Вагнер Лав
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Роман Крыжановский

Вагнер Лав: и тут на меня набросились три фаната

Вагнер Лав рассказывает, как получал огромные деньги в ЦСКА, «пил кофе» на поле в Китае и дрался с хулиганами в Бразилии.
1 мая 2015, пятница. 11:30. Футбол
В неформальной беседе нападающий «Тимау» (прозвище команды «Коринтианс») вспоминает выступления за «Палмейрас», рассказывает о тренировках и о новых привязанностях — о жене, семье и торсиде «Коринтианс».

Несмотря на то что в цветах «Коринтианс» Вагнер успел провести только 17 матчей, в которых забил 2 мяча, нападающий ощущает себя так, будто играет в команде, по меньшей мере, десять лет. Ситуация невольно напоминает конец 2004 года, когда Вагнер, будучи форвардом московского ЦСКА, умудрился дать интервью в цветах «Коринтианса», хотя речи об официальном переходе из российского клуба не шло. То были совсем другие времена, пора ребячества, поведение не вполне еще зрелого спортсмена.

Сейчас, в тридцать лет, Вагнер Сильва де Соуза уже остепенился. Вот уже четыре года женатый на Люсилене Пирес, с которой, по словам бразильца, он неразлучен, нападающий словно забыл о своём «зелёном» прошлом как на поле, так и за его пределами. Вагнер будто и слышать не хочет – что говорить о каком-то сожалении – о «Палмейрасе», о клубе, открывшем его дарование. Создаётся впечатление, что его привязанность к новому дому растёт не по дням, а по часам.

— Сейчас я бы туда уже не вернулся. Даже при том, что там остались связи — нет, — подчеркивает нападающий.

За пределами футбольного газона Вагнер сейчас предпочитает не растрачивать энергию, оставив в стороне праздники, — он полагает, что находится на пике формы, обещает забивать больше и принести «Коринтианс» в 2015 году чемпионский титул.

— Прежний Лав конечно же вернется, не может быть никаких сомнений, — уверяет форвард. — Верю, что моя работа принесёт плоды. Я сейчас нахожусь в правильном клубе. Моя задача — выходить на поле и делать то, что умею: поражать ворота соперника. Да-да, вскоре я начну забивать больше и больше. В нынешнем году «Коринтианс» выиграет титул. Мы все работаем над этим и движемся в правильном направлении.

Журналист Globoesporte.com Хоаким Граба в течение 40 минут беседовал с футболистом в неформальной обстановке. Искренний и улыбчивый, Вагнер даже не думал уходить от ответов на вопросы.

Нападающий поведал об историческом «торжестве», рассказывал байки о России и вспомнил самый ужасный день в карьере, когда ему пришлось столкнуться лицом к лицу с тремя болельщиками «Палмейрас» в 2009-м и он не испугался драться в одиночку.

Ниже — полный текст беседы.

«Мне надо привыкать к Бразилии после Китая»


— Вы уже полностью адаптировались к Бразилии после периода выступлений за китайский «Шаньдун Лунэн»?
— К клубу – да. Вообще сложно не суметь адаптироваться, когда речь идёт о таком клубе, как «Коринтианс», в котором прекрасные взаимоотношения как на поле, так и за его пределами. Немного сложнее перестроиться под бразильский футбол после полутора лет в Китае.
В Китае, завладев мячом, ты успеваешь не только хорошенько подумать, но и едва ли не выпить кофе
Там футбол намного медленнее и менее контактный. Завладев мячом, ты успеваешь не только хорошенько подумать, но и едва ли не выпить кофе. Здесь же, напротив, все матчи проходят в напряжённой, контактной борьбе. В Бразилии нужно быстро соображать и принимать решения. И, кажется, я начинаю вкатываться в нужный ритм.

— Неужели китайский футбол настолько отличается?
— Достаточно, разница существенная. Там проводится меньше матчей, следовательно, больше времени на тренировки и подготовку. Здесь же такого нет – в Бразилии сумасшедший игровой график. И болельщики часто этого не понимают, им не хватает терпения. Я изрядно выматываюсь и порой чувствую себя уставшим, расклеенным. К несчастью, проблема реадаптации всё ещё даёт о себе знать.

— Сколько времени потребуется на полное восстановление?
— Учитывая динамику тренировочного процесса, я вижу, как постепенно улучшаю форму. Тите (прозвище тренера «Коринтианса» Аденора Леонардо Бакши) позволяет мне больше двигаться, как я, в принципе, всегда и делал. Я думал, что нужно стремиться играть как осевой игрок, которому следуют передачи, но после нашей беседы с Тите я стал действовать более мобильно, стал больше перемещаться и искать возможности «открыться» самостоятельно. Начинаю нервничать, когда долгое время не получаю мяча, поэтому лучше всегда быть в игре, цепляться за мяч. Я попросил у тренера разрешение действовать на поле именно так, и он меня поддержал.

— Что вы думаете о Тите? Есть мнение, что он один из лучших тренеров в Бразилии.
— Несомненно, он лучший. Я был большим фанатом его стиля ещё до перехода в «Коринтианс». Сейчас убеждаюсь в этом на практике. У него изумительное видение командной игры. Он умеет стимулировать игроков, поддерживать их концентрацию, выжимать из них всё что можно. На мой взгляд, он лучший бразильский тренер. Он не работал с командой год, и за это время люди ещё больше осознали ценность его умений.

— Уровень бразильского футбола уступает европейскому?
— Думаю, сейчас — определённый застой. Раньше бразильский футбол превосходил европейский, сейчас, наоборот, европейский намного впереди. Шансы восстановить былое соотношение невелики, это может даться только огромным трудом. Футбол постоянно эволюционирует, и останавливаться в развитии непозволительно. Нужно непрестанно прогрессировать, расти, учиться. Только так у бразильского футбола есть шанс вновь оказаться на вершине.

«В ЦСКА я не знал, где хранить деньги»


— Вы прекрасно начали карьеру в «Палмейрас», однако это произошло в эпоху плеяды классных форвардов: Роналдо, Адриано, Луиса Фабиано… Если бы вы начали карьеру сейчас, в условиях дефицита нападающих, было бы легче пробиться?
— Возможно, да. Я начал очень быстро расти. Все происходило стремительно. Я отыграл полтора года на профессиональном уровне в Бразилии, сначала отличился как бомбардир в конкурентной Серии Б, затем — в Лиге Паулиста (Серия А), и на уровне бразильского первенства всё получалось неплохо. Было быстрое восхождение. Если бы я остался там еще на некоторое время, возможно, оказался бы в сильной европейской лиге. Не перебрался бы в ЦСКА, который не столь заметен на европейской арене, даже невзирая на победу в Кубке УЕФА 2005 года. Но случилось так, как случилось, я ни о чём не жалею.

— Хорошо, если вы ни о чём не жалеете, есть ли ощущение, что что-то всё же было не так?
— Да, есть ощущение, что мог бы поиграть в Испании, Италии, Англии… Когда выступал в России, получил два или три приглашения из Англии. Но президенту клуба настолько нравилась моя игра, что он ни за что не хотел меня отпускать и выставлять на продажу. Мне так и не удалось поиграть в другой европейской лиге. В голове крутится эта мысль. Я был и до сих пор нахожусь в форме, вполне соответствующей уровню более внушительных европейских национальных первенств.

— Каким был ваш период выступлений в России, что можете сказать об атмосфере, о повседневности, о том, как отмечались победы?
— По приезде туда я вышел на свой профессиональный уровень. И я никогда не видел столько денег. В «Палмейрас» я зарабатывал 5 тысяч бразильских реалов, даже будучи ключевым бомбардиром сначала в Серии В, потом в высшей лиге бразильского чемпионата. Принимая во внимание мои результаты, мне кажется, я заслуживал бoлее весомых гонораров. Отчасти по этой причине я переехал в Россию. Там стояла задача — выйти в групповой этап Лиги чемпионов. Я провел три матча, забил в каждом из них и помог ЦСКА пробиться в основной турнир. По возвращении в Москву зашла речь о премии. И там мне показали пачку денег. Я думал, мне дадут только часть, но нет – я поставил подпись и получил все. Никогда в жизни не видел столько денег! Меня трясло, я не знал, куда их девать, где хранить… Впоследствии купил маме новый дом. Я был очень счастлив.

— И где вы хранили деньги?
— Дома. В сумке, которую прятал в шкафу. Я не знал, куда их деть, покупал одежду… Забил мяч – получил новую премию. Клуб дал мне квартиру, машину и другие вещи. У меня были деньги на любой каприз.

— Представляю, какой это был взлёт для вас…
— Для чего я уехал из Рио-де-Жанейро? Чёрт возьми, да это же было великолепно! Я так хотел, чтобы меня выше ценили в Бразилии, но, к сожалению, этого не произошло. Мне казалось, что в России меня оценивали именно в ту сумму, которую я заслуживал.

10 лучших легионеров в истории ЦСКА
Вагнер Лав
Фото: Денис Тырин, "Чемпионат"

Вагнер Лав


«Три болельщика хотели меня избить»


— Вас расстраивало, что «Палмейрас» вас столь ощутимо недооценивал?
— В то время президентом клуба был Мустафа Контурси. Мой агент потребовал у него повышения зарплаты – он отказал. Поэтому, когда получил предложение от ЦСКА, я принял решение исходя из своих интересов. Семья зависела от меня, и я вынужден был уехать.

— Должно быть, болельщики «Палмейрас» до сих пор кусают локти?
Да где там кусают! Всё в порядке. Я вернулся в 2009-м и не слышал о себе ничего плохого, до тех пор пока команда, некогда боровшаяся за титул, не лишилась путёвки в Кубок Либертадорес. Тогда они нашли крайнего — Вагнер Лав. И во всем, что происходило с «Палмейрас», виноватым оказался я. Но я не один играл. У меня произошла стычка с тремя болельщиками.

— Это самый напряжённый момент в карьере?
— Безусловно, я никогда не думал, что придётся такое пережить. Выйдя из дома, я направился в банк, собирался оплатить счёт, как вдруг столкнулся с тремя болельщиками, они хотели меня избить. Действительно напряжённый момент. Я был сильно возмущён, опечален и поражён. Но я всегда мог постоять за себя. Я был один, и со мной могло произойти самое страшное, но, поскольку я родом из района Бангу (неблагополучный район Рио-де-Жанейро), я не убежал (смеётся)
Когда выступал в России, я получил два или три приглашения из Англии. Но президенту клуба настолько нравилась моя игра, что он ни за что не хотел меня отпускать и выставлять на продажу

— Помните подробности той драки?
Я не убежал. Даже не собирался! Я не делал ничего противозаконного, я никого не убил, никого не обокрал. Если бы они меня повалили, они бы меня основательно поколотили. Всё было бы намного серьёзнее, намного ужаснее. Но я парень проворный, дерзкий, и мне удалось вывернуться. Мы были на парковке, и я побежал между машинами. Когда они меня настигли, я попытался ударить одного из нападавших, но получил ответный удар. Когда вмешались люди, драка продолжалась уже минут пять. Когда люди наводнили парковку, они бросились наутёк, но полиция их поймала.

— Какие чувства вы питаете к «Палмейрас» сейчас?
— Совершенно не жалею об уходе. С другой стороны, благодаря этой команде я достиг высокого уровня и попал в бразильскую сборную, в составе которой в 19 лет выиграл Кубок Америки. Не хочу говорить ничего дурного о «Палмейрас».

— Не подумываете о том, чтобы однажды вернуться туда?
— Сейчас – нет. Сейчас я бы туда уже не вернулся. Даже при том, что там остались связи, нет. Именно сейчас нет никакого желания это делать, ничего такого не ощущаю. Сейчас, даже если бы получил приглашение, всё равно не вернулся бы.

— Чем различаются «Коринтианс» и «Палмейрас»?
— Думаю, болельщики «Коринтианс» сильно отличаются от фанатов «Палмейрас» — они поддерживают свою команду от начала до конца. Когда команда проигрывает, обычно фаны освистывают её. Но наши болельщики аплодировали нам, даже когда мы вылетели из Кубка после поражения в полуфинале. Вот что отличает поклонников «Коринтианс». Если бы я завершил карьеру, так и не сыграв в «Коринтианс», я бы, скорее всего, расстроился. И я хочу обратиться к болельщикам: пусть немного подождут, и я помогу «Коринтианс» добиться большего.
Вагнер Лав
Фото: Reuters

Вагнер Лав


«Речь шла о том, что я буду рыцарем любви»


— Вы упомянули о возможном разочаровании, но всё-таки присоединились к «Коринтианс» с десятилетним опозданием. Я правильно сформулировал?
— Правильно. Полностью согласен с такой формулировкой. Представители «Коринтианс» заявили о желании видеть меня в своих рядах, а я, со своей стороны, упростил переговорный процесс, сказав, что не хочу оставаться в России. В переговорах были замешаны люди Киа [Джурабчиан, акционер клуба]. Но официального предложения не было. Президент ЦСКА, не имевший ничего против моего перехода, не получил официального запроса. А можно ли говорить о переходе в отсутствие предложения? Впрочем, новость просочилась в прессу, уже подготовили футболки с моим именем. Можно говорить о разных периодах моей карьеры, но именно сейчас я чувствую себя по-настоящему счастливым, будучи игроком «Коринтианс». Я знал, что однажды это произойдет, но особенно приятно это сейчас, когда я более опытный и зрелый.

— В 2010-м, играя в составе «Фламенго», вы забили мяч в ворота «Коринтианс» в матче Кубка Либертадорес. Самое время отквитать тот гол?
— Разумеется, причём именно в Кубке Либертадорес. Уверен, в нынешнем розыгрыше Кубка будут решающие моменты, когда я смогу выйти на поле, забить мяч и помочь своей команде продвинуться по турнирной лестнице, вплоть до чемпионского титула.

— Каково это — конкурировать за место в составе с Паоло Герреро?
Не назвал бы это конкуренцией. Здорово иметь такой подбор игроков. Команда играет каждую среду и каждое воскресенье, поэтому важно располагать более чем одиннадцатью мастеровитыми футболистами. Это хорошо для «Коринтианс». Герреро – герой и лучший бомбардир клуба. Я не конкурирую с ним напрямую. Конечно, мне нужно пространство для манёвра, но речь не о внутренней конкуренции в команде, а о совместной пользе, если в команде два высококлассных нападающих.

— Вам некомфортно сидеть в запасе?
— Нет, но у всех футболистов будет возможность сыграть. Календарь матчей позволит отличиться каждому. И с каждым выходом на поле я буду стараться демонстрировать всё более убедительную игру.

— Ваш переход на профессиональный уровень ознаменован рядом неоднозначных, назовём так, ситуаций. Имею в виду и то, как вы получили прозвище Лав. «История любви» — это правда? Ты всегда приводил жену на тренировки в «Палмейрас»?
— Да, это действительно так. Но я о многом пожалел. Это могло навредить футбольной карьере. Никому из молодых ребят подобного не советую. Мне это помогало, но это не может быть универсальным рецептом (смеётся). Прозвище Лав появилось само собой, и сначала я противился этому, мне казалось это неправильным. Речь шла о том, что я буду этаким рыцарем любви. Единственный футболист в мире с таким прозвищем. Так оно и закрепилось за мной. Впрочем, мне нечего скрывать.

— Сейчас Вагнер всё ещё несёт в себе «любовную» составляющую?
— Сейчас любовь предназначена только жене. Я женат, и у нас счастливый брак. Я постоянно об этом думаю и радуюсь. Если бы я встретил эту девушку раньше, вполне допускаю, что давно завершил бы карьеру (смеётся).

«Жо – один из любимых напарников»


— Адриано был лучшим напарником по атаке?
— С уверенностью скажу, что он был одним из лучших. Вместе мы забили много мячей. Правда, хочу отметить ещё двоих напарников: Эдмилсон, выступающий сейчас за клуб «Ред Булл», и Жо, когда он перешёл из «Коринтианса» в ЦСКА. С этими людьми я сблизился, в связке с ними мне удавалось играть результативно. Это три человека, с которыми мне нравилось играть больше всего.

— Вы ещё думаете о попадании в национальную сборную?
— Если бы я принадлежал к более современному поколению, вне всяких сомнений, я оказался бы в сборной. Однако сейчас многое зависит и от меня. Теперь я выступаю в Бразилии за «Коринтианс», который всегда был на виду. А если учесть дефицит нападающих, я всегда на заметке у тренеров. Другое дело – нужен ли им я.
По возвращении в Москву зашла речь о премии. И там мне показали пачку денег. Я думал, что мне дадут часть, но нет – я поставил подпись и получил все. Никогда в жизни не видел столько денег!

— Есть ли разница в атмосфере между Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло?
— Признаться, в Рио я скучаю по дому. Каждый день отдыха был возможностью расслабиться и провести время с матерью и сестрой – они были близко.

— А есть ли разница между болельщиками «Коринтианс» и «Фламенго»?
— Это две лучшие торсиды Бразилии, которые умеют невероятно зарядить команду, придать футболистам импульс, драйв, но сейчас я склоняюсь в пользу болельщиков «Коринтианса». Иначе и быть не может. Разумеется, у меня сохранились хорошие воспоминания о «Фламенго», но сейчас я выступаю перед поклонниками «Коринтианса».

— В последнее время вы стали заметно спокойнее. Как проводите свободное время?
— Свободное время провожу с женой. Она — лучший друг. Мы готовим барбекю, ходим в бассейн, постоянно общаемся… Сейчас мы редко куда-то выезжаем, разве что в рестораны и кино. Мы постоянно вместе, неразлучны на протяжении последних четырёх лет. Я стремлюсь как можно больше времени проводить с близкими, видеть их дома и общаться.

— Семейные отношения дают такой успокоительный эффект, так помогают?
— Когда за спиной такая мощная поддержка, ты не имеешь права на ошибку на поле. Раньше, когда не был женат, я плохо спал, не проводил время с детьми, уделял мало внимания семье. Сейчас ради общения с женой я провожу больше времени дома, лучше отдыхаю, лучше питаюсь, лучше тренируюсь, лучше мотивирован. Жена оказывает колоссальную поддержку.

— Два забитых мяча в 17 матчах, проведённых в составе «Коринтианс», — мало для вас?
— Конечно, мало. Я центрфорвард, и мне нравится забивать. Чем больше мячей забью, тем лучше и для меня, и для «Коринтианс». Период реадаптации был достаточно непростым, но сейчас результаты должны пойти в гору. Будет больше голов. В этом году «Коринтианс» станет чемпионом, мы на правильном пути.
Вагнер Лав

Вагнер Лав

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 43
18 января 2017, среда
Кто лучше усилился на данный момент?
Архив →