Все новости

Виталий Мутко: мы уберем коррупцию из футбола

Президент РФС Виталий Мутко обещает изменить систему российского футбола и, самое главное - искоренить из него коррупцию.
Футбол

В заключительный день мемориала В. А. Гранаткина, прошедшего в СКК
«Петербургский», турнир посетил президент Российского футбольного союза Виталий
Мутко. Несмотря на понятную загруженность, глава РФС отвел на беседу с
корреспондентом «Спорт уик-энда» почти целый час.

— Вам пришлось приложить усилия, чтобы вернуть юношеский турнир в
Санкт-Петербург?

— Никаких! Прежде всего, это было желание администрации города, спорткомитета и
городской федерации футбола. Раз так, оставалось всего лишь принять решение
вернуть соревнование туда, где оно чаще всего проходило. Общеизвестно, что
футбол в Санкт-Петербурге любят, и болельщики хотят, чтобы мемориал проходил у
них в городе. Турнир был хорошо организован, качественно. Я успел побеседовать с
руководителями различных сборных, у всех очень хорошие впечатления. Сейчас могу
сказать, что мы не ошиблись и сделаем все для того, чтобы турнир закрепился в
Питере.

— Но ведь ковер не может постоянно находиться в СКК…
— Мы каждый год будем приобретать новый ковер и дарить его городу. За десять лет
в Питере только за счет Российского футбольного союза мы наладим современную
инфраструктуру футбола. Я очень рассчитываю, что Петербург станет центром
подготовки игроков. Мы готовы создать здесь федеральный центр, я бы сказал,
федеральную академию. Затем пойдем в область, далее — на Северо-Запад. Сейчас мы
намерены зарегистрировать турнир, сделать все, чтобы заработала спонсорская
система. Словом, потихоньку делать то, что происходит в современном мире, и то,
что десятилетиями не делалось у нас. Турнир должен иметь собственное юридическое
лицо. РФС из своего бюджета будет закрывать проблемы. Возможности такие у нас
есть.

— Может возникнуть другой вопрос — экономики самих комплексов…
— Согласен. Что в СКК, что в «Олимпийском» планы расписаны на несколько лет
вперед.

— Проведение концертов и ряда других увеселительных мероприятий сейчас более
выгодно?

— Конечно. Там ведь более высокая аренда и цены. Футбол — это не выставка
автомобилей. Но если бы «Зенит» играл здесь первые несколько туров чемпионата,
это было бы выгодно всем. Более того, питерский клуб мог бы совершенно спокойно
в СКК принимать тот же «Русенборг». Для этого нужно было бы только заявить эту
арену.

— «Зенит» заявил «Петровский»…
— …Поскольку поддержка болельщиков — сумасшедшая. Народ любит свою команду и
по праву считается ее 12-м игроком. Понятное дело, что от такого преимущества
никто не хочет отказываться. Но погода… Согласен, рискованное мероприятие,
хотя «Локомотив» также заявил свой стадион. Но надо помнить: сезон удлиняется, и
придется с этим считаться. Кстати, у нас очень серьезные планы и по Краснодару,
и по Сочи. Сейчас РФС берет в аренду поле стадиона «Жемчужина». Нам нужен
плацдарм в виде современных стадионов на юге России, где клубы могли бы спокойно
проводить матчи.

— Серьезные планы.
— Да, в ближайшие три года никаких потрясений не ожидаю. У нас будет стабильный
чемпионат, в котором сократится количество команд в первом и втором дивизионах —
мы приведем их к единому знаменателю. Не будет такого, что в зоне «Восток»
играют 20 команд, а зоне «Юг» — 11. Если из каждой одна команда выходит в первый
дивизион, то, согласитесь, разница в этом большая.

— Вернемся к турниру Гранаткина. Вы, наверное, надеялись увидеть сборную
России в финале. Но наши юноши лишь довольствовались третьим местом. Какое
значение придается результату на этом турнире?
— Любой результат всегда имеет огромное значение. Разумеется, я им
недоволен. Команда всегда должна играть только на победу. Но в ней отсутствуют
пять-шесть футболистов основного состава. Сейчас основные игроки молодежных и
юношеских команд находятся в своих клубах, с которыми должны пройти первые два
сбора, закрепиться в составе, поработать, подготовиться физически. Если у
мальчишек есть шанс, как у Набабкина или Мамаева заиграть соответственно в
«Москве» или в «Торпедо», я не могу вызывать их в сборную. Говорю с президентом,
а он мне: «Послушай, он едет на первый сбор, появляется шанс, может, мальчик
будет заявлен за первую команду и начнет играть...» На турнире должны были
играть двое наших питерских парней, но главный тренер «Зенита» сказал, что
возьмет их на сборы. Правда, команда уехала, а он их не взял. И это –
объективная реальность. Проблема заключается и в том, что очень много мы
варьируем составом. Нам нужен более стабильный тренерский штаб и команды, чей
костяк сформирован на несколько лет. Из одного возраста ребята целенаправленно
должны переходить в другой. Команда, которая играла в Петербурге, собрана
фактически с листа, и то, что она дошла до полуфинала, тоже неплохой результат.
Ведь немецкая сборная несколько лет играет одним и тем же составом. Но дело не
только в том. Хочу обратить внимание, что за последние пятнадцать лет мы
потеряли дух победителей, и нам нужно очень многое сделать, чтобы вернуть его. А
для этого — побеждать и побеждать в разных турнирах, и этот – не исключение.

— В декабре юношеские сборные возглавила плеяда новых тренеров. Равиль
Сабитов, Николай Савичев… Можно сделать вывод, что вы связываете с ними большие
надежды?
— Мы перестраиваем департамент национальных сборных и хотим построить
систему, при которой все они были бы взаимосвязаны, находились под управлением
главного тренера национальной команды, играли в один и тот же футбол.
Естественно, каждому тренеру мы даем возможность раскрыться, но все будет
зависеть только от результата, умения самообразовываться и двигаться вперед. Все
возможности для этого мы создадим. Сейчас кардинально пересмотрены размеры
заработной платы. Теперь тренер не будет полу чать мизерные суммы, а завтра
становиться в очередь на заработки у какого-то агента, который ему поставляет
игроков для того, чтобы их засветить. Эта болезнь развита в нашей стране! Нам же
нужно из тренеров сделать людей, которые будут служить российскому футболу, а не
какой-то группе неофициальных лиц! И вырастить поколение футболистов, которые бы
хотели выигрывать.

— Большие сложности пришлось испытать при столкновении со старой системой?
— Я бы не стал называть это системой. Была другая идеология, смысл которой
заключался в том, что все внимание было сосредоточено исключительно на самой
верхушке пирамиды вокруг сборной: бюджет, организация работы… А после неудачного
выступления сборной включалась пиаровская машина и крайним делали тренера, затем
– игроков, потом — опять тренера. Так эта чехарда шла и продолжалась до тех пор,
пока у общества не появилась возможность обратить внимание на футбол в широком
понимании этого слова: что творится в детском футболе, профессиональном, почему
сегодня мы никуда не попадаем, в чем же причина? Оказалось, что она лежит на
поверхности. Мы разрушили систему подготовки игроков, материальная база в
упадке, поля вытоптаны. И если какой-то завод отказывался от поля, там строили
дом. В десятках городов. По статистике 1500 футбольных полей существует, а
реально — 200-300. Вся эта идеология породила систему, при которой с членов
исполкома, федерации никто ничего не спрашивал. Конференция РФС собиралась всего
лишь один раз в пять лет, и перед ней стояла одна задача — избрать президента.
Выбрали и разъехались. Вот это и есть самая главная проблема в стране. Сейчас мы
эту идеологию меняем. Мы большая футбольная семья. Нам нужно сделать, чтобы
профессиональные клубы тоже стали членами этой большой семьи.

Мне не хочется никого критиковать и давать оценки. Но одно можно констатировать
– идеология была именно такой, о какой я вам рассказал. Для того чтобы чего-то
изменить, нужны другие цели, которые мы выработали. Конференция эти новые
ценности обозначит. Мы выработали стратегию развития футбола и дальше мы начнем
ее реализовывать. Вот те же немцы, к примеру, имеют свою футбольную философию.
Она проста, как в школе: в первом классе учим одно, во втором – следующее. Есть
такое понятие, как образовательная программа и каждая школа должна ее иметь. Но
где гарантия, что мы сегодня создали программу, и «Смена» по ней будет учить
своих детей? Никаких! Тогда мы пошли другим путем. Газон, который был постелен в
СКК, РФС передаст футбольной школе «Московская Застава». Но в договоре дарения
будет уже записано: мы вам дарим газон, но на этом поле нужно будет готовить
игроков по нашей методике. Если этого не произойдет, мы его назад заберем. И эта
работа будет проведена.

— Пять лет назад вы сказали, что беда наших специалистов в том, что они
учатся по методике 60-70-х годов, в то время как тренерская мысль ушла далеко
вперед. Сейчас мы сталкиваемся с ситуацией, когда в сборной России нет даже
отечественного тренера…

— Мы в свое время анализировали ситуацию, кого взять главным тренером «Зенита».
Я болельщикам команды неоднократно говорил: дайте несколько лет для того, чтобы
закрепиться в классе сильнейших, затем команда должна бороться за первое-пятое
места. В итоге она стала твердым претендентом на медали. Посмеивались, чего
только не говорили. А мы прошли эти этапы. Спросите сейчас у болельщика, за
какое место будет бороться «Зенит», и он скажет: за первое! Мы должны понимать,
что такие же задачи должны ставиться перед российским футболом. Петржелу мы
пригласили не потому, что нас критиковали, а потому, что видели, что тренеры
ходят по кругу и не учатся. Нужно приглашать не игроков-легионеров, а тренеров!
Возродить собственную школу. В прошлом году мы создали центр подготовки
тренеров. Сейчас мы эту программу аккредитуем в УЕФА. Если добьемся лицензии,
получим право выдавать категории «Pro». Без нее ни один тренер не сядет на
скамейку. Встает вопрос: кто же учителя? Я собрал сейчас заведующих кафедр
двенадцати вузов — их семнадцать лет никто не собирал! Создадим бригаду, которая
поедет на чемпионат мира и подготовит свои рекомендации. Использует ли этих
тренер «Терека» или «Амкара», это его проблема, но мы ему предложим план!

— Итак, вы решили пригласить тренера-иностранца в сборную России. Но вас не
удивило, что все остальные зарубежные наставники в нашем клубном футболе не
задержались?
— Работа тренера в определенной степени – рулетка. Здесь ты можешь угадать,
а можешь и прос читаться. Все должно совпасть: команда, дух, болельщики. Я не
верю в то, что иностранец не может добиться успеха. Это «подогретое» заявление,
направленное против зарубежных тренеров. Я считаю, что заслуга Артура Жорже тоже
есть в становлении ЦСКА, который выиграл Кубок УЕФА. Петржела получил стабильный
клуб с прекрасно отлаженной организационной системой, поэтому и показал
результат. А возьмите ту же «Аланию». Приехал сначала Курбис, а затем Шум. Что
они там могли показать в таких условиях? Что касается Скалы, то нужно смотреть,
кого приглашаешь. Он высокого уровня тренер, работал в итальянском футболе, имел
двадцать помощников. И все-таки решение принимать надо разумно. Почему сегодня
Старков работает? Потому что взяли адаптированного к России человека, у него и
будет результат, я в этом просто уверен. В «Зенит» можно приглашать тренера
любого калибра, и у него тоже всегда будет результат.

— Не жалеете, что Старков осенью 2002-го не оказался в «Зените»?
— Ни о чем не нужно жалеть. Я очень рад, что такой специалист работает в
российском футболе.

— Как вы отнеслись к переменам в «Зените»? Были ли они необходимы? Связываете
ли вы надежду с новыми руководителями клуба?
— Это констатация факта. В последние годы «Газпром» всегда играл важную роль
в финансировании «Зенита». Эта компания была генеральным спонсором, имела
достато чно весомый пакет акций. Если вкладываешь в большую часть бюджета, то ты
должен и управлять им. Как? Это уже другой вопрос. Сейчас же все просто
приведено в соответствие. Так что решение вполне логичное и правильное. Одно
могу сказать: если еще два сезона будут без результата, болельщики не выдержат
этого. Потому что так, как любят команду в Петербурге, в России я больше не
видел. Да и сейчас я в душе болею за «Зенит»!

— Виделись ли вы с новым руководством клуба во время нынешнего приезда в
Питер?

— Постоянно общаемся. Заявления делаются правильные. О действиях – сложно
судить. Говорят о народной команде. Но в моем понимании это бывает тогда, когда
у нее пять-десять тысяч акционеров. Я со своей стороны, готов сделать все, что
от меня зависит. Если же клуб замкнется, как в прошлые два года, будет пытаться
что-то сделать сам — это его дело. Мне бы хотелось, чтобы «Зенит» был клубом, на
который мы могли опираться. А то вот я делаю заявление о сокращении количества
легионеров, а наш клуб осенью выступал против. Разве это нормально?

— Как вы считаете, менять главного тренера сборной по ходу отборочного цикла
было необходимо?

— Конечно. Я нисколько не жалею о том, что мы сделали. Мы достаточно изучили
ситуацию. Если бы мы этого не сделали, понятно, какой был бы исход. Тот же! У
нас был шанс, и мы обязаны были им воспользоваться. Да, мы должны вырастить
новое поколение футболистов, но не должны при этом сбрасывать со счетов задачи
сегодняшнего дня. Кстати, средний возраст нашей команды 23-25 лет, и не дать
возможности этим парням проявить себя мы не имеем права. Мы выбрали самого
лучшего тренера в стране, который добивался серьезных результатов, и я считаю,
что Юрий Павлович использовал свой потенциал. Он должен был остаться на
следующий цикл и, уверен, решил бы поставленную задачу. Но каждый волен выбирать
сам: мы уважаем его выбор и его мнение.

— Можно считать, что все было проиграно до вас? Если нет, то чего тогда
сборной России не хватило для решения задачи выхода в финальный турнир
чемпионата мира?
— Так нельзя говорить, мы тоже допустили ошибки. Мы обязаны были обыгрывать
Латвию в Риге. Но, честно говоря, многое было потеряно в первой игре со
словаками. Не забив пенальти, мы сыграли вничью, а прямого конкурента в родных
стенах нужно обязательно побеждать. Это были ключевые очки, которые мы потеряем.

— Что изменилось с приходом Юрия Семина?
— Пришли спокойствие, раскрепощенность. Появилась команда. Второй тайм с Латвией
в Петербурге был прекрасен! Минут двадцать-тридцать неплохую игру
демонстрировали с португальцами, которых мы обязаны были обыгрывать.

— Можно представить, что вы чувствовали во время матча со словаками…
— Безумно болел за свою команду, но после первых двадцати минут понял: сегодня
мы их не обыграем… Одно могу сказать: для того чтобы чего-то выигрывать, нужен
дух победителя. Нужен тренер- победитель! А главное – понять, что мы можем
выигрывать! Тренер должен подготовить команду, реализовать имеющееся в нали чии
мастерство! Та же Словакия — не самая футбольная держава, но когда мы изучали,
какая у нее система подготовки, селекция, поняли, что эта одна из стран, которая
скоро будет доминировать в Европе.

— Решение Юрия Семина стало для вас неожиданным?
— Нет. Мы очень много беседовали во время цикла, обсуждали десятки раз эту тему.

— Какие дальнейшие планы сборной?
— Готовимся к игре с Бразилией. 16 февраля будет объявлен состав. Тренер у
российской сборной есть.

— Как вы относитесь к переходу на систему осень-весна?
— Года три об этом точно не стоит думать. У этой системы есть плюсы и минусы.
Плюсы в том, что мы попадаем под европейский календарь. Но клуб, побеждающий в
российском соревновании, только спустя восемь месяцев начнет свой поход в
европейском кубке. Не стоит забывать, что мы северная страна. Чтобы перейти на
новый календарь, нужно создать условия, поля с подогревом, хорошие стадионы,
чтобы расширить рамки этого календаря. Переход повлечет за собой потерю летнего
месяца. Июнь и июль нужно будет отдать на отдых футболистам, затем потребуется
пару недель для подготовки к сезону. Если в Англии и Германии нет никаких
проблем, поскольку они играют в декабре и январе, то у нас так не получится.

Комментарии (0)
Партнерский контент