Динияр Билялетдинов
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Билялетдинов: Полицейский спросил меня: «Ты что, обкурился?!»

Во второй части беседы с Динияром Билялетдиновым – ответ Карпину на обвинения в лишнем весе, а также множество баек из Англии.
9 мая 2015, суббота. 10:30. Футбол
Первая часть интервью. «Билялетдинов: поначалу думал, что в Англии меня называют «лохом»

Во второй части беседы – ответ Карпину на обвинения в лишнем весе, а также истории про Джеррарда и пиво, Феллайни и конфеты в волосах.

«Моей жене на ливерпульском дерби кричали: «Да закрой ты рот!»


— Есть мнение, что в АПЛ сложнее всего играть в атаке, потому что жёстче защитников на свете не бывает.
— Тяжело поспорить! Майка Ричардс вот – монстрюга ещё тот! Бизон нереальный, к тому же быстрый. Даже если чуть от него оторвёшься – тут же включает руки, валит тебя на землю… Хотя позиционно мог ошибиться. Глен Джонсон из «Ливерпуля» тоже отлично оборонялся.

— Символично, что и Ричардс, и Джонсон переживают сейчас отнюдь не лучшие моменты в карьере.
— Ну, видите, как я их замучил! (Смеётся.) Так повозил, что теперь у парней нет сил свой уровень показывать.

— Ливерпульское дерби – это нечто особенное?
— Конечно! Но нет никакой агрессии. Только в устной форме. Пару раз нам доставались билеты в сектор «Ливерпуля». И жена после первого такого опыта сразу мне сказала: «Я больше не пойду на стадион».

Там если разок ты огорчишься нереализованному моменту «Эвертона» – сразу весь фон становится белым. Потому что абсолютно все смотрят на тебя с ненавистью. Подскочишь, сразу кричат: «Ты трибуну перепутал что ли?!». Что-нибудь скажешь: «Да закрой ты рот!».

Таких вещей хватает. Но никаких драк болельщиков или злости на самом поле нет и в помине. Игра закончилась – все поблагодарили друг друга, разошлись. В конце концов, почти все футболисты «Ливерпуля» и «Эвертона» – соседи.

— После обидных поражений на улицу спокойно можно выходить?
— Да ну, что вы. Разумеется, никаких проблем. Как раз после победы над «Челси» в Кубке мы «скрутились» «Редингу». Вышли такие вальяжные, на домашний матч, мол, сейчас порвём их на расслабоне… И получили 0:1. Болельщики после игры нас освистали.

А на «Гудисон парк» всегда 200-300 болельщиков окружали парковку, где машины футболистов. Обычно чтобы взять автограф, сделать селфи и далее по списку. Но в этот раз я думал: «Блин, так неохота туда идти, сейчас как раз окружат, начнут оскорблять, возмущаться…». Ну, российская привычка.

Только вот на самом деле никто и не думал претензии предъявлять. Наоборот, поддержали, сказали: «Ничего-ничего, в следующем году-то мы Кубок возьмём! Давай фото!». Ноль негатива.

— Футболки Билялетдинова у болельщиков были популярны?
— На трибунах часто видел. Английские клубы вообще в этом смысле грамотно работают. Майки новичков с лавок сметают почти всегда.

Помню, у нас ещё форма была розовая, провокационная. И 10 фанатов решили постебаться. Надели эти майки и… юбки-пачки. Тоже розовые! Я увидел фотку, и на одном из болельщиков была футболка с моей фамилией. Думаю: «Боже мой, какой стыд…» (Смеётся).

— Часто сталкивались с проявлениями фанатской любви?
— В Англии принято делать красивые фото, рисунки карандашом, гуашью, хэнд-мэйд сувениры, скажем, объёмная открытка. В клубе целые мешки были для каждого из нас с такими штуками. Мы обычно в детских домах их раздавали.

— Чего английского вам не хватает? Овсянки?
— Это миф, там нет никакой овсянки! Да и вообще, я Россию люблю. Даже в бытовых условиях – что может быть лучше русского хозяйственного мыла?

«В «Эвертоне» кидали конфеты в шевелюру Феллайни


— Над причёской Феллайни прикалывались?
— Было дело. Один раз ехали из Ньюкасла после игры, 3,5 часа на автобусе. Феллайни заснул, а мы в его афро-шевелюру накидали конфет! Ну таких, типа Skittles. Бельгиец пока спал, они там все растаяли. (Смеётся).

Просыпается Маруан, сначала посмеялся чуть-чуть. А потом не мог их вытащить, конфеты-то прилипли, глазурь расстаяла… Феллайни был похож на героя фильма «Не грози южному централу»! Ну вообще, он парень серьёзный, шутку не особо понял, обиделся.

— Чья это была идея?
— Леона Османа. Он был главным шутником в команде. Ещё Фил Невилл. Грязными носками в раздевалке вечно бросали. В раздевалке есть перегородка, и если ты за ней сидишь, то наверняка в тебя из-за стены прилетит носок. Не первой свежести, мягко говоря. Невилл был знатным снайпером. В меня попадало. Но, к счастью, не в голову.

А Осман один раз прибил ботинки Пиенара к лавке. Новые, модные, дорогие. Гвоздями, насквозь. Пиенар – парень самолюбивый, надел шлёпки и сказал, уходя из раздевалки: «Да пусть забирает, я себе такие же куплю!».

— Над вами шутили?
— Только сначала произошла комичная история. После неё я уже был начеку. В первый месяц в «Эвертоне» мне сказали: «Сегодня командный ужин. Всё серьёзно: дорогой ресторан, живая музыка, цивильная одежда». Ну я, значит, постригся, побрился, налакировался, нацепил смокинг, приезжаю… А пацаны все сидят в спортивных костюмах!

Я, как идиот, припёрся в смокинге бургеры есть… Ребята долго смеялись.

— Лейтон Бэйнс играл в раздевалке на гитаре?
— Нет, но дружит с музыкантами и вообще выглядит как рок-звезда! Баки наращивал, обтягивающие штаны носил, под современного «битла» косил. Ну и музыку ставил гитарную. Я её тоже люблю, кстати. Потому из Бэйнса классный ди-джей!

— Вам вообще было важно, что вы живёте в «городе The Beatles»? Или по барабану?
— Я не фанат The Beatles. Но некоторые песни, конечно же, знаю. И понимаю, почему в Ливерпуле группу обожают. Но я всё-таки не из той эпохи, чтобы относиться с благоговением.

— В музей The Beatles ходили?
— Да миллион раз! Если приезжают друзья, родственники – нужно обязательно их туда вести… Впервые мне было очень интересно, часа два с половиной проходил. А в последний раз пробежал за 10 минут и говорю друзьям: «Всё, я на выходе жду, сорри».

Город вообще заполнен молодыми музыкантами. Приходишь в любой бар – там никому не известный бэнд играет. Но это круто! Я так с женой, с друзьями часто заходил. Там и местные набиваются, и всякие туристы… Притом аншлаги даже днём.

— Хоть раз пили пиво с Джеррардом?
Пускай Карпин откроет мою медкнижку и посмотрит, сколько лишних кило у меня было.
— Да! Не пиво, а эту фигню… шенди. Яблочный сок добавляют в пиво. Мы как-то всей командой вместе ходили из паба в паб. И кто-то один проставлялся каждый раз. Есть такая традиция в английских клубах.

Заходим в очередной паб, спортивный. Всем наливают этот невкусный шенди. А кружки с номерами и фотографиями культовых английских футболистов… Мне как раз достался Стиви Джи. Вот так я и «выпил пиво с Джеррардом»!

Но кружка была не ливерпульской! А сборной Англии. Потому я имел право из неё пригубить. (Смеётся).

— Нетипично для России спокойно рассказывать истории о том, как футболисты выпивают…
— В Англии к этому намного адекватнее относятся. В «Эвертоне» вообще был спонсор – таиландский производитель пива. Ты приезжаешь на тренировку, а тебе дают ящик пива. «Держите, ребят, забирайте!». А там 24 бутылки… «Спааасибо!». Хотя таиландское мне не нравилось.

Сам я в магазине любил покупать эль. Он вкусный в Англии, да. Ещё бельгийское пиво хорошее — вишневое, ягодное…

— В Ливерпуле обычные люди много пьют?
— О да… Ну город портовый, там всюду простые рабочие мужики. Ирландцев миллион. Ничего не стесняющихся. Все такие бледные, с татуировками синими… Кресты, молящиеся руки… Ну, видели, как у Павлика (Роман Павлюченко. – Прим. «Чемпионата»).

Иногда как в свитере ходят. Всё тело в татуировках. В «молодёжке» «Эвертона» тоже пацаны лет с 15 начинают фанатеть от этих рисунков.

У меня вот ни одной татуировки нет. Не знаю, зачем они нужны. Тату должна что-то выражать. И что мне, мяч футбольный нарисовать?

Но я Павлюченко сразу сказал, как он сделал первую татуировку: «Да у тебя весь «рукав» будет набит скоро!». Остановиться очень тяжело. В итоге сейчас у Ромки и «рукав», и плечо в татуировках…

Еще Даниэль Аггер из «Ливерпуля» весь в тату. Я у него квартиру снимал.

— Вы снимали квартиру у игрока «Ливерпуля»?!
— Эх, виноват. (Смеётся). Ну я говорю: в Ливерпуле все футболисты – соседи. Там в этом нет никакого криминала.

— С арендатором не было проблем?
— Никаких! Аггер – истинный патриот. У него в доме всё скандинавское! От мебели Ikea до пивного краника Carlsberg. Правда, он не работал, мы вообще боялись его открывать…

— Водкой поили одноклубников?
— Привозил три подарочные бутылки: офисному менеджеру, который мне во всём помогал, в первые недели даже машину свою дал, Мойесу и тренеру по физподготовке. Последний был из Америки и всегда говорил мне: «У нас в США не купишь настоящей водки! Я пью, пью, ощущение, что не русская…».

Я его и просветил. Ничего, всё нормально с коучем было. На следующую тренировку приехал бодрее обычного.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«В Англии мало что знают о Дне Победы — им другую историю преподают»


— К английской кухне привыкли?

— Да у них её нет! Просто подают в кафе блюда со всего мира: от суши до пиццы. А в самой команде вообще можно было есть всё что угодно. Тим Ховард любил в столовой на базе заказать себе бургер. И уточнить: «Мясо чуть-чуть недожарьте!». Ему и приносили. Как биг-мак в «Макдональдсе». За день до игры Тим так питался. И это для Англии норма.

Ну а британские блюда… Не знаю, как можно эти бобы жуткие в соусе употреблять на завтрак. «Блевотная» еда. Супы вообще не умеют делать. Только крем-супы. Но это несерьёзно, ребят…

— Соседям борщ не готовили?
— Нет, но Пиенар пробовал русскую кухню. Ну так, суп-лапшу ему приготовил. Ничего, понравилось. А так просто ели мясо, чипсы, рубились в PlayStation. Званых ужинов не устраивали.

— С 9 мая вас поздравляли в Англии?
— Нет. Они мало что знают об этом великом празднике! Но не со зла, им другую историю, британскую преподают.

Я с игроками «Эвертона», с жителями Ливерпуля часто имел один и тот же разговор.

— Во время Второй мировой Британия была среди союзников, мы молодцы! – говорят мне.

— А кто больше всех потерял на войне, знаете?

— Ну, наверное, вы… — и взгляд в небо.

Зато у них есть свои праздники. Носят мак на одежде как мы Георгиевскую ленту. Но это в память о погибших в Первой мировой войне. В «Эвертоне» одно время даже форма была с этим маком.

— Хоть раз участвовали в классической английской забаве «драка в баре»?
— Сам нет. Но один раз проходили с друзьями мимо бара, а там из-за девушки два бугристых парня как следует замесились… Ну, стремновато немного было. Мы их обошли по противоположной стороне улицы. (Смеётся).

— Полиция быстро приехала?
Оскорбления болельщиков «Локомотива»? На трибунах дураков хватает.
— Да, моментально. Там с этим всё круто. Минуты не прошло после начала потасовки, а чуваки уже в наручниках в машине сидят.

— У вас вообще не было проблем с законом?
— Однажды мы ехали из Манчестера в Ливерпуль на машине, 45 миль. Выезжали довольно поздно, на заднем сидении как раз отдыхали Ринат Саярович с мамой. Я спокойно еду, на Mini Cooper, в правом крайнем ряду. Не быстро, не лихачу, никому не мешаю.

Вдруг нас тормозят. Выхожу — два человека с автоматами. Первый суровым взглядом осматривает машину, второй стоит с таким лицом, будто сейчас нас расстреляет всех. Мама, папа испугались, спрашивают меня: «Что происходит?!». Я сам не понимаю ничего… Полицейский устраивает мне допрос.

— Ты что, обкурился что ли?
— Нет, конечно!

— Наркотики принимал?
— Да нет.

— Выпивал небось?
— Я вам говорю: я трезвый, везу родителей из ресторана… Что происходит-то?

— Дыхни-ка в трубочку, парень. И зрачки покажи-ка мне… Хм, вроде всё в порядке. Тогда какого чёрта ты в правом ряду едешь?! Если дорога свободная, нужно по центру ехать, идиот! Всё, держи штраф!

Вот так у них всё серьёзно… На 70 фунтов попал. Хорошо хоть стрелять не начали.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«Мне нужно было сбросить три килограмма, а не пять, как говорит Карпин»


— В 2008 году, когда вы уходили из «Локомотива» в «Эвертон», то давали публичное обещание вернуться только обратно в «Локо», но поступили иначе и перешли в «Спартак». Почему решили перейти в состав главного конкурента «Локомотива»? (Pandemick)
— Это не от меня зависело. Руководство в «Локомотиве» сменилось. Оно избавилось почти ото всех игроков «Локо» прошлого созыва. Это была осознанная цель.

— То есть понимали, что вернуться в «Локомотив» шансов нет?
— Именно. Она тогда уже возглавила клуб… Потому и говорить не о чем.

— У вас со Смородской что-то личное? Из-за отца?
— Нет, боже упаси… Ничего личного. А у папы своя история. Я уже был в Англии, когда она пришла и сказала отцу: «Отработаете оставшиеся по контракту месяцы – и до свидания».

— Ваше мнение по ситуации в «Локомотиве». Всё-таки вы бывший капитан команды. Прошу, не увиливайте от ответа, не говорите общими фразами… (Александр Зубов)
— А что тут говорить — плохо у ребят результатами. Но вообще, у команды есть всё для успеха – отличные игроки, база, стадион… Я не увиливаю, просто «Локомотив» не похож на самого себя. Надо спрашивать у тренеров, почему так происходит.

— С кем из «Локомотива» поддерживаете связь? (Александр Зубов)
— С Ромкой Павлюченко, Шишкиным. Ещё с Сэмом (Александр Самедов. – Прим. «Чемпионата») пересекаемся иногда.

— Динияр, кто мешал Вам заиграть в «Спартаке»? (Юрий Иванов)
— Не хочу эту тему поднимать. Я уже всё сказал. Поезд ушёл, чего сейчас рассуждать?

— И всё же: Валерий Карпин, сидя на этом же месте у нас в редакции, сказал, что в истории, после которой у вас окончательно испортились отношения, вы сбросили не пять килограммов после отпуска, как обещали, а три
— Пускай откроет мою медкарту и посмотрит. Есть медобследование, взвешивание – факты, а не его пустые слова. Если Карпин умеет считать, то всё увидит.

Слова про пять кило – обыкновенное враньё. Мне нужно было сбросить ровно три. Что я и сделал.

И это ещё учитывая, что мне было тяжелее остальных держать форму, потому что я в конце года не играл из-за травмы. То есть был без футбола три месяца, а не месяц как ребята.

Но вы ведь видели Карпина. Видимо, он считает, что все должны выглядеть, как он. Худой как осина.

— Легионеры «Спартака» тоже рассказывали, что весу в «Спартаке» уделялось повышенное внимание. И нигде они с таким не сталкивались.
— Ребята правы. Я тоже нигде такого не видел. В Англии я на весы за 2,5 года один раз вставал.

— А для Сёмина в «Локомотиве» это был принципиальный момент?
— Тоже нет. Ну вот вернётся Джанашия из отпуска с лишним весом, все относятся с пониманием, шутят: «Ууу, приехал, толстый! Дааавай, сбрасывай, слышь!» — говорил Палыч. И всё в таком духе. Главное, что потом Заза играл отлично. Остальное – неважно.

— Получается, Карпин просто нашёл, к чему придраться?
— Да. Я и до этого знал, что за ним подобное водится. Но даже не мог предположить, что в настолько параноидальном масштабе.

— Можно сказать, что у вас не сложились отношения?
— Давайте отделим котлеты от мух. Тренерские, игровые качества Карпина я не обсуждаю. Но по-человечески у нас отношения действительно не сложились. Хотя поначалу всё было более-менее нормально. А вот после ухода Эмери пошло наперекосяк.

— Скоро Карпин, возможно, вернётся в РФПЛ. Вы против?
— Ну, я не какой-то злодей. Вернётся и вернётся. Удачи ему.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«На первой же тренировке Якин поставил меня в защиту. Я всё сразу понял»


— По окончании сезона Ким Чельстрем, скорее всего, покинет «Спартак», конкуренция станет меньше. В связи с чем хочу спросить: есть ли у вас желание и настрой на борьбу за место в составе (под началом Якина и в случае смены тренера) или же не видите себя в народной команде и однозначно ищите варианты с переходом? (Роман Аббакумов, Курск)
— Не знаю, что будет летом. При нынешней ситуации, если всё останется так, как есть, я себя в «Спартаке» не вижу.

— При Якине?
В «Спартаке» Эмери пришлось заставлять футболистов тренироваться. Тех же Магкиди, Ари.
— В целом при таком отношении. Вот сейчас ушёл Карпин, пришёл Якин. Поменялось ли что-нибудь? Нет. На первой же тренировке Якин отправил меня играть левого защитника. Сразу стало понятно, что на Билялетдинова в «Спартаке» в принципе не рассчитывают. И я уже тогда дал задание агентам подыскать мне «отходные пути».

Сомневаюсь, что в «Спартаке» в ближайшее время что-то поменяется.

— Окей, сейчас вы в «Торпедо» – понимали, что идёте в клуб, болельщики которого, мягко говоря, не любят «Локомотив»?
— Честно говоря, нет. Только после подписания контракта подумал: «Ой-ой-ой, я и забыл про фанатские отношения «Торпедо» и «Локомотива»… Ну ничего, привык. В первом матче команд в Раменском много обидного кричали. Болельщики «железнодорожников». Этого я не ожидал, если честно.

А в Черкизово, соответственно, уже был готов. Хотя когда прямо вся трибуна «Локомотива» меня оскорбляла… Неприятно. Но опять-таки я, когда шёл подавать угловой, даже не сомневался, что много «ласковых» о себе услышу. Ещ и зажигалка прилетела ко мне.

Но я понимаю, что эти кричалки заводят пять-шесть человек. Остальные просто подхватывают, не понимают, что они вообще делают. Некий флэш-моб. Пускай кричат, что хотят. Дураков на трибуне хватает.

— В сентябре прошлого года вы почти перешли в «Газиантенспор». Почему в итоге отказались от турецкого варианта?
— Это вообще дикая история. Ни разу с таким не сталкивался. Я реально был готов играть в Турции. На переговорах представители «Газиантенспора» озвучили одни условия, мы обо всём договорились. Через месяц прилетаю в город Газиантеп, там жара под 40 градусов, вокруг всё странно, непонятно, непривычно. Вот небоскрёб стоит, а в метре от него какой-то блошиный рынок, люди постоянно кричат, чего-то хотят от тебя… Я быстро понял, что мне будет очень тяжело адаптироваться.

Но всё же поехал подписывать контракт. Однако я изначально говорил, что мне нужен пункт о возможности вернуться обратно в Россию через полгода, если всё же здесь не получится. Всё-таки и чемпионат незнакомый, и город, повторюсь, странный. Притом представители «Газиантенспора» не спорили, согласились!

Так вот, приезжаю на базу. Дают контракт… Там по-другому всё, абсолютно! Я спрашиваю: «Что это вообще такое, ребят?!». Мне в ответ: «Да всё там правильно, подписывай, чего изучаешь-то?!». Нормально, да? Разумеется, я, в отличие от «Эвертона», всё прочитал от корки до корки.

— И что, как следует пытались надуть?
— Ещё как. Зарплата в два раза меньше обещанной. И то только, если сыграю 25 матчей… И, ясное дело, никакой возможности уйти зимой. А это был для меня ключевой пункт. Ну, скандал устраивать не стал, просто сказал: «Спасибо за интерес, до свидания».
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«Эмери – Тренер с большой буквы, а не тренеришка»


— Бывший PR-директор «Анжи» Александр Удальцов в редакции «Чемпионата» высказал мнение, что Хиддинк мало понимает в футболе, в тактике, мол, только настроить команду умеет, не более того.
— Ну, он ведь не Удальцова тренировал, а нас, футболистов. Мне посчастливилось работать с Хиддинком. И, разумеется, у него очень серьёзные тактические знания. Гус всегда призывал нас к импровизации, нестандартным действиям. Объяснял, что футбол – всё же игра, а не трудовая повинность. И всем в команде это нравилось.

Никто вам никогда не скажет плохого про футбол Хиддинка, его тактику. Ни Аршавин, ни Павлюченко, ни Жирков, ни Семшов, ни Зырянов, ни кто-либо ещё. С Гусом мы играли и эффектно, и довольно эффективно.

— О другом неоднозначном тренере в вашей карьере: почему у Эмери не получилось в «Спартаке»?
— Коммуникации не хватило, поддержки в клубе. Эмери не привык, что нужно уговаривать футболистов тренироваться. Например, Макгиди, Ари, Кариока порой валяли дурака, проявляли непрофессионализм. Эмери не мог на это повлиять. А руководство «Спартака» в лице Карпина не слишком стремилось ему помочь. Это та самая глобальная проблема, из-за которой у Эмери не получилось.

— Эмери – тренер или тренеришка?
— Тренер. Притом «Т» с большой буквы.

— Шикарный вопрос от читателей. Дмитрий Алексеевич интересуется, помните ли вы, что такое «Мартенсит», учитывая, что учились в Индустриальном университете? И помните ли что-нибудь из того, что проходили в университете?
— (Смеётся). Уже не помню. Если честно, я и название дипломной работы забыл… Грузовики, чего-то там ещё…

Но в двигателе поковыряться могу. Литьё деталей помню… Недавно омывающую жидкость залил! А в моторе давно не копался. Сейчас там что-то не то дёрнешь – всё сразу сломается.

ВОПРОСЫ ИЗ «ВКОНТАКТЕ»



«При Бышовце команда играла на лёгкости»


— Роналду или Месси? (Михаил Шашин)
— Роналду. Он более разноплановый футболист, чем Месси.

— Кто сильнее, как тренер, Сёмин, Бышовец, Петраков, Якин, Мойес или Валера? (Михаил Романов)
— У каждого своя фишка. Сёмин знает, как добиться результата. Настоящий тренер-победитель. Бышовец… Команда играла на лёгкости, так скажем. Петраков – «физуха». Готовит нас ого-го как! Якин? Не знаю… Мойес – хороший дядька.

— И самое главное: сила Валеры?
— Он — мотиватор, ладно, скажу так.

— Вас он мотивировал на что-то?
— Да. На уход в «Анжи».

— Хотели бы вы вернуться в «Локомотив»? (Сергей Ковалевский)
— Хотел бы «Локомотив», чтобы я вернулся? Что касается меня… Почему бы и нет?

— Если завтра позвонит Смородская и скажет: «Диниярчик, давай к нам!». Что ответите?
— Перезвоните, пожалуйста, 1 июня. Спасибо.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 87
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →