Эктор Бракамонте: карьеру начинал в роли вратаря
Текст: «Чемпионат»

Эктор Бракамонте: карьеру начинал в роли вратаря

На португальском сборе "Москвы" Бракамонте работает по индивидуальной программе - в основном бегает. Но присутствия духа не теряет и обещает уже в ближайшее время вернуться в строй.
8 февраля 2006, среда. 09:37. Футбол
На португальском сборе «Москвы» Бракамонте работает по индивидуальной программе
— в основном бегает. Но присутствия духа не теряет и обещает уже в ближайшее
время вернуться в строй.

— Со здоровьем у меня все нормально, — уверяет он. — Сейчас идет заключительная
стадия послеоперационного восстановительного процесса. Сегодня улетаю в
Аргентину, чтобы пройти заключительное обследование, а присоединюсь к «Москве»
по пути на третий сбор — в Испании. Там уже буду тренироваться в общей группе.

— Эта травма — самая серьезная в вашей карьере?
— По крайней мере из-за нее я впервые в жизни лег на операционный стол. Две
тяжелые травмы в карьере я получил именно в России. В первый раз, вскоре после
приезда, сломал ногу.

— Пришлось лечиться в отпуске?
— Да, это был не самый удачный декабрь в моей жизни. В начале месяца лег под
скальпель хирурга, а потом ходил на восстановительные мероприятия.

— Слышал, что за вашей игрой на родине пристально следят. Много интервью дали
во время отпуска?

— Всего одно! Беседовал с журналистом из Рио-Куарто. Но газета в этом городке,
мягко говоря, не общенационального масштаба.

— В России все по-другому. Признайтесь, от каких вопросов вы за прошлый год
устали больше всего?
— Чаще всего спрашивают про прическу. Сначала — почему я отрастил длинные
волосы. А когда подстригся — с чего это я решил ходить с короткой стрижкой. А
еще — почему у меня борода, усы и так далее. Похоже, я совсем никудышный
футболист (улыбается). Иначе почему меня чаще спрашивают не о футболе, а о таких
вещах?!

— С соотечественниками, играющими в России, общаетесь?
— Конечно. Нас в прошлом году немного поубавилось. Аргентинцев в Москве вообще
не очень много. И, чтобы окончательно не обрусеть, мы стараемся поддерживать
связь, общаться. Например, мы с Кавенаги часто ходим друг к другу в гости.
Смотрим футбол, фильмы на испанском. В последнее время начали играть в большой
теннис.

— А московские кинотеатры не посещаете?
— Русский мы все-таки знаем недостаточно хорошо.

— Но новые фильмы выходят на DVD далеко не сразу.
— Да? В Аргентине, по-моему, уже на следующий день после премьеры в кино все
прилавки завалены дисками. Один день я могу и подождать. А в России разве не
так?

— Вы наверняка обсуждаете с Кавенаги его футбольные проблемы. Почему у него
не идут дела в «Спартаке»?

— Я в Аргентине тоже забивал больше, чем в России. Здесь совершенно другой
футбол. И у Кавенаги на поле совершенно другие функции. В «Ривер Плейт» он был
игроком штрафной. Ему доставляли мяч, а он был заряжен на то, чтобы сделать
последнее или предпоследнее касание. В «Спартаке» же его пытаются заставить
атаковать из глубины. Мне, кстати, тоже при угловых предписано отходить назад.

— Тем не менее для адаптации в России вам потребовалось меньше времени...
— Кавенаги и без меня отлично знает, что ему делать.

— Не считаете, что он ошибся, приехав в «Спартак»?
— Для начала могу вас заверить, что в России Кавенаги всем доволен. Его не
преследуют стрессы, он совершенно спокоен. Никогда не слышал, чтобы он сожалел о
переезде в вашу страну. Другое дело, что Фернандо не чувствует себя комфортно,
потому что играет не так успешно, как можно было ожидать.

— Похоже, вы знаете, о чем говорите. Сами-то начали всерьез заниматься
футболом только в 13 лет. И, я слышал, начинали вратарем.
— О, это интересная история! До 13 лет мы с братом играли только во дворе.
Наша семья жила тогда в пригороде Рио-Куарто. Футбольной секции там не было, а
ездить далеко мне не разрешала мама. Потом мы переехали в город, и мы с другом
записались в футбольную школу. Но первое время я был в команде запасным. Меня
могли поставить где угодно — справа, слева, в центр поля, а иногда делали
запасным вратарем. Как вы понимаете, карьера второго голкипера в Рио-Куарто
ничего хорошего не сулила. Мне все это надоело, и я решил закончить с футболом.
Но судьба распорядилась иначе. Через полгода меня вернули в школу, и я начал
играть на позиции форварда.

— Так ты был вратарем, Эктор? — переспрашивает оказавшийся поблизости главный
тренер Леонид Слуцкий.
— Да, очень хорошим, — по-русски отвечает Бракамонте, улыбаясь.

— У вас в Москве есть любимое место отдыха?
— Где бы я ни жил — в Аргентине, Испании или России, любимым местом для меня был
и остается дом, где я могу побыть с семьей. Хотя в Москве, конечно, много где
можно отдохнуть. Например, есть один торгово-развлекательный центр, где мы часто
бываем. Только название не пишите — у меня нет рекламного контракта с его
владельцами (смеется).

— Хорошо ли ориентируетесь в российской столице?
— Вполне. Знаю многие ее достопримечательности. Единственное исключение —
Третьяковка. Но для того чтобы посетить этот музей, необходимо вдохновение. Мне
кажется, просто прийти туда и три часа разглядывать картины — неправильно. А в
целом, вряд ли найдется в Москве место, о котором я бы ничего не знал.

— То есть при необходимости, если, допустим, пригласим вас в гости, отыщите и
редакцию «Спорт-Экспресс»?

— А где она находится?

— На улице Красина.
— Нет проблем. Если что, доеду на метро.

— Машиной так и не обзавелись?
— Нет.

— А как предпочитаете передвигаться по городу?
— Днем из-за пробок — на метро. Вечером — на такси. Покатался даже на трамвае,
который идет от метро «Павелецкая» к клубному офису «Москвы». Мы с Жевновым,
страшно сказать, проехали «зайцами».

— Если бы поймал контролер, «откупились» бы автографами?
— Нет, убежал бы. Я вообще быстро бегаю. А если серьезно, есть такое волшебное
русское слово — «не понимаю». Оно часто выручает в трудных ситуациях.

— Любимую гитару на сборы привезли?
— Да, только маленькую — «чарангу». Так называется наш национальный инструмент.

— Когда дадите концерт?
— Ближайший — 15 апреля на Красной площади (и эту фразу Бракамонте произносит
по-русски. — Прим. Г.К.). На самом деле не знаю. Чаще всего играю для себя, для
жены, для родственников. А здесь, на сборах, еще и для Мариуша Йопа, с которым
мы делим один номер. Ему ежедневно приходится слушать мои «музыкальные
откровения».

— Польские песни для него исполняете?
— Нет, он сам уже освоил испанский.

— Вы тоже делаете успехи в изучении русского. По дороге в отель после матча с
«Боавиштой» я заметил, что не только внимательно смотрели запись игр КВН, но и
посмеялись над парой шуток.
— Знаю, что в России это очень популярное шоу. Но, увы, не понимаю почти
ничего. Если и смеюсь, то не столько над шутками, сколько из-за того, что время
от времени мне удается уловить смысл происходящего на экране…
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 марта 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Будете ли вы смотреть матч Россия - Кот-д'Ивуар?
Архив →