Текст: «Чемпионат»

Альберто Джилардино: "Парме" по силам выйти в финал и без меня

Лучший игрок в составе соперника ЦСКА по полуфиналу Кубка УЕФА уверен, что его команда имеет неплохие шансы на положительный результат в Москве.
4 мая 2005, среда. 09:37 Футбол

«Парма» с Альберто Джилардино и без него, как говорят в Одессе, — две большие
разницы. Вот почему вчера всех так интересовало, отправится ли в Москву лучший
нападающий итальянского клуба, сделавший в последнем туре чемпионата Италии
покер в игре с «Ливорно». А если отправится, то сколько времени отведет ему на
футбольном поле Пьетро Карминьяни: весь второй тайм или последние полчаса.

Между тем сам 22-летний Джилардино пообщался с журналистами, среди которых был и
корреспондент «Спорт-Экспресс».

— Какова сейчас вероятность того, что вы полетите в Москву на ответный
полуфинальный матч Кубка УЕФА?

— Будь моя воля, выходил бы на поле в каждой игре. Но в данном случае ситуация
слишком непростая. Я не собираюсь лукавить и говорить, что Кубок УЕФА меня не
интересует. Это совсем не так — кто же не хочет выиграть европейский Кубок! Но
дело в том, что бесспорный приоритет для «Пармы» — серия А. Если мы выиграем
Кубок УЕФА, но вылетим в серию В, радости и проку от этого трофея будет ноль.

Вот почему наш тренер и все руководство клуба столь осторожно подходят к
определению состава и дозированию нагрузок. В воскресенье нас ждет важнейший
поединок с «Ромой», причем на своем поле, где мы просто обязаны брать очки. В
этой ситуации длительный перелет в Москву и обратно — не лучший вариант для
некоторых из нас.

— А каковы шансы «Пармы» в московском матче, если ей придется играть без вас?
— Накануне первой встречи было много разговоров о том, что наш соперник —
безусловный фаворит. В итоге ЦСКА не сумел переиграть нашу молодежь, которая
выступила очень достойно. Считаю, что моим партнерам и без меня по силам
достойно сыграть в Москве и выйти на финал Кубка УЕФА.

— Забив в матче с «Ливорно» четыре мяча, вы настигли Винченцо Монтеллу,
который до этого был единоличным лидером среди снайперов. Вы с самого начала
сезона верили, что второй год подряд сможете бороться за звание лучшего
снайпера?

— Да, верил — еще в сентябре и октябре, когда мяч в ворота совсем не шел. В
прошлом сезоне мне не удалось опередить лишь такого великолепного форварда, как
Андрей Шевченко. В нынешнем я очень хочу выиграть титул лучшего бомбардира серии
А.

— Все более упорные слухи прочат вас в следующем сезоне в партнеры Шевченко.
Насколько реален переход в «Милан»?

— Я бы не хотел говорить об этом до 29 мая, то есть пока не закончится этот
сезон. У меня есть определенные желания, связанные с будущим. Руководство
«Пармы» о них знает, но, повторяю, к этому разговору лучше вернуться в июне. Что
же касается «Милана», то это один из сильнейших клубов мира. От искушения
сыграть за такую команду отказаться было бы непросто.

— Прошлым летом много говорилось о том, что вы должны оказаться в
«Ювентусе». Почему этого не случилось?

— Честно говоря, я предполагал, что «Юве» предпримет больше усилий, чтобы
заполучить меня. Но этого не произошло. Какой смысл сегодня об этом вспоминать?
А свое будущее я в любом случае вижу прежде всего в Италии, хотя интерес ко мне,
как говорят, проявляет и мадридский «Реал», в котором работает хорошо знакомый
мне по «Парме» Арриго Сакки. Я очень хочу сыграть на чемпионате мира, а потому
должен все время находиться на глазах главного тренера нашей сборной Марчелло
Липли. А вот в отдаленном будущем, думаю, не отказался бы попробовать силы в
Испании.

— Чем объясните тот факт, что в сборной Италии вам не удается пока
демонстрировать ту завидную результативность, что в «Парме»?

— Возможно, дело в том, что в сборной у меня в каждом матче новые партнеры. Не
так-то просто с ходу найти общий язык.

— В начале нынешнего сезона игра у вас не очень клеилась, и критики вам
досталось по полной программе. С чем был связан этот неудачный период?

— Мне кажется, кое-кто поспешил с критикой. Ведь в предыдущем сезоне я провел
напряженный чемпионат в составе «Пармы» и молодежной сборной Италии. Потом у
меня практически не было отдыха, потому что я играл на Олимпиаде. О полноценной
предсезонной подготовке к нынешнему чемпионату не было и речи. Плюс к этому,
вернувшись в клуб, я попал к новому тренеру — Сильвио Бальдини. Пришлось
привыкать к новым схемам. В общем, все сложилось против меня. Отсюда и критика,
иногда чрезмерная.

— Если говорить о схемах, то что вам больше нравится: быть единственным
нападающим или чувствовать рядом партнера по атаке?

— Наверное, для меня идеальна та схема, при которой за моей спиной действует
футболист, чья позиция именуется «под нападающими», а с флангов поддерживают
атакующие полузащитники. Если я забил столько мячей за два сезона, то во многом
обязан этим таким игрокам, как Маркьонни, Брешиано и Морфео. Последнего я вообще
считаю футбольным гением, которого можно сравнить с Тотти.

— Кто из тех тренеров, с которыми вам на сегодняшний день довелось
поработать, оставил самый яркий след?

— На первом месте Пранделли, который, пожалуй, и позволил мне сделать
существенный шаг вперед. Немалому научился я и у Новеллино с Малезани. Ну и,
безусловно, нельзя не сказать слова благодарности в адрес Карминьяни, который
для нас в «Парме» словно отец.

— Ни для кого не секрет, что «Парма» фактически выставлена на продажу. Что бы
вы сказали тем потенциальным покупателям, которые могут заполучить клуб?

— В пользу «Пармы» говорит то, что команда базируется в очень приятном и
спокойном городе. Здесь можно поработать над серьезным футбольным проектом — для
этого есть и кадры, и инфраструктура. А еще очень талантливые молодые игроки и
хорошие тренеры.

— О вашем настоящем и будущем говорится очень много, между тем не все знают,
как вы начинали свой путь в большом футболе. Напомните, пожалуйста.

— Я дебютировал в серии А 6 января 2000 года в составе «Пьяченцы». Нашим
соперником в том матче был, кстати, «Милан». Вообще-то вместо «Пьяченцы» я
должен был оказаться в «Фиорентине», чему был очень рад, потому что обожал
Батистуту Но потом мы с родителями выбрали Пьяченцу, так как этот город был
ближе к дому. После «Пьяченцы» попал в «Верону». Веронский период стал очень
важным в плане моего становления как личности.

— Что вы имеете в виду?
— Я там весьма удачно начал, стал любимцем местных тифози. Но потом последовал
спад, а затем я попал в страшную автомобильную аварию. Чудом не погиб. После
того, что со мной произошло, пересмотрел свои взгляды, почувствовал себя старше,
стал более ответственным перед самим собой и окружающими. Ну а после «Вероны»
оказался в «Парме». Вот на сегодня и все. Если не считать молодежной и первой
сборной Италии…

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 сентября 2017, среда
Партнерский контент