Фабио Капелло
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Капелло: уверен, что мы поедем на Евро. Мы прорвёмся!

Во второй части интервью с Фабио Капелло – о лимите на легионеров, «Твиттере», Денисе Черышеве и шансах России поехать на Евро-2016.
25 февраля 2015, среда. 22:15. Футбол
Первая часть интервью с Капелло

«Должны сыграть товарищеский матч с Германией»


— Сейчас в России непростая экономическая ситуация, даже футболисты очень богатых клубов идут на уступки и фиксируют евро на уровне 55 рублей. Готовы ли вы пойти на такие уступки?
— Если честно, то меня никто даже не спрашивал насчёт фиксации курса валют. Я готов к диалогу, могу обсудить любой момент и найти выход из сложных ситуаций. Я восемь месяцев не получал зарплату, но продолжал работать. Вам кажется, что этого мало?

— Изменилось ли к вам отношение в Италии после недавних политических событий?
— У итальянцев есть симпатия к России. Большинство вопросов в СМИ о России касаются итальянских брендов, которые несут некоторые потери прибыли на территории России из-за кризиса. Никто не может понять, когда это закончится и когда уберут санкции. Все меня спрашивают в Италии, когда же уберут санкции, и они смогут нормально работать?

— Вернёмся к футболу. Вы в одном из интервью высказались за расширение РПФЛ. Но разве это не понизит уровень чемпионата?
— Сначала — возможно. Но в следующие годы всё будет зависеть от политики и уровня клубов. В «Краснодаре», например, хорошо строят клуб, и эту работу видно. Я не видел в мире академии лучше, чем у «Краснодара», и здесь надо отдать должное его президенту. Но всё зависит от проекта, от того, какие команды войдут в РФПЛ.

Все эти вопросы про «русскую душу» — это всё от того, что на чемпионате мира мы выступили не очень удачно. Если бы результат был успешным, никому из вас даже в голову бы не пришло их задавать.
— К сожалению, таких бизнесменов, как Галицкий, о котором вы говорите, не так много.
— Я просто привёл пример команды, в которой проводится грандиозная работа. Я хотел бы, чтобы таких команд было больше. Это всё, что я имел в виду. Я понимаю, что в РФПЛ войдут два лишних клуба, которые не будут демонстрировать футбол подходящего уровня. Но я мечтаю о том, чтобы в этих клубах играли ещё семь молодых россиян, а не тридцатилетних. Я провёл полезную встречу с тренерами ФНЛ в Турции. В разговоре с ними я обозначил уровень игроков, который я бы хотел видеть, чтобы вызывать их в сборную. Не буду скрывать: коллеги назвали мне определённые фамилии. Я не готов говорить, что они кандидаты в национальную команду, – это было бы слишком смело: из ФНЛ – сразу в сборную. Но мы этих ребят теперь будем внимательно отслеживать.

— Когда вы говорите, что среди российских игроков нет футболистов высочайшего уровня, в этом есть какая-то безысходность. Между тем в истории было немало примеров, когда в крупных турнирах побеждали середняки – та же Дания на Евро-92, Греция на Евро-2004…
— Стоп! Я говорил не об уровне игроков, а об уровне чемпионата. Я никогда не оценивал своих игроков как «средних». Поясню, в чём разница. Когда игроки средних чемпионатов играют на турнирах высочайшего уровня, вроде чемпионата мира, им приходится сложно. Они привыкли к другим скоростям, к другому уровню конкуренции. Давайте честно скажем: если наши игроки привыкли играть на определённой скорости (условно назовём её 80-процентной), то при столкновении с теми, кто играет на 100 процентах, сразу возникают проблемы. Это вопрос навыка.

— Почему тогда сборная России уже почти два года не играет товарищеские матчи с топовыми командами – после игры в марте 2013 года с Бразилией?
— Ну, мы точно, как мне сказали, должны один матч сборной Германии – нужно только подтвердить дату. Ещё мы были очень близки к договорённости со сборной Аргентины, но нам выставили за эту игру такую сумму, что я не увидел смысла в этом спарринге. Сумма действительно была очень большой, непропорционально большой. Ещё один проблемный момент: далеко не всегда команды топ-уровня, о которых вы говорите, согласны приезжать в Москву или Санкт-Петербург. Часто называют нейтральные страны, самая близкая из которых – Англия.

— Но согласитесь, что соперники вроде Венгрии или Казахстана – это всё же не совсем топ-уровень?
— Могу объяснить. Нам нужны матчи, для которых не нужно далеко ехать. А на таких условиях соперников было очень сложно найти – 70 процентов команд, с которыми я бы хотел сыграть, уже заняты. Казахстан, с которым мы будем играть 31 марта, выбрал лично я. В этом матче я планирую проверить молодых игроков. Каких? Узнаете.
Фабио Капелло

Фабио Капелло

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Черышеву лучше остаться в «Вильярреале»


— Некоторые тренеры запрещают своим игрокам пользоваться соцсетями, потому что не готовы расстаться со своим статусом «самого главного» – как это было ещё в 1990-е и раньше. По их словам, высказываемые там разнообразные мнения могут повредить авторитету тренера, стать поводом для чувства недоверия. Не в этом ли причина, почему игроки нашей сборной не пользовались «Твиттером» во время чемпионата мира?
— Знаете, такая диковинная версия мне даже в голову не приходила. Я не боюсь «Твиттера»! (Смеётся). На самом деле всё проще. Я хотел, чтобы различные высказывания моих игроков в соцсетях не получали бы различного толкования, становились бы поводом для дискуссий с участием самых разных людей. Это стало бы для команды дополнительным фактором, на неё давящим. Собственно, на разного рода тренерских семинарах перед чемпионатом мира давался именно такой совет – уходить от ненужных полемик в соцсетях накануне важного турнира. Уточню: я ничего не запрещал. Я сказал: «Ребята, хотелось бы, чтобы в эти дни вы ничего не писали в публичные соцсети». Слушайте, 40 дней без «Твиттера» можно пережить!

— В своё время бывший главный тренер сборной России Гус Хиддинк сказал о своём российском помощнике Александре Бородюке: «Он помог мне понять русскую душу». Привлечение после чемпионата мира двух россиян в ваш штаб – Игоря Симутенкова и Сергея Семака – означает, что вы поняли такую же необходимость? Насколько участие в вашей работе российских тренеров было необходимым?
— Вы забыли ещё тренера вратарей Сергея Овчинникова. Мне очень важно общение с моими коллегами, считаю, что за эти месяцы мы достигли неплохого взаимопонимания. Вообще, все эти вопросы про «русскую душу» — это всё от того, что на чемпионате мира мы выступили не очень удачно. Если бы результат был успешным – никому из вас даже в голову бы не пришло как-то связывать результат с наличием или отсутствием в штабе российских тренеров.
Пануччи меня предал? Это частное дело, которое касается только меня и Пануччи.
Нет, я не считаю, что проблема в прошлом тренерском штабе. Те, кто был до этого, проделал хорошую работу.

— Вы не считаете, что ваш ассистент по прошлому отборочному циклу, Кристиан Пануччи, вас предал?
— Это частное дело, которое касается только меня и Пануччи.

— Вы считаете возможным приглашение в сборную натурализованных игроков?
— Моя позиция: натурализованный игрок должен быть на голову выше местных футболистов. Как тренеру, он мне должен создать разницу в уровне. При всех прочих равных я предпочту, чтобы в составе выходили коренные. Вы уверены, что среди играющих в России такие люди есть? Я, кстати, не уверен, что такие люди есть, скажем, на итальянском рынке.

— Ну а вот Жоазиньо из «Краснодара» — чем не вариант? Его уровень достаточен?
— Вы меня вынуждаете публично оценивать игроков, а я не хочу этого делать. Моя оценка может стать поводом для каких-либо действий, а я хотел бы избежать своего участия в этом. Это очень деликатный вопрос.

— Тем не менее разрешите спросить про Дениса Черышева. Что ему в следующем сезоне лучше сделать: бороться за место в составе «Реала» или продолжать постоянно играть в «Вильярреале»?
— Я был бы доволен, если бы ещё какое-то время Денис отыграл на прежнем месте. «Вильярреал» сейчас – это команда высокого уровня, и для него играть там – хороший опыт. Мне нравится этот парень. Он сам захотел отправиться вместе со сборной на чемпионат мира, хотя в состав не попал. И то, как он отработал в Бразилии, доказывает, что Черышев – большой профессионал.

— Так, может быть, стоило включить его в заявку?
— Нет, тогда он был ещё не готов.
Фабио Капелло за работой

Фабио Капелло за работой

Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Мы не жертвуем чемпионатом Европы ради домашнего ЧМ»


— В вашей карьере в сборной России были случаи, когда игроки доказывали вам свою правоту, и вы поступали, как они считали правильным?
— Я всегда внимательно слушаю игроков. Если со стороны футболистов есть интересные идеи, это только приветствуется. Но решаю только я. Потому что я главный тренер, это моя работа.

— Не для печати некоторые игроки жалуются, что вы якобы не обсуждаете с ними их ошибки в игре.
— Мне неприятно, если они действительно такое говорят, потому что это не является правдой.

— А у вас нет ощущения, что игроки после чемпионата мира вам не доверяют – по крайней мере, не так, как два года назад?
— У меня такого ощущения нет. Ещё раз повторюсь: всё это – от того, что выступили мы не очень удачно. В таких случаях часто начинаются разговоры.

— В этом отборочном цикле вы ввели в состав довольно много молодых игроков. Можно ли утверждать, что тем самым вы, жертвуя результатом Евро-2016, готовите команду к домашнему чемпионату мира – 2018?
— Нет, так нельзя говорить. Моя цель – чтобы сборная России играла на высоком уровне. Я включаю в состав молодых исключительно с тем мотивом, что они помогут команде выиграть конкретную игру, ничего другого.

— То есть неправда даже частичное утверждение, что вы наигрываете футболистов для 2018 года?
— Нет, это не так даже частично. Прежде всего мы должны попасть на чемпионат Европы 2016 года. Это на данный момент – единственная и главная цель. Вместе с тем признаю: поиск молодых игроков на смену возрастным – это большая проблема. На какие-то позиции замен сейчас просто нет. Скажем, в Англии выбор был тоже ограничен, местных игроков было не то чтобы очень много, но они хотя бы регулярно выходили на поле!

Сколько игр Миранчук сыграл в своём клубе, почему ему там не доверяют? Вы считаете, что в сборную России надо брать игроков, которые не играют даже у себя в клубе?

«В Италии боятся доверять молодёжи»


— В сборной России много возрастных футболистов, хотя через три года нам играть на домашнем чемпионате мира. Может, стоит уже сейчас произвести резкое обновление состава? Да, игроков не очень много, но три-четыре человека точно есть, которых можно привлечь хоть сейчас.
— Я доверяю молодым футболистам только в том случае, если вижу, что они могут помочь выиграть. Вы считаете, что есть юные игроки, которые помогут нам победить? Сколько на сегодняшний день в России топовых центральных защитников?

— Да, но есть другие амплуа. Например, Роману Широкову на чемпионате мира будет 36. В то же время есть 19-летний Алексей Миранчук, почему не наигрывать уже сейчас?
— Я снова отвечу вам вопросом на вопрос: сколько игр Миранчук сыграл в своём клубе, почему ему там не доверяют? Когда «Локомотивом» руководил Славен Билич, у него выходили четыре молодых игрока, но теперь они сидят на скамейке. Вы считаете, что в сборную России надо брать игроков, которые не играют даже у себя в клубе?

— В этой ситуации, может, отдать часть вашей зарплаты главному тренеру «Рубина», который единственный в Премьер-Лиге делает ставку на молодых футболистов?
— Я очень рад тому, что сейчас происходит в «Рубине». Мы встречались с Ринатом Билялетдиновым и очень хорошо пообщались. Он не боится доверять молодым игрокам, что важно для меня. Это действительно юные футболисты, которым дают играть не по 20 минут, а целый матч.

— Почему в России Билялетдинов такой один, а в той же Голландии ведущие клубы делают ставку на молодёжь?
— Недавно в La Gazzetta delo Sport прочитал статью с интересной статистикой. Три года назад «Интер» выиграл Юношескую лигу УЕФА, в финале победив ПСВ. Из той команды в Серии A играет один футболист, все остальные в Серии B. У ПСВ трое пробились в основную команду, один попал в сборную, а все остальные в чемпионате Голландии. Это культура доверия молодым. Получается, что в Италии боятся доверять молодёжи. И это проблема.

«Руководители клубов знают, что я хочу»


— Каково ваше мнение по поводу лимита «10+15», ведь сейчас его могут отменить, ещё даже не приняв? На ваш взгляд, такой формат лимита мешает прогрессировать молодым российским игрокам? Какой вариант лимита, на ваш взгляд, оптимален?
— Окончательно решение, которое будет принято по лимиту, не будет зависеть от моих предпочтений. Мне просто нужно будет смириться с ним. Для меня оптимальный вариант – когда клубы и тренеры выставляют на поле как можно больше россиян. Цифры и внутренние комбинации не очень важны.

— То есть вы за жёсткий лимит?
— Я хочу, чтобы русские футболисты играли. Вряд ли, если я выражу свои пожелания, то президенты клубов сразу их послушают и изменят регламент.

— Но разве у главного тренера не должно быть чёткого мнения по этому поводу?
— Я вас уверяю: когда меня попросили на исполкоме, я выразил своё мнение. Руководители клубов знают, чего я хочу.

— Во время квалификационного раунда к Евро-2016 произошла одна история, в которой никто не может разобраться. После матча с Молдавией вы сказали, что сделали правильные замены. Между тем Щенникова вы хотели выпустить при счёте 1:0, но он вышел уже при счёте 1:1, когда ситуация на поле была совсем другой, когда нужно было не обороняться, а забивать.
— Я не поставил его защищаться, я вообще не представлял, что в игре с Молдавией нам придётся обороняться. Я думал, что его скорость и поперечные передачи помогут нам добиться победы. Те 20 минут, которые он сыграл в Краснодаре, мне очень понравились. Комбарова я поставил спереди, а Щенникова сзади, после чего поменял их. Мне казалось, что он хорошо смотрелся на этой позиции. В матче с Молдавией я думал, что он сможет повторить ту игру.

— До сих пор считаете, что это была правильная замена?
— Когда я выпускаю игрока, значит, я хочу этой заменой добиться победы. Просто моя установка, которую футболист получил, выходя на поле, не была выполнена. Если бы я был волшебником и знал будущее наперёд, тогда бы я всё время побеждал и угадывал. Ошибка была не в замене, а в том, что мы пропустили.

— Последний вопрос: вы до сих пор уверены, что мы выйдем из группы на Евро-2016?
— Я уверен, что мы туда поедем, даже несмотря на не самое удачное начало. Что мне не понравилось и что я до сих пор не могу понять, так это ничья с Молдавией. Это были два очка, которых нам сейчас не хватает больше всего. В случае победы ситуация была бы совсем другой. Но мы прорвёмся.
Фабио Капелло: «Мы прорвёмся!»

Фабио Капелло: «Мы прорвёмся!»

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 23
25 февраля 2017, суббота
24 февраля 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Пройдут ли российские клубы в 1/4 финала Лиги Европы?
Архив →