Артём Дзюба
Фото: РИА Новости
Текст: Валерий Винокуров

Если бы Дзюба оказался в прошлом. Закадычные враги времён СССР

Обозреватель Валерий Винокуров, отталкиваясь от страстей по Дзюбе, повествует о том, как футболисты меняли клуб в советское время.
6 марта 2015, пятница. 13:02. Футбол
Время от времени задаю себе один и тот же вопрос и не нахожу ответа: откуда взялась у нас такая ненависть, такое ожесточение в отношениях между болельщиками разных команд? Эта злоба распространяется на игроков команд-соперниц и даже на «своих», если вдруг чем-то не угодили. Достаточно вспомнить реакцию болельщиков «Зенита» на переход Быстрова в «Спартак», а затем реакцию болельщиков «Спартака» при возвращении этого полузащитника в «Зенит». А нынешняя вакханалия вокруг ухода-перехода Дзюбы?! Ведь так и брызжут слюной бывшие почитатели, а ныне ненавистники нормального парня и способного форварда.
Переход Сальникова в «Динамо» из «Спартака» был во многом вызван личной причиной: желанием поспособствовать переводу поближе к Москве отбывавшего наказание за какое-то хозяйственное преступление отчима.

А ведь когда-то, и даже относительно недавно, обстановка была совершенно иной: болельщиков не отделяли перегородками, люди занимали места на трибунах, знакомились, узнавая, кто за кого болеет, обменивались мнениями о качествах игроков, ну, иногда подтрунивали друг над другом, если чьи-то любимцы вдруг уступали совсем слабым соперникам. «А наш Тимофеич что-то сегодня совсем плох в отличие от вашего Тимофеича» (реплика из диалога болельщиков ЦДКА и «Спартака» 50-х годов, оценивающих игру Владимира Дёмина и Николая Дементьева).

Конечно, и в недалёком прошлом, и во времена оно переходы известных игроков порой воспринимались неоднозначно, особенно тогда, когда футболист переходил в стан «непримиримых друзей или закадычных врагов», как привыкли мы когда-то называть, например, динамовцев и спартаковцев, исступленно сражавшихся друг с другом на футбольном поле и друживших между собой в жизни, что называется – не разлей вода, иногда теснее и ближе, нежели с иными одноклубниками. О том, что подвигло их на переход из «Спартака» в «Динамо» или из «Динамо» в «Спартак», какие причины личного или творческого характера на это повлияли, могут рассказать, если, конечно, сочтут нужным, Юрий Сёмин и Юрий Гаврилов, Александр Минаев и Александр Бубнов. Я же могу лишь утверждать, что никогда болельщики этих команд-соперниц не травили, не оскорбляли, не презирали ушедших, а могли лишь огорчаться из-за потери своего любимца, не желая ему при этом ничего плохого.

Позволю себе рассказать о нескольких заметных переходах давно минувших дней не только для того, чтобы подчеркнуть отношение к ним аудитории, и даже не столько для этого. А главным образом потому, что приятно вспомнить замечательных мастеров, принявших непростые жизненные решения.

Николай Дементьев и Сергей Соловьёв перешли из ленинградского «Динамо» в московское в 1940-м, сразу стали чемпионами СССР, составив с Михаилом Семичастным, Михаилом Якушиным и Сергеем Ильиным пятёрку нападения, которая благодаря новаторскому решению тренера Бориса Андреевича Аркадьева вошла в историю как совершившая тактическое открытие, названное «организованным беспорядком». В 1945-м, в первом послевоенном чемпионате, динамовцы вновь стали чемпионами страны, теперь уже под руководством перешедшего на тренерскую работу Якушина. Но Дементьев с трудом выдерживал конкуренцию с пришедшим из минского «Динамо» Александром Малявкиным, одним из первых наших универсалов. И сразу по возвращении из легендарного турне по Великобритании Николай Тимофеевич попросил отпустить его из команды.

Начальство, естественно, заартачилось и, как свойственно любому начальству, начало грозить разными карами. Однако Якушин сказал, что, если Дементьев решил уходить, пусть уходит. Сколько раз потом Михаил Иосифович сокрушался, что потерял такого великолепного мастера. Дементьев же, перешагнув рубеж 30-летия, пришёл в «Спартак», неудачно выступавший в первенстве страны, сразу стал лидером атак и трижды (!) способствовал победе команды в Кубке СССР (в 46-м, 47-м и 50-м), а в 1948-м спартаковцы стали и третьими призёрами чемпионата. Николай Тимофеевич ещё дважды (в 52-м и 53-м) становился чемпионом СССР и завершил карьеру в 1954-м в 39-летнем возрасте.

А в 1949-м из «Спартака» в «Динамо» перешёл красавец-бомбардир Иван Конов. Сразу же в составе новой команды стал чемпионом страны и её лучшим бомбардиром, причём динамовцы в том сезоне установили несколько по сей день не побитых рекордов. Конов провёл ещё два сезона в «Динамо», после чего из-за тяжёлой травмы завершил карьеру игрока, когда ему было лишь 27 лет.
В матче с «Коло-Коло» в чилийской столице Вадик Иванов за две минуты до конца забил гол в свои ворота, стало 3:3, но тренер Константин Бесков (знали бы вы его характер!) так и не простил защитника.

Позволю себе небольшое отступление, прямого отношения к теме переходов не имеющее. В 1948-м из-за тяжелейшей травмы и тоже в 27-летнем возрасте прервалась карьера форварда «Торпедо» Александра Севидова, которого Аркадьев называл «вторым Всеволодом Бобровым». По этой аналогии, мне кажется, Конова можно было назвать «вторым Сергеем Соловьёвым», хотя бы из-за бомбардирского таланта. Но вот к теме нашего разговора имеет отношение то, что потерю таких мастеров, как Севидов и Конов, болезненно восприняли все любители футбола, независимо от их болельщицких пристрастий.

С Иваном Ивановичем мы часто встречались в конце 70-х – начале и середине 80-х годов, когда оба были членами Всесоюзного тренерского совета. Как-то раз в беседе мимоходом коснулись темы его перехода из «Спартака» в «Динамо». Он признался тогда, что за четыре года выступлений не почувствовал себя в полной мере уютно в спартаковском коллективе, возможно, из-за того, что чуть ли не ежегодно менялись тренеры. А в «Динамо» его тянуло ещё и то, что там играл Василий Трофимов, его старший товарищ и партнёр по болшевскому «Динамо», где обоих тренировал и по-человечески опекал Матвей Иосифович Гольдин. До того разговора я почему-то считал, что Трофимов и Конов были двоюродными братьями, но оказалось – совсем дальними родственниками, народное определение – «седьмая вода на киселе».

В 1950-м в «Динамо» из «Спартака» перешёл Сергей Сальников и провёл в динамовской форме пять сезонов, то есть играл в нем с 25 до 30 лет. В футбольной среде знали, что его переход был во многом вызван личной причиной: желанием поспособствовать переводу поближе к Москве отбывавшего наказание за какое-то хозяйственное преступление отчима. Надо сказать, что отчим этот к Серёже относился отвратительно, но чего не сделаешь ради матери…

А когда я Серёжу однажды спросил, только ли это было причиной его перехода, он ответил, что ещё и желание поучиться у «хитрого Михея», как называли Якушина. Но тренера уволили в середине сезона-50, вернулся он в «Динамо» в 1953-м, команда сразу выиграла Кубок СССР, и победный гол забил Сальников, который в 1954-м стал с динамовцами чемпионом страны, после чего вернулся в «Спартак», где ещё дважды (в 56-м и 58-м) выигрывал это звание.

Расскажу напоследок ещё об одном заметном переходе – моего доброго приятеля Вадима Иванова из «Динамо» в «Спартак». Зимой 1969-го динамовцы находились в зарубежном турне, и в матче с «Коло-Коло» в чилийской столице Вадик за две минуты до конца забил гол в свои ворота — стало 3:3. Но тренер Константин Бесков (знали бы вы его характер!) так и не простил защитника. И по возвращении в Москву Иванов решил перейти в «Спартак», где его тепло приняли.

Чемпионат страны спартаковцы начинали матчем с «Пахтакором». Прилетев в столицу Узбекистана, я направился сразу в гостиницу «Ташкент» и нашёл номер, где разместились новички команды: Иванов, мой друг Анзор Кавазашвили и молодой Сережа Ольшанский, с которым я прежде знаком не был. Не успели толком поговорить, как зашел вдруг Сальников и со словами «ребятам надо отдыхать» увёл меня на прогулку.
Если мне память не изменяет, Серёжа тогда в «Спартаке» не работал, видимо, приехал как инспектор или ещё в какой-то роли. Несколько часов мы гуляли по Ташкенту, беседуя о футболе, о журналистике, о личном. Пролетели эти часы словно миг, а остались в памяти на всю жизнь…

Извините, отвлёкся, так вот об Иванове. В том же 1969-м он стал чемпионом СССР в составе «Спартака». Обладателем Кубка страны был в 1967-м в «Динамо», а второй раз – в 1971-м уже со спартаковцами. Карьеру игрока он завершил в «Днепре», там же начал тренерский путь, который вскоре привел его в «Динамо». Прожил он, увы, совсем немного: покинул нас в 53-летнем возрасте…

Если вы ждёте какого-то пафосного заключения, то, увы, добавить мне нечего к тому, что было сказано: самые острые, неожиданные, кого-то огорчавшие, кого-то радовавшие переходы в прежние времена не вызывали недобрых чувств. О! Кстати, вот ведь и переход Комбаровых из «Динамо» в «Спартак» никакого ажиотажа не вызвал. Значит, и сейчас всё может проходить цивилизованно. Так зачем же нагнетать страсти?!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 64
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →