Текст: «Чемпионат»

С "Русенборгом" в голове

Питерский "Зенит" приступил к работе на сборе в Голландии - последнем перед поединками Кубка УЕФА с норвежским "Русенборгом".
9 февраля 2006, четверг. 11:05 Футбол

Появление «Зенита», пусть и в усеченном составе, в Пулково-1 вызывает ажиотаж,
возможный, должно быть, только в Питере. Соседняя очередь, ожидающая киевского
самолета, о своем рейсе забывает, вычисляя в толпе игроков Кержакова, Аршавина,
Радимова… И, конечно, корейца. Нет нынче в городе футболиста популярнее.
Питерские газеты, кстати, так его и величают для простоты — «кореец». Ничего,
сезон начнется, имя, судя по всему, выучат: на предыдущих сборах Хюн Юн Мин
держался молодцом.

— Кстати, правильнее его имя произносить как Хен Ен Мин, — поправил меня
приставленный к корейцу переводчик. — А в общении можно называть просто — Мин.

Отзывы об игре Мина близки к восторженным. Все отмечают скорость и выносливость
новичка. В том числе и он сам.

— Да, — кивает Мин в ответ на мой вопрос. — Я быстр и нагрузки держу легко. Это
типичные для корейского футбола игровые плюсы.

НАПУТСТВИЕ

Проводить рейс 6703 на Амстердам приезжает человек, которого с недавних пор
знает в лицо любой футбольный болельщик Северной столицы: новый президент
«Зенита» Сергей Фурсенко. Рядом с ним Владислав Радимов. Просит почти на бегу у
корреспондента «СЭ» блокнот и ручку. Возможно, конспектировать президентское
напутствие…

Самолет в итоге оказывается полупустым, но, как ни стараюсь, отыскать среди
пассажиров Властимила Петржелу не могу. Нет на борту ни пана Властимила, ни
Владимира Боровички, ни Чонтофальски, ни Мареша с Флахбартом. Нет Хагена,
наконец.

А без Хагена перед «Русенборгом» туго! Эрик на днях не только вице-капитаном
избран, но и временно переведен, догадываюсь, в играющие тренеры. Кто лучше него
расскажет о норвежском чемпионе? Разве не он бился годами с соперниками из
Тронхейма за свою «Волеренгу»?

Не так давно Хаген консультировал земляков из «Бранна» накануне игр с
«Локомотивом». Как рассказывал тогда Владимир Эштреков, Эрик дал большое
интервью норвежским газетам, подытожив: «Готовьтесь, дорогие земляки, к
поражению. Шансов у вас никаких...»

Повтори те слова Хаген в адрес «Русенборга» — Петржела, наверное, не возражал
бы.

УРОКИ АНГЛИЙСКОГО

— Без корреспондентов сегодня летим? — интересуется кто-то из начальства
«Зенита». — Только с одним?

Приятно оказаться единственным корреспондентом, сопровождающим клуб накануне
такого матча. Интересно послушать, что обсуждают в пути футболисты. Не поверите
— английский язык, уроки которого брали на испанском сборе! Втянулись, похоже.
Тут же несется рожденный кем-то слух: преподавательница Лана, живущая в
Барселоне, обещала подъехать и в Голландию. Уроки продолжатся.

А пока Лану отлично замещает Вячеслав Малафеев. Уже в Амстердаме, по дороге из
аэропорта, даст он в автобусе урок всем желающим. Особое усердие проявит Андрей
Аршавин. Английские слова вслед за Малафеевым выговаривать будет так
старательно, будто не «Барселоной» еще недавно грезил, а «Ливерпулем»…

Входя в самолет, футболисты едва ли не обнимаются со стюардами и пилотами — с
этим экипажем всю Европу облетели. С ним и до Стамбула добирались, чтобы
героически вырвать ничью у «Бешикташа». А один из пилотов там поплатился на
радостях кошельком — не углядел за уличными мошенниками.

Экипаж, приносящий удачу, вероятно, полетит и в Тронхейм. А пока стюарды
фотографируются с безотказным корейцем. Фото в хвосте самолета, фото в первом
салоне. Мин, вижу, удивлен: футболисты и у него на родине популярны — но,
пожалуй, не так, как в Питере…

— И в Европе не так! — охотно подтвердит вечером самостоятельно добравшийся до
Голландии Павел Мареш. — Меня, игрока сборной Чехии, в центре Праги, на Карловом
мосту, узнают гораздо реже, чем в Петербурге…

К МЕДНОМУ ВСАДНИКУ МИМО ИСААКИЯ

В хвосте самолета нас трое — корреспондент «Спорт-Экспресс» и Мин с переводчиком
Денисом.

— Младший научный сотрудник Музея антропологии и этнографии, — представляется
Денис. Кунсткамеры, проще говоря…

Знает переводчик, кажется, все языки мира, и уже в Амстердаме увижу, как он один
за другим вытаскивает из тяжеленных сумок словари.

Мин из вежливости листает предложенное стюардом «Невское время» с фотографией
Татьяны Булановой на первой полосе. А я развлекаю корейца рассказом о том, как с
утра ехали с приятелем в Пулково, да по питерскому морозу и ледяной дороге не
разминулись с грузовиком. Чудом уцелели — чего не скажешь о нашем «форде»…

Мин кивает понимающе — морозы и льды в Санкт-Петербурге знатные. Но его холодами
не удивишь — у себя в Корее он большой любитель горных лыж. Общительный,
оказывается, парень кореец. Вспоминает, как жил поначалу в «Астории», как ходил
мимо Исаакия к набережной посмотреть на Медного всадника.

— Мне рассказали, что это самый знаменитый из русских императоров. Он выглядит
настолько сильно, что захотелось узнать про остальных. У России удивительная
история.

Зато в европейской географии ориентируется Мин неважно. Интересуется, например:
Голландия далеко от Испании? Потом накидывает капюшон и засыпает до самого
Амстердама. И, проснувшись, не по-корейски широко раскрывает глаза: взлетная
полоса, по которой катит неспешно наш самолет, проходит мостиком над обычным
шоссе с автомобилями и светофорами. Такого Мин не видел никогда…

ВСТРЕЧА В ЦЕНТРЕ ЕВРОПЫ

В Амстердаме «Зенит» воссоединяется: Боровичка встречает команду у таможни,
Властимил Петржела — у автобуса. Здоровается с каждым, для всякого улыбка,
ласковое слово. «Зенит», и без того далекий от уныния, расцветает окончательно.
Улыбается даже Александр Спивак. Впрочем, к вечеру привычно погрустнеет.
Возвращаясь с ужина с апельсинами в руках, в коротком интервью вежливо откажет.
Вздохнет устало: «Не сейчас, простите… Давайте завтра, а?»

В полумраке за окном автобуса — бесконечные водоемы, то ли гуси, то ли лебеди,
черепичные крыши… Гигантская пробка, образовавшаяся на выезде из Амстердама,
рассасывается в секунды. И понять невозможно, куда ехали все эти люди —
вокруг-то пустота. На фоне чахлых насаждений мелькает белизной огромный памятник
велосипеду. Петржела, заметив, удовлетворенно кивает — он первый в «Зените»
поборник здорового образа жизни.

Эрмело кажется островком среди бесконечных болот и ветряных мельниц. Шикарнейшая
гостиница, в которой чего только нет — даже звук от телевизора подведен
динамиком к ванной. Вечером садимся в холле с Павлом Марешем. Золото чешского
чемпионата у него уже есть, говорит Павел, теперь время выигрывать русское.
Сезон впереди, бесспорно, особый. Хотя и за прошлый год команде упрекнуть себя
не в чем, сделала что могла. Но теперь, обещает, сделает еще больше.

На предположение о том, что на гренадеров вроде него ляжет вся нагрузка в матче
с «Русенборгом», где борьбы будет больше, чем футбола, Мареш реагирует
немедленно: у «Зенита» такое нападение, что норвежским защитникам придется
посложнее, чем нашим.

А позже заглянет ко мне в номер Олег Трифонов — то ли новичок «Зенита», то ли
еще нет. Расскажет о том, как хочет вычеркнуть из памяти последние полгода — с
арендой и разъездами по первой лиге. Как мечтает начать новую жизнь — только в
«Зените», с которым, он верит, у них большое совместное будущее. Но для начала
надо пройти «Русенборг».

ПЕРВОЕ ЧП

Наутро — первая тренировка и первое ЧП. До очаровательного комплекса Rosendaal
«Зениту» пять минут езды. Но не успевает команда прозаниматься и получаса, как
на поле появляются три мужичка. Вида деревенского, в сапогах и телогрейках. Пять
минут переговоров с представителями «Зенита» — и голландцы переходят на тон,
близкий к повышенному: «Прекратить тренировку немедленно!»

Пан Петржела в ярости: с подобным он сталкивается впервые в карьере.

— Тренировка сорвана — кто за это заплатит? И это подготовка к Кубку УЕФА?!

— Где будете работать вечером? — не вовремя осмеливаюсь на вопрос. Петржела
обжигает взглядом:

— Понятия не имею!

Влад Радимов находит силы шутить:

— Ну вот, завтра «Спорт-Экспресс» напишет: «Зенит» выгнали с тренировки"…

Кто-то из игроков шутливый тон поддерживает. Предлагает срочно вернуться в
Петербург, пока в спорткомплексе «Юбилейный» не убрали покрытие, оставшееся с
Мемориала Гранаткина. Кто-то в ответ: а не принять ли «Русенборг» здесь, на этом
самом поле, с которого только что попросили?

А Петржела продолжает кипеть, не понимая, как такое могло произойти в принципе.
В конце концов выясняется, что поле, на котором занималась команда, не оплачено.
И переместиться «Зениту» предлагают всего лишь на одно из соседних. Правда,
покрытие там, по словам Петржелы, то ли отсутствует вовсе, то ли такого
качества, что к работе едва ли пригодно…

К вечерней тренировке неприятность с полями счастливо разрешилась — выяснилось,
что шофер автобуса завез «Зенит» не в тот спорткомплекс. Теми же минутами на
совсем других полях команду Властимила Петржелы ждали с распростертыми
объятиями. И, не дождавшись, понять ничего не могли…

А сам Петржела, отобедав, отбыл в Испанию — просматривать «Русенборг».
Пообщавшись на прощание с корреспондентом «Спорт-Экспресс», он сказал:

— Чтобы понять, как играет команда, я должен ее увидеть своими глазами. Живьем и
сверху. Я съездил на греческий АЕК — и понял, как ему противостоять. Был уверен,
что греки нам не забьют. И они не забили. Зато забил Аршавин на последней
минуте.

— А сейчас — есть у вас предчувствие, что пройдете «Русенборг»?
— В том-то и дело, что есть…

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 сентября 2017, четверг
Партнерский контент