Михаил Якушин
Фото: РИА Новости
Текст: Валерий Винокуров

Великолепная пятёрка Михаила Якушина

Обозреватель Валерий Винокуров продолжает вспоминать самые блистательные пятёрки нападения в истории отечественного футбола.
27 марта 2015, пятница. 12:00. Футбол

Великолепная пятёрка Бориса Аркадьева



«Кто бы ни играл, кто бы ни тренировал московское «Динамо», коллектив всегда был в числе передовых не только по спортивным результатам, но и по творческим. Чуть позже «Торпедо» и «Спартака» динамовцы в конце 30-х годов перешли на тактическую систему «дубль-вэ», но зато, освоив её, они не только умело применяли её разновидность – «дубль-вэ-эм», а пошли дальше, сделав в 1940-м важное тактическое открытие, получившее название «организованный беспорядок».
И вот в «Динамо» образовалась «великолепная пятёрка»: Трофимов, Карцев, Бесков, Малявкин, С. Соловьёв. Сразу же тренер начал вести тактические поиски.
В 40-х годах на занятиях по тактике динамовцы осваивали и в некоторых матчах применяли системы игры 1+3+3+4 и даже 1+4+2+4, с помощью которой бразильцы произвели целый переворот, показав её всему футбольному миру в 1958-м» (из книги В. Винокурова и О. Кучеренко «Динамо-Москва», изд. 1973 года).

Осенью 1944-го, завершив карьеру игрока, тренером динамовцев стал Михаил Иосифович Якушин: выдающийся форвард сменил на этом посту ушедшего в ЦДКА Бориса Андреевича Аркадьева. В 1940-м Якушин был на поле проводником идей Аркадьева, придумавшего смену мест нападающими, тот самый «организованный беспорядок». Признавая, что многое приобрёл в работе с Аркадьевым, Якушин всё-таки никогда не называл себя его учеником. Когда я заводил с ним разговор на эту тему, он перечислял многих тренеров, с которыми работал, рассказывая, как и что у каждого из них перенял, но всё это были не слишком-то существенные, по-моему, детали. Так что великий игрок, самородок на поле, стал, пожалуй, и тренером-самородком. Во всяком случае, та россыпь тактических находок и открытий, которыми он славился на протяжении всего своего длительного тренерского пути, лучшее тому доказательство.

Возглавив «Динамо», Якушин сразу же приступил, конечно, к созданию пятёрки нападения. Из довоенной пятёрки, в которой сам он играл главную роль, остались в команде Василий Трофимов, Николай Дементьев и Сергей Соловьёв. Последние двое пришли в команду из ленинградского «Динамо», Трофимов – из «Динамо» подмосковного, болшевского. Перед самым началом войны, в сезоне-1941, из «Металлурга» перешёл в «Динамо» Константин Бесков, а в 1943-м из «Локомотива» Василий Карцев. В сезоне-1945 дебютировал в команде Якушина перешедший из минского «Динамо» Александр Малявкин, один из первых универсалов в нашем футболе, сумевший выиграть конкуренцию за место в основном составе у самого Дементьева, который решил в конце сезона уйти в «Спартак».

И вот в «Динамо» образовалась «великолепная пятёрка»: Трофимов, Карцев, Бесков, Малявкин, С. Соловьёв. Сразу же тренер начал вести тактические поиски, и уже в 1945-м динамовцы несколько матчей провели по системе, которая спустя многие годы получила название «бразильская». Сдвоенный
С младых ногтей меня занимал вопрос, какая пятёрка нападения – «армейская» или динамовская – всё же была лучше, тем более что до хрипоты спорили об этом в 40-е годы болельщики.
центр нападения составили Бесков и Карцев, в полузащиту отходили Малявкин либо Трофимов, а полузащитник Леонид Соловьёв становился в таких случаях вторым центральным защитником рядом с Михаилом Семичастным. Сдвоенный центр обороны был особенно необходим в матчах с ЦДКА, применявшим игру со сдвоенным центром нападения (Федотов-Бобров). Динамовцы сразу же стали чемпионами СССР, добившись при этом впечатляющего соотношения голов – 73:13, но опередив «армейцев» лишь на очко.

В таком неизменном составе пятёрка динамовского нападения существовала до ухода из команды Якушина (то есть до 1950-го), однако периодические травмы Карцева, Бескова, Трофимова приводили ко многим перестановкам, когда Малявкину приходилось играть в полузащите, Бескову – на месте левого инсайда, а Соловьёву – в роли центрфорварда. Но вот в сезоне 1949-го сошлись, что называется, динамовские звёзды – в прямом и переносном смысле. Травмы, правда, и тогда не оставили нападающих в покое, но выручил Иван Конов, перешедший из «Спартака». Мало того что он прекрасно заменял на правом фланге Трофимова, а на месте правого инсайда Карцева, когда те поочерёдно отсутствовали из-за травм, он к тому же стал и лучшим бомбардиром команды. А «Динамо» выиграло звание чемпиона, установив так никем и не побитый рекорд результативности – 104 (!) гола в чемпионате страны при 30 пропущенных.

По окончании карьеры игрока Сергей Александрович Соловьёв (1915 – 1967) тренировал юношей в клубе «Динамо», но прожил, как видите, недолго. Там же в клубе тренировал юношей в течение 30 (!) лет Александр Фомич Малявкин (1917 – 1989). Не добился больших успехов на тренерском поприще Василий Михайлович Карцев (1920 – 1987), который работал в клубных командах «Динамо» в Ярославле, Ростове-на-Дону, Свердловске и недолго был старшим тренером рязанского «Спартака». Зато их партнёры Константин Иванович Бесков (1920 – 2006) и Василий Дмитриевич Трофимов (1919 – 1999) тренерами стали выдающимися. Бесков возглавлял все московские команды (даже промелькнувший «Асмарал») и везде добивался успехов, как и со сборной СССР – финал КЕ-64 и место в восьмёрке лучших на ЧМ-82. Какое-то время помогал ему в футбольной сборной страны Трофимов, который был прекрасным игроком и лучшим тренером в хоккее с мячом. А «запасной главный бомбардир» Иван Иванович Конов (1924 – 1990) на протяжении 24 (!) лет, не считая коротких перерывов, работал старшим тренером Федерации футбола РСФСР, и под его руководством сборные республики разных возрастов периодически побеждали во всесоюзных турнирах.

С младых ногтей меня занимал вопрос, какая пятёрка нападения – «армейская» или динамовская – всё же была лучше, тем более что до хрипоты спорили об этом в 40-е годы болельщики. Мне было к тому же интересно сравнить свои детско-юношеские впечатления с тем, что запомнилось профессионалам. С двумя великими мастерами мне удалось об этом поговорить, в разное время, но в схожей обстановке – за шахматной доской. Игорь Нетто был старше меня на девять лет, Валентин Иванов – на пять. Ход соперника – я задаю вопрос. Мой ход – он отвечает. И, представьте себе, оба они ответили одинаково, причём чуть ли не дословно. А мне было приятно, что оценки двоих моих кумиров совпали с моими, полагаю, достаточно наивными.
Итак, Игорь и Валя (они ведь тоже опирались на свои юношеские впечатления) считали, что «армейцы» выглядели сильнее, мощнее, психологически устойчивее, а динамовцы играли ярче, больше импровизировали, нестандартно комбинировали, то есть действовали тоньше, значит – и срывалось у них чаще (где тонко, там и рвётся). Но оба моих шахматных партнёра и интереснейших собеседника признали, что лично для себя больше вынесли из действий динамовских форвардов. Учитывая, как играли сами Нетто и Иванов, – это и неудивительно.

А однажды довелось мне присутствовать при интереснейшей беседе-споре. Дело было в Доме актёра по окончании устного выпуска еженедельника «Футбол-хоккей», который вели Лев Филатов и известная в те годы артистка Театра оперетты. Футбольную часть нашего издания представляли Михаил Якушин,
Виктор Маслов и ваш покорный слуга, а хоккейную – Всеволод Бобров, Николай Эпштейн и мой коллега Владимир Пахомов, с которым мы долго делили крохотный кабинетик. Проводив до гардероба Виктора Александровича с супругой, на обратном пути наткнулся на Михаила Иосифовича, увлечённо беседовавшего с народным артистом СССР Георгием Менглетом и известным конферансье Евгением Кравинским. Все трое кивнули мне: подходи, мол, не стесняйся. Прислушавшись, я быстро понял, что тему эту обсуждают они не впервой.

«Друзья мои, – говорил Якушин своим чуть более высоким, чем баритон, и чуть более низким, чем тенор, голосом, – я же вас прекрасно понимаю, но почему вы не хотите меня понять…». Смысл их спора придётся мне передать своими словами. Как болельщики ЦСКА, Кравинский и Менглет настаивали, что превосходство «армейцев» в те годы было подавляющим, коль скоро с 1945-го по 1951-й они пять раз становились чемпионами. А Якушин объяснял, что к сезонам 1950-го и 1951-го лично он никакого отношения не имеет, так как в команде не работал, и она возродилась, вернулась на вершину лишь после его возвращения в 1953-м. Он говорил, что с Аркадьевым они «сыграли почти что вничью, по два раза став чемпионами уверенно», а один раз «армейцы» опередили динамовцев на 0,01 в соотношении забитых и пропущенных голов после «сами понимаете, того матча с «Трактором» (слова Якушина сопровождал его жест двумя пальцами, показывающий, что такое 0,01)…

Да, ничто не забывается увлечёнными нашей любимой игрой людьми. И разве сейчас, спустя десятилетия, столь ли важно, кто, кого и на сколько опередил. Гораздо важнее, что были такие прекрасные тренеры, такие великолепные пятёрки форвардов, такие яркие матчи. Счастливы те, кто это видели. А кто видели, никогда не забудут!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →