Фёдор Смолов
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Айк Григорян

Смолов: я переосмыслил отношение к футболу

Фёдор Смолов – о всплеске своей карьеры, машинах, соцсетях, «Динамо», «Урале», ЧМ-2018 и многом другом.
7 мая 2015, четверг. 10:30. Футбол

Полузащитник «Урала» Фёдор Смолов стал одним из героев программы «Истории футбола» и ответил на вопросы о своей футбольной карьере.

«Я вообще считаю, что я лучший»

— До «Урала» вы забили 6 мячей в 170 матчах. А за небольшое время, проведённое в Екатеринбурге, уже 4 гола. Наконец-то Фёдор Смолов повзрослел? Стал играть так, как надо?
— Ну, повзрослел я определённо. А если бы года на два раньше повзрослел, всё было бы гораздо лучше. А вообще многое сошлось. Постоянная игровая практика, доверие со стороны тренера, президента, партнёров, плюс хорошая атмосфера. Ну и какие-то задатки у меня всё-таки были.

— Были или есть?
— Есть. И я их в какой-то мере сейчас реализую.

— Сколько говорят про Фёдора Смолова, всё время одно и то же: перспективный, талантливый. Но не выстреливает. Сами в себе разобрались или пока

Раньше, когда слышал, что нужно посвящать жизнь футболу, чем-то жертвовать, от чего-то отказываться, мне это всё казалось просто какими-то словами. Я думал: с чего вы это взяли?

ещё ищете?
— Разобрался.

— И?
— Я очень многое поменял в своей жизни. В первую очередь переосмыслил отношение к футболу. Раньше, когда слышал, что нужно посвящать жизнь футболу, чем-то жертвовать, от чего-то отказываться, мне это всё казалось просто какими-то словами. Я думал: с чего вы это взяли? Вроде и так всё хорошо. Талант есть, в команду попал, иногда на поле выпускают. Там приметили, там написали. А сейчас я реально понимаю, что значит посвящать жизнь футболу. Стараюсь это делать и думаю, что это тоже приносит плоды и не может не сказаться.

— Насколько весом в вашем взрослении факт женитьбы? И самой супруги — Вики Лопырёвой?
— Вклад Вики большой. А вообще всё совпало: и я сам пришёл к этому, и её слова помогли, её взгляд на эти вопросы, её поддержка. Наши совместные беседы с ней, с моими родителями. В общем, одновременно сложились все эти факты.

— Президент «Урала» Григорий Иванов сказал, что по таланту вы не уступаете Кокорину и даже, может быть, в чём-то превосходите. Просто были определённые психологические нюансы. Согласны с ним?
— Согласен.

— То есть вы лучше Кокорина?
— Нет, я вообще считаю, что я лучший. Думаю, каждый из нас рано или поздно в какой-то момент так считает. Но суть не в этом. Сейчас, наверное, не имеет смысла сравнивать мои достижения и Сашины — всем всё очевидно. Психология? Да, она занимает в футболе весомое место. От того, что у тебя в голове, зависит то, что ты потом сможешь продемонстрировать на поле, насколько сможешь реализовать свой потенциал и свои данные. Но помимо психологии очень важна игровая практика. Именно с ней приходит и ритм игры, и чувство мяча, чувство игры, игровой тонус. Когда не играешь и получаешь редкий шанс, то выходишь на поле и чувствуешь себя зажатым. Понимаешь, что тебе нужно сделать что-то сверхъестественное, чтобы в следующий раз появиться на поле. И, как правило, это мешает показать настоящий уровень.

— Дело в уверенности?
— Да, в уверенности и психологической устойчивости. Всё-таки это очень многое даёт.

— Хорошо, представим ситуацию: Смолова отправляют в глубокий запас. Сломаетесь психологически? Или, уже учитывая свой опыт, будете по-другому смотреть на эти вещи?
— Психологически я не сломаюсь. Но проявить себя, когда находишься в глубоком запасе и выходишь на какую-то единственную игру или на 45 минут, гораздо труднее, нежели в ситуации, когда постоянно в игре.

«Мне не хватало взаимоотношений отца и сына»

— Что помогло быстро адаптироваться в Екатеринбурге?
— У меня помимо футбола здесь были нефутбольные друзья. Я знал, что здесь хороший город — мы здесь, например, были с молодёжной сборной. Плюс позвонил лично президент клуба, пригласил меня. Поэтому я не мог ему отказать, меня это тоже подкупило. Он сказал: надеемся, рассчитываем, приезжай, помоги.

— Именно так, помоги?
— Ну, он сказал: «Тебе нужно играть, а у нас как раз не самая простая ситуация». Поэтому, скажем, обоюдовыгодный союз получился.

— До «Урала» предложения были?
— Да, были. Их было достаточно и до начала сезона, и после, когда пошла информация, что «Динамо» не против отдать меня в аренду. Но, взвесив все за и против, я остановился на Екатеринбурге. И определённо не пожалел.

— Александр Тарханов сказал про вас: «Характер в нём есть, но он спрятан. Его надо будить». Так ли это на самом деле? Вы вообще лидер по натуре?
— Да, я считаю себя лидером. В детстве всегда стремился делать всё лучше всех — вплоть до самых мелких упражнений. Для меня это было важно. Моя зажатость? Да, она имела место. Думаю, всё дело в том, что у меня отец был в Москве, а я рос с мамой. И мне в чём-то не хватало этих взаимоотношений отца и сына. Возможно, я искал эти взаимоотношения с тренером. Где-то пытался выстроить такие взаимоотношения как бы отца с сыном. Хотя это совершенно не нужно и только мешает делу. Поэтому на какие-то крики, замечания я реагировал слишком болезненно, чувствительно. Подсознательно я воспринимал их как укоры своего отца. А это всё-таки были какие-то рабочие моменты, рабочие подсказы. При этом я думаю, что молодому футболисту нужна игровая практика и нужна поддержка. Может быть, мне её в той мере, в которой она мне была нужна, не давали, не оказывали.

— Если вас сегодня покроют трёхэтажным матом, как отреагируете? Можете пропустить мимо ушей, не заметить?
— Да, определённо могу. Что касается ругани болельщиков, меня это никогда не смущало. Если что-то кричат с трибун, я чаще улыбаюсь. Так, например, было в Краснодаре. Меня заменили в последний момент, и весь стадион начал свистеть. А у меня это вызывает улыбку. Абсолютно никакой злости. Я к этому совершенно спокойно отношусь.

— Тарханов нашёл к вам какие-то ключики? Он говорит, что постоянно с вами разговаривает.
— Скажу честно: мне очень импонирует манера работы с футболистами Александра Фёдоровича. Я для себя считаю, что она как раз самая правильная. Он старается со всеми поговорить, найти индивидуальный подход. На примере Гуса Хиддинка, с которым я работал в «Анжи», понял, что это главный залог успеха. Заслуга тренера в том, чтобы раскрыть футболиста, весь его потенциал. Найти к нему подход, предоставить ему все зоны комфорта — чтобы он чувствовал себя востребованным, нужным. Либо наоборот — кого-то не трогать, потому что у всех разные характеры.

— А с другой стороны, куда футболиста ни целуй, везде пятая точка. Всё равно ведь кто-то будет недоволен?
— Ну, естественно. Те, кто получает мало игрового времени, будут недовольны, но это и очевидно. Мало какой футболист, не имея игровой практики, будет ходить с улыбкой до ушей и радоваться тому, что он просто сидит на скамейке.

— Я помню, Фёдор в «Анжи» улыбался, хотя игровой практики у него было не так много.
— Просто я вне футбола и даже на футболе в принципе достаточно добрый и открытый человек,

Я вообще считаю, что я лучший. Думаю, каждый из нас рано или поздно в какой-то момент так считает.

поэтому стараюсь улыбаться всегда. И не очень люблю ходить с недовольным лицом, грузить людей. Переживаю внутри я, когда нахожусь один.

— Мы с вами разговаривали в 2011 году, когда вы играли в «Фейеноорде». Вы тогда были под впечатлением, потому что сам футбол там совершенно другой. Вы разочарованы тем, что вернулись оттуда? Или, наоборот, правильно сделали, что вернулись?
— Вообще я не привык жалеть о своих поступках, потому что я всегда за них сам отвечаю. Но вот об этом возвращении действительно жалею. Мог остаться там и доиграть сезон. Всё-таки стоило послушать родителей, агента, которые настаивали на том, чтобы остался.

— А почему вы вернулись?
— Мне звонил Геннадий Соловьёв из «Динамо», он на тот момент был президентом клуба. Сказал: «Хотим тебя вернуть». На тот момент тренером был Божович. И как раз тогда с родителями и агентом мы договорились, что если Миодраг скажет мне возвращаться, то я вернусь. Потому что я сам хотел обратно. По итогам разговора с Миодрагом мы как раз и решили, что я вернусь в «Динамо».

— И?
— Поначалу всё было хорошо. Но, к сожалению, Миодрага убрали после пятого тура.

«Моя цель – играть на домашнем ЧМ»

— Вы наверняка не один раз слышали разговоры о том, что нынешнее поколение меньше времени уделяет футболу, а больше пиару, шумихе вокруг своей персоны, крутым машинам и так далее. Вы разделяете эту точку зрения?
— Не разделяю. Условные тусовки и гулянки — это, наверное, возрастное. И не только футболистам это присуще. Любому молодому человеку или девушке, когда они попадают в эту атмосферу, хочется что-то попробовать, узнать новое. Это естественно. Вопрос в другом: как быстро ты осознаёшь, что это тебе мешает. Либо это вообще не мешает – так как у тебя много здоровья и ты можешь это совмещать, ради бога. По поводу машин — это всё сугубо индивидуально. Если человек зарабатывает эти деньги сам, собственным трудом, и потом тратит их на машины, это его право.

— А фотографироваться на фоне крутых машин – это правильно?
— У кого на что ума хватает — наверное, так.

— Знаете, на кого я намекаю?
— На самом деле много, кто у машин фотографируется, поэтому не знаю. Можно ездить на этих машинах и не фотографироваться с ними. Мне как-то ближе вот эта позиция. Купил — езди на здоровье. Но зачем всем об этом рассказывать?

— Скажите, вы видите себя на чемпионате мира в 2018-м?
— Вижу.

— Каким вы себя видите?
— Ну, мне не хочется, например, нелепо выглядеть в глазах общественности…

— А для вас это важно?
— Я не люблю привлекать к себе повышенное внимание. Хотя так или иначе моя результативность это делает за меня.

— Или её отсутствие?
— Ну, скорее, её отсутствие, да. Поэтому стараюсь меньше давать интервью, как можно меньше светиться. Но при этом я вижу себя игроком стартового состава на чемпионате мира. Вот моя цель.

— С повязочкой?
— Можно и с повязочкой.

— Можно или нужно?
— Непринципиально, но можно. То есть мне бы хотелось этого. Я к этому буду стремиться, буду над этим работать, прикладывать максимум усилий. Ну а что будет в 2018-м, увидим.

«Соловьёв прислал смс – «всегда верил и верю»

— Вы ещё очень молодой футболист. Были моменты, за которые вы бы сами себя по рукам настучали, сказали бы: не делай этого?
— На самом деле, таких моментов очень много. У меня с отцом были такие взаимоотношения, что он мне, по большому счёту, никогда ничего в категорической форме не запрещал. У нас всегда был диалог, мы находили общий язык. И так или иначе я всегда делал то, что хотел. И, возможно, это сыграло со мной злую шутку. Потому что чувствовал, что разберусь, что знаю. А в итоге тратил время на вещи, на которые не стоило.

— Вам ремня, что ли, не хватало?
— Ремень у меня был от мамы. Поэтому, в принципе, ремня-то мне хватало.

— Ремень от мамы и ремень от папы — совершенно разные вещи.
— Да-да. Но отец у меня не приверженец этого метода воспитания. Он всё-таки пытался воздействовать на меня диалогом, привести какие-то убедительные доводы. За что я ему благодарен, у меня великолепные отношения с моим отцом. И я практически всем делюсь с родителями, всё с ними обсуждаю и прислушиваюсь к их мнению.

— Вот пример: заканчивается сезон, заканчивается контракт с «Динамо». О чём будете думать дальше? Советоваться с агентом, с кем-то ещё близким или голову этим себе не забиваете?
— У меня зимой был разговор с агентом – что дальше. Но я сказал — и Вике, и агенту, — что ни о чём пока думать не собираюсь. У меня есть три месяца футбола. И есть возможность себя проявить, зарекомендовать, показать то, что я могу. Я хочу их на максимуме сейчас отыграть, отработать. А летом уже будет видно. Летом буду выбирать.

— Из «Динамо» поздравительные смс приходят? Не от футболистов-коллег, а от руководства? Типа: «молодец, забил, хорошо сыграл»?
— С Геннадием Леонидовичем Соловьёвым всегда на связи, за что ему очень большое спасибо. Всегда меня поддерживал, продолжает поддерживать. Возьмём даже последнее его сообщение — «всегда верил и верю». Очень приятно.

— А друг Кокорин что пишет?
— С Кокорой, на самом деле, мы сейчас меньше общаемся. Всё-таки в разных командах уже, давно вместе не играли. У всех уже более взрослая жизнь, какие-то совместные интересы так или иначе ушли на второй план. Хотя в день рождения мы созванивались. Но в целом общение минимизировалось.

«На прозвище Лопырёв внимания не обращаю»

— Насколько комфортно вам сейчас играть здесь, в Екатеринбурге?
— Очень комфортно, потому что чувствую поддержку со всех сторон. Это позволяет раскрепоститься и не только там работать, носиться, пахать, а именно получать удовольствие от футбола. Всё-таки, если не получаешь удовольствие от футбола, вряд ли сможешь показать свою лучшую игру.

— Такая идеальная картина вырисовывается.
— Как ни странно звучит, так оно и есть. Я играю в футбол, занимаюсь тем делом, без которого я себя не представляю на данный период своей жизни, и получаю от этого удовольствие. Что может быть лучше?

— Логично, да. А Москва не манит?
— Абсолютно нет. Мне здесь очень комфортно, очень здесь нравится всё. Я люблю Москву, но не зациклен.

— Останетесь в «Урале», если предложат?
— Ну, скажем так, выслушаем предложение президента по окончании сезона.

— Вы один из немногих футболистов, над которым в Интернете постоянно шутят, прикалываются. Как реагируете? Когда вы были в «Анжи», вас называли…
— Фархад Смолоев?

— Да, Фархад Смолоев. А сейчас Фёдор Лопырёв. Вот как на это реагируете?
— Не обращаю внимания. Хотя в момент пребывания в «Анжи» я закрыл «Твиттер», перестал им пользоваться. И как раз из-за того, что просто надоело видеть бесконечные попытки меня ущипнуть, уязвить и так далее. Поначалу пытался даже отвечать кому-то, вплоть до «пиши номер». Но это реальный бред. Сейчас абсолютно никак не реагирую на это, привык. В социальных сетях люди могут безнаказанно писать комментарии и чувствуют безнаказанность. Вопрос, как к этому относиться. Мне всё равно, я перестал отвечать на комментарии. Единственное, что я делаю – сразу блокирую этого

Что касается ругани болельщиков, меня это никогда не смущало. Если что-то кричат с трибун, я чаще улыбаюсь.

человека, чтобы в дальнейшем он не писал.

Могу привести в пример Голландию. Там сложно представить такой негатив в адрес любимой команды. Там фаны реально всегда тебя поддерживают, даже если проиграли 0:10. Лидеры фанатского движения приходили к нам в раздевалку, разговаривали, общались.

Да и на улице я только слова поддержки слышал: «Давайте, ребята, в субботу там хлопните их, мы придём поболеть». Всегда полный стадион, всегда поддержка. Не могу понять, почему у нас столько негатива, причём именно личного.

— А, может быть, игрок защищает цвета клуба не так, как кажется болельщику?
— Тогда пусть болельщик выйдет и защитит.

— Нет, стоп. Каждый хорош на своём месте. У вас есть талант, есть возможности — вы играете, он, к примеру, токарь.
— Ок, и что мне сделать? Прийти, посмотреть, как он работает, и тоже начать его обсуждать?

— В «Инстаграме» фотографию повесить.
— Да я уверен, что они тоже неидеально выполняют свою работу. И вряд ли лучшие в своём деле. Не знаю ни одного футболиста, который бы выходил на поле и хотел проиграть. Просто не поверю, что кто-то так думает или хочет это сделать. Просто любая команда играет так, как ей позволяет соперник. Разные могут быть обстоятельства — качество поля, всё что угодно. Опять же — помимо футбола у людей тоже есть личная жизнь, семьи, какие-то проблемы. И если голова забита какой-то проблемой, вряд ли ты сможешь продемонстрировать свои лучшие качества на поле. Много факторов, на самом деле. Я не говорю, что не стоит вообще критиковать. Можно критиковать в целом команду, её действия. Но именно унижать и оскорблять персонально, как это делают у нас в России, считаю неприемлемым.

Опять же, вспомним ситуацию, которая на Евро-2012 была у Аршавина. Я общался с ребятами сборной, спрашивал: зачем Андрей так отреагировал? А на самом деле там всё было иначе. Мне сказали, что даже во время игры с Польшей (второй игры на турнире!) он пошёл подавать угловой, и болельщики ему такого накричали, что за голову можно схватиться. Мне это рассказывал парень из команды, который там находился. Что, после такого надо после игры прийти к ним и похлопать за то, что они кричат во время матча? Нормальный человек вряд ли бы это сделал.

— Ну, не все же кричат. Из-за того что какой-то идиот крикнул, не подходить ко всем болельщикам неправильно.
— Ну хорошо. Можно рассмотреть актуальную ситуацию с Криштиану Роналду. Казалось бы, человек столько забивает, столько побед принёс, а у него конфликт с болельщиками. Ну это же странно, правильно? Даже у таких людей, у таких футболистов, которые реально на себе могут вытащить в сезоне половину матчей, бывают неприятности. То же самое с Месси. Все люди. Понятно, что кто-то недоволен, кто-то крикнул, он услышал, не захотел подойти и похлопать. Я, в принципе, и болельщиков понимаю, и его.

«Я люблю быстро поездить»

— Что вам интересно помимо футбола?
— Меня интересует, хм…

— Но не машины, да?
— Нет, машины я люблю, на самом деле. Я люблю быстро поездить. Мне кажется, все мужчины так или иначе любят машины. Ну, большинство, скажем так.

— Прозвучало слово «мужчины». То есть вы повзрослели, возмужали?
— Я определенно повзрослел, возмужал. Стараюсь заниматься самообразованием. Ведь в силу нашей профессии тяжело получить какое-то реально стоящее полное образование.

— В чём это выражается? Над чем именно сейчас трудитесь?
— Стараюсь читать как можно больше литературы, как-то развивать свой кругозор, свой словарный запас. Благо родители заставляли меня в детстве читать. И со временем ко мне пришла любовь к книгам.

— Вот, кстати, тоже ещё один момент. Футболисты у нас в большинстве случаев неразвитые. Интересует только мяч, машины, лёгкая жизнь, деньги.
— Я и говорю: издержки профессии. Хотя всё-таки многое зависит от умственных способностей отдельно взятого человека. Если человек сам по себе неглупый, он может быть необразован, но примерно будет понимать и представлять, как что должно происходить и что лучше сделать или сказать в той или иной ситуации. Но если интеллект отсутствует, ты не будешь отдавать себе отчёт в том, что делаешь. Отсюда условные фотографии в соцсетях, походы, «лайв.ру» тебя снимает, походы в клубы, стычки с болельщиками, с милиционерами и так далее.

— Фотографии из саун, да?
— Ну, не знаю, как правильно, пусть будет из клубов. Я никого конкретно не имею в виду. Просто говорю, что недостаток интеллекта способствует вот таким проявлениям и поступкам. Я так считаю.

«Самый талантливый в моём поколении – Дзагоев»

— Скажите, а вы своё поколение считаете талантливым? В игровом плане, в футбольном.
— Считаю, да. Всё-таки поездка молодёжной сборной на финальную стадию чемпионата Европы — это успех. Это объективно так, потому что в последний раз молодёжная сборная была там 15 лет назад. И не уверен, что в ближайшее время она там будет.

— Согласны с утверждением, что в вашем поколении самый талантливый — Кокорин?
— Ну, он на слуху, потому что он сейчас на лидирующих позициях и в сборной, и в клубе.

— Но просто так же на лидирующие позиции никого не ставят?
— Просто так не ставят. Но всё-таки в какой-то момент ему в «Динамо» определённо дали зелёный свет. Его поддержали там, это очевидно. Я думаю, он сам это прекрасно понимает, подтвердит эти слова. Здесь дело в другом — он подтвердил все эти авансы своей игрой. Поэтому всё заслуженно, всё справедливо. Но в моём понимании самый талантливый в моём поколении всё-таки Дзагоев.

— У меня такое ощущение, что Дзагоев, как и Акинфеев, уже 100 лет в футболе.
— Ну, он тоже начал играть в 2007 году, дебютировал, как и я. Но мы с ним просто ещё с ранних лет в юношеской сборной вместе играли. Мне очень комфортно было с ним всегда играть, потому что он действительно умный футболист и прекрасно видит поле. Если ты быстрый нападающий, тебе очень легко и комфортно будет играть с таким футболистом, как Алан. Просто в последнее время его отодвигали чуть ниже, в опорную зону. А там немножко другая специфика игры. Он меньше времени проводит в атаке, должен играть более дисциплинированно.

— Вас ведь тоже в защиту ставили.
— Да, в этом сезоне. Ну, как мне сказали, это не защита, это латераль при схеме 3-5-2. Фактически так играет «Ювентус». А латерали бегают от штрафной до штрафной. Не моё.

— Вы улыбаетесь, от вас веет позитивом. Но неужели вас не гложет то, что в «Динамо» на вас не ставят? Как вы это переживаете вообще? Анализируете?
— Анализирую, да. И, в первую очередь виню в этом себя, потому что, наверное, давал поводы так с собой поступить. Но есть и вина «Динамо», что не поддержали меня. Где-то можно было подойти, поговорить, дать лишний шанс, ну, как-то продемонстрировать заинтересованность. Но я не жалею, что так сложилось. Может быть, не попади я в «Урал», не попади, условно, в «Анжи» в том году на полгода, не столкнись там с уменьшением зарплаты, с переездом в другой город, я бы не понял всё это. Всё познаётся в сравнении.

— Помимо планов, анализа есть элементарный расчёт. Сейчас экономический кризис. Наверняка сейчас в «Динамо» будут распродавать игроков. Возможно, появится шанс Смолову остаться в «Динамо». Не просто остаться, а играть.
— Ну, я, опять же, говорю, что у меня контракт до конца этого чемпионата с «Динамо». Если они будут во мне заинтересованы, то, наверное, поступят какие-то предложения.

— А вы будете их рассматривать?
— Конечно, я все предложения буду рассматривать. И «Динамо» будет приоритетным клубом, потому что я здесь столько лет. Но после аренды в «Урал» я точно знаю, что хочу играть. То есть приходить и сидеть — меня этот вариант не устроит.

— Ну, как пример, вы приезжаете в «Динамо», вам говорят: «Старик, мы на тебя рассчитываем». Вы говорите: «О, отлично» — подписываете контракт. А потом на вас не рассчитывают.
— Ну, буду искать варианты смены клуба. Допустим,

опять аренда.

— Аренда — оптимальный вариант для вас?
— На самом деле нет. Хотелось бы уже подписать полноценный контракт и остаться в команде, приносить ей пользу, играть в футбол, получать удовольствие от игры в топ-клубе. Я специально не говорю – «хорошая команда». Потому что «Урал» тоже хорошая команда. Но я бы хотел найти себя именно в топ-клубе.

МНЕНИЕ

Александр Тарханов о Фёдоре Смолове:
— Смолову нужно заставить себя работать в тренировочном процессе. Мощно работать. Тогда, естественно, он будет и играть. Он неплохо тренируется, но всё равно я считаю, что он может ещё лучше тренироваться и намного лучше играть. У него есть скорость, поставленный удар, хорошие футбольные мозги — все те качества, которые дают возможность здорово играть в футбол. Единственное подкачивает пока психология. Он где-то себя сдерживает, где-то жалеет. Может, у него нет такого мощного характера, спортсмена. Верней, характер есть, но он спрятан где-то, и он его не может вытащить наверх. Вот это и я пытаюсь всё-таки этот характер вытащить, чтобы он проявлялся на поле. Потому что по футбольным качествам он очень сильный футболист.

Я приводил Фёдору пример Эдуарда Стрельцова, который играл на своих сильных качествах. Он хорошо бежал, хорошо открывался, хорошо бил. Этим он и пользовался. Больше ничего не выдумывал. Финты какие-то, передержки – это всё не его. Поэтому он и великий. Поэтому я и говорю Фёдору, что ему нужно немного добавить именно в понимании игры.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 7
30 мая 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший тренер сезона в РФПЛ - это...
Архив →