архив →