Эксклюзивное интервью с Сердаром Таски
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Леонид Волотко

Таски: о выезде «Спартака» в Комсомольск-на-Амуре напишу книгу!

Где хранится медаль ЧМ-2010, сколько часов занимает путь в Тарасовку и о чём стоит писать книгу в старости – в интервью с Сердаром Таски.
22 февраля 2015, воскресенье. 10:40. Футбол
В 2007 году Сердар Таски знатно пошумел в Германии со «Штутгартом» и финишировал на первом месте, через два года обзавёлся бронзой мундиаля, а в 2013-м отважился на переезд в Москву.

Обсудить футбольные нюансы с центральным защитником «Спартака» у нас была возможность совсем недавно – во время перелёта из Краснодара в Москву после игры с «Кубанью». В Белеке же спецкор «Чемпионата» снова встретился с Таски – на этот раз, чтобы обстоятельно поговорить о том, каково это – до 25 лет наслаждаться роскошью немецкой лиги, а затем оказаться в России.

Но начали мы разговор, конечно, с самого продолжительного спартаковского сбора, который именно сегодня подошёл к концу.

«Игнашевич прятал весы, чтобы не взвешиваться? Это отличная идея!»


— Позади 16 дней, которые вы провели в Белеке. Под конец сбора не лезли на стенку от скуки?
— Когда было совсем нечего делать, включал в номере телевизор. Благо, здесь много турецких и немецких каналов. Смотрел всё подряд: новости, фильмы, футбол. А так, считаю, мы отлично поработали и теперь можем перевести дух те несколько свободных дней, что остались до начала заключительного, третьего сбора.

— Глушаков с Макеевым признались, что это одни из самых суровых сборов за всю их карьеру. В «Штутгарте» нагружали так же?
Тот выезд на игру со «Сменой» даже сравнить-то не с чем. Если когда-нибудь соберусь написать книгу, то совершенно точно посвящу той игре особое внимание!
— Ну, не меньше – это точно. В Европе сборы проходят следующим образом: сначала ты неделю только бегаешь, причём без мяча. А уже после, на втором сборе, приступаешь к игровым упражнениям. В общем, нагрузки примерно те же; возможно, в Германии они даже немного выше.

— Сегодня у вас будет выбор: остаться в Турции до начала третьего сбора или улететь вместе с командой в Москву. Вы по минусовой температуре и снегу ещё не соскучились?
— Соскучился, поэтому лечу в Стамбул – там как раз в последнее время намело! Так что час в самолёте – и я уже дома, где меня ждут родные и друзья. Проведу время с ними.

— Когда мы с вами разговаривали в самолёте после игры с «Кубанью», вы признались, что больше всего в России вам не хватает турецкой кухни. В Белеке наверстали упущенное?
— Ещё как! Видели, какой у нас шикарный турецкий стол? Полностью соответствует всем традициям. Главное, не увлекаться, а то можно легко набрать пару килограммов.

— Раз уж заговорили про Турцию – вы же слышали про то, что многие местные клубы, например «Трабзонспор» или «Гаталасарай», были не против вас приобрести?
— Ничего удивительного. Из-за турецких корней меня постоянно отправляли в местные команды, даже когда я играл в «Штутгарте».

— А «Ювентус» откуда всплыл?
— Хороший вопрос. В Италии у меня родственников точно нет.

— Осенью вы как-то сказали, что рассматриваете вариант провести отпуск на Майорке и заодно сходить на домашний матч команды Валерия Карпина. Успели?
— Увы, нет. Я в курсе, что уже слишком поздно – читал про то, что Карпин больше не возглавляет этот клуб. Мне жаль, но я абсолютно убеждён, что без работы он не останется.

— Раньше в «Спартаке» пристально следили за весом футболистов — взвешивание проводилось ежедневно. В ЦСКА эту проблему однажды решил Сергей Игнашевич, когда спрятал весы и лишился из-за этого капитанской повязки.
— Ха! Серьёзно? Это отличная идея. (Смеется.) Правда, у нас исполнить такой же номер будет сложнее – в «Спартаке» двое весов…
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

— Практически в каждом интервью европейской прессе журналисты спрашивали вас про столичные пробки. Я хочу немного продолжить их мысль и уточнить: а в метро передвигаться не пробовали?
— Честно говоря, нет – пока стараюсь пользоваться услугами своего водителя. Но когда-нибудь обязательно нужно будет спуститься. Я наслышан, что метро у вас одно из самых красивых в мире, с богатой историей.

— Знаете, что «Спартак» однажды добирался на метро всей командой, когда застрял в пробке по пути на матч с «Интером»?
— Правда? Что ж, вы всё больше и больше убеждаете меня в практичности московского метрополитена! Раз уж можно доехать по подземке на игру, то, наверное, и на тренировку стоит хоть раз добраться таким же способом?

— Это вряд ли – в Тарасовке пока нет метро. Но есть электрички. У вас какой рекорд нахождения в пути от дома до базы?
— Два часа. Если тренировка утренняя, то выехать нужно в половину восьмого – восемь.

— Два часа до Тарасовки и девять с половиной – до Комсомольска-на-Амуре. Это был самый долгий ваш перелёт в карьере?
— О да! Тот выезд на игру со «Сменой» даже сравнить-то не с чем. Если когда-нибудь соберусь написать книгу, то совершенно точно посвящу той игре особое внимание!

— Каково это в принципе – играть до 25 лет на роскошных аренах Бундеслиги, а затем пылить на наших полуразрушенных стадионах?
— Конечно, разница чувствуется. Но здесь важно учитывать тот факт, что Германия по полной использовала свой шанс обновить все арены к ЧМ-2006. У вашей страны такая возможность будет совсем скоро, в 2018-м. Например, у «Спартака» стадион уже готов, и он действительно очень крут.

— А ожидания от уровня чемпионата России совпали с увиденным?
— В целом да. «Спартак», «Зенит», ЦСКА, «Динамо», «Локомотив» — эти клубы я знал ещё до переезда. К тому же лига в России быстро развивается. Сейчас она сильнее той, что была, когда я только переехал в Москву.

— А бытовые стереотипы подтвердились? В Европе до сих пор много людей, которые считают, что у нас медведи с балалайками по улицам ходят.
— Ха! Про медведей в Германии мне никто не рассказывал. Мне кажется, истории в таком же духе можно сочинить про любую страну. Лично я ни с чем подобным в России не сталкивался. По-моему, здесь абсолютно нормальная жизнь – такая же, как в Германии.

— Сильно ли мешает языковой барьер? Фелипе Андерсон после трансфера в «Лацио» не знал ни слова по-итальянски и около месяца заказывал только карбонару, после чего растолстел и долго приводил вес в порядок.
— Забавно, но у меня всё хорошо: и с лишним весом, и с коммуникацией. Так что питаться чем-то одним мне не приходилось. Кстати, любимое блюдо из русской кухни я до сих пор не выбрал. Многое уже попробовал, но турецкое и немецкое направление в кулинарии для меня всё-таки ближе.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Бронзовая медаль ЧМ-2010 хранится в доме у родителей»


— Йоахим Лёв как-то восхищался вами, говоря, что у вас великолепный первый пас, которым вы начинали многие атаки. Мурат Якин на этом тоже акцентирует внимание?
— Требования у Лёва и Якина несколько различаются, хотя в чём-то и схожи. Например, Йоахим считает, что каждая атака должна начинаться у своих ворот. Он постоянно просил, чтобы мы выходили из обороны через мелкий пас и чаще использовали центральную зону. Мурат тоже придерживается мнения, что атака должна зарождаться у ворот, но далее идут нюансы, о которых я не могу вам рассказать.

— Мурат Якин в этом сезоне использовал восемь разных сочетаний центральных защитников. Когда-нибудь сталкивались с такой ротацией?
— Откровенно говоря, нет. Но учитывайте, что подобные изменения в составе часто связаны не столько с тренерским решением, сколько с травмами и дисквалификациями защитников. Понятно, что все будут только за, если линия обороны в команде будет понимать друг друга с закрытыми глазами.

— Впервые отличившись за «Спартак», помню, вы много скромничали и говорили, что ваша основная задача – защищаться, а не забивать. Что же молчали и не сказали, как начинали карьеру в нападении, а в одном из матчей, выигранном со счётом 25:0, наколотили 14 голов?
— Ну так это когда было! По-моему, мне в то время было лет семь-восемь, не больше. Тогда я действительно играл форварда. Но с годами опустился в центральную зону, а уже затем стал игроком обороны. На этой позиции я выступаю на протяжении всей своей профессиональной карьеры.

— Мечта вернуться в сборную у вас ещё жива? Или вы, как Кевин Кураньи, постепенно осознаёте, что из России получить повестку в Бундестим практически нереально?
— Ну, из Европы попасть в сборную, возможно, легче. К тому же Кевину уже сколько лет? Правильно, 32. А мне 27, так что пару лет у меня ещё есть. Так что мечта жива.

— Когда сборная Германии выиграла чемпионат мира, кому из футболистов первому отправили смс с поздравлениями?
— Я отправил общую рассылку нескольким игрокам. Кому именно? Это секрет, потому что не хочу концентрировать внимание именно на этих людях. Поверьте, если бы в тот момент у меня была малейшая возможность отпраздновать такое событие вместе с ребятами, я бы её непременно использовал. Однажды я уже пережил со своей сборной нечто подобное (имею в виду 2010 год), но тогда мы стали только третьими…

— Кстати, где храните бронзовую медаль?
— Она находится в доме у моих родителей, и у меня с этой наградой, безусловно, связаны непередаваемые воспоминания. Хотя, знаете… Третье место – это, конечно, солидный результат и всё такое, но лучше бы мы уже тогда стали чемпионами мира.

Белек

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 46
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →