Денис Давыдов и Мурат Якин
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Антон Михашенок

Назад, «Спартак». За что стоит благодарить Мурата Якина

Мурат Якин почти наверняка покинет «Спартак», но кое-что о команде с его отъездом станет всё же окончательно ясно.
20 мая 2015, среда. 12:00. Футбол
Если бы у этой команды было другое название — скажем, «Динамо» или «Торпедо» — все её результаты последних лет воспринимались бы гораздо спокойнее. Но эта команда называется «Спартак», а потому она вроде как по определению должна претендовать на золото, а любой результат хуже попадания в Лигу чемпионов расценивается как катастрофа.

На самом же деле нынешний «Спартак» занимает место, адекватное перекошенному уровню своей комплектации. Состав «Спартака» просто слабее, чем у претендентов на выход в Лигу чемпионов, что и продемонстрировал матч с ЦСКА. Если средний уровень атакующих игроков ещё сравним с российскими топ-командами, особенно после покупки Квинси Промеса, то сравнивать оборону ЦСКА, «Зенита» и даже «Краснодара» со спартаковской просто неприлично.
С плохой обороной добиться внятных результатов на постоянной основе просто невозможно, какими сильными ни были бы атакующие игроки — в нашем изуродованном при отсутствии сильных защитников лимитом чемпионате это важнейшее правило.
Александр Бубнов внезапно для себя обнаружил, что «Спартак» сыграл с ЦСКА на уровне «Барселоны» по проценту брака в передачах — даже вождь империи ТТД скоро вынужден будет признать, что выражение «Покажи, какая у тебя полузащита, и я скажу, какая у тебя команда» окончательно ушло в прошлое с похоронами великого образца сборной Испании на ЧМ-2014. Сегодня, когда всё больше мячей забивается в контратаках и со стандартов, важнее всего иметь классных защитников. Они обязаны уметь выбирать позицию, они обязаны не терять позицию.

«Спартак» тратит на трансферы достаточно для того, чтобы биться с ЦСКА и «Зенитом» не только в отдельных матчах, но и на турнирной дистанции, но в клубе до сих пор так и не поняли, что именно нужно поменять первым делом. Метания последних лет происходят с разными тренерами и разными составами, и есть лишь одна константа — защита, составленная преимущественно из российских футболистов. Аксиома лимита Валерия Карпина — вратарь и крайние защитники обязаны быть россиянами — бьёт и бьёт по «Спартаку». Сергей Паршивлюк и Дмитрий Комбаров постоянно уходят к чужой лицевой, слишком часто делают это вхолостую и получают, получают, получают контратаки. ЦСКА с методичностью и занудством профессора высшей математики проделывал одно и то же: если Паршивлюк зарывался на своём фланге и терял позицию, в его зону моментально смещался для контратаки Ахмед Муса. Если зарывался Комбаров — Муса отправлялся уничтожать красно-белых из его зоны.

Потери позиции, возможно, были бы не столь болезненны для «Спартака», если бы за команду играли центральные защитники уровня Эсекьеля Гарая или Сергея Игнашевича. Но у «Спартака», увы, Евгения Макеева меняет Сергей Брызгалов, и науке до сих пор неизвестно, кто из них пожаристее, а свежий Жоао Карлос в решающий момент щепкой отскакивает от Халка. С плохой обороной добиться внятных результатов на постоянной основе просто невозможно, какими сильными ни были бы атакующие игроки — в нашем изуродованном при отсутствии сильных защитников лимитом чемпионате это важнейшее правило. Ему долгое время с успехом следовал Курбан Бердыев, его подтвердил в этом году «Зенит», который, возможно, и сейчас уступил бы титул сыгранной обороне ЦСКА, если б не приезд бесподобного Гарая.

И всё же в большинстве матчей с приставкой «топ» «Спартак» в этом сезоне не проиграл, хоть здесь и нет никакого феномена. Почти всегда на важные встречи красно-белые выходили в три центральных защитника, имея больше возможностей для подстраховки, и почти всегда показывали сверхконцентрацию и сверхжелание. В матче с ЦСКА не было ни трёх центральных, ни сверхконцентрации. Пересмотрите третий мяч ЦСКА и понаблюдайте за действиями Дмитрия Комбарова, который взглянул на бокового и просто выключился из эпизода, а когда вдруг увидел перед собой мяч, зачем-то решил вынести его через центр, хотя вообще стоило пропустить — за спиной у защитника не было никого. Так не играют в дерби, так не играют в основе клуба, имеющего лигочемпионские, почти имперские амбиции.

С Комбаровым связан и ещё один голевой эпизод в конце первого тайма: «Спартак» начинал атаку от своей штрафной, и уже в этот момент Дмитрий стоял на чужой половине поля, причём фактически дублировал действия Патрика Эберта, находившегося в 30 сантиметрах от него. В итоге прикрывать Комбарова пришлось Киму Чельстрёму, и всё закончилось выходом Мусы один на один. Чельстрёму вообще должно быть больше всего обидно за происходящее с обороной «Спартака». Футболист хорошего уровня, который в команде с достойной обороной много времени проводил бы, конструируя атаки, вынужден мириться с посредственностью. Однажды, переходя в школе из девятого класса в десятый, я попал в ситуацию, аналогичную нынешней чельстрёмовской: при выборе специализации решил, что должен идти в гуманитарный класс, и не учёл, что туда пойдут все, кому не хватает знаний, чтобы оказаться в математическом или языковом. На первом уроке русского языка мы начали в прямом смысле с алфавита, а через три дня я был у директора с просьбой о переводе в другой класс. Защитникам «Спартака» с трудом даётся алфавит (например, не выбрасываться на финты, как Макеев в Грозном), а учителя и родители требуют вдруг от них Лигу чемпионов.

Необходимость задействовать Чельстрёма в чистке всех грехов обороны для «Спартака» ещё трагичнее, учитывая проблемы с выходом из обороны при прессинге — команда словно играет в меньшинстве. Комбаров и Паршивлюк уже радостно убежали на чужую половину, а мяч ещё у своей штрафной — приходится или выносить без особых надежд зацепиться за продолжение атаки, или играть через фланги с риском потерять мяч. «Спартаку» просто не удаётся начинать атаки через центр поля при прессинге — Ромуло, вместо того чтобы попытаться обострить пасом в свободную зону, подсовывает мяч ближнему партнёру, который окружён пятью соперниками.

Преимущества при переходе из обороны можно добиться и при помощи вратаря — этот вариант становится и в футболе, и в хоккее всё популярнее. «Спартак» такой возможности лишён, голкипер красно-белых часто теряется, получая мяч. Артём Ребров — отличный человек, о чём свидетельствуют все, кто с ним общался, и хороший вратарь, но это, увы, не тот футболист, с которым можно претендовать на попадание и хорошую игру в Лиге чемпионов. Это касается как игры ногами — точность передач (51%) у Реброва ниже, чем у Стипе Плетикосы, Ярослава Годзюра и на уровень ниже, чем у Игоря Акинфеева (55,7%) и Юрия Лодыгина (59,6%), так и непосредственно вратарских цифр. Да, Ребров — один из двух лучших вратарей чемпионата России по общему количеству спасений, но это один из самых необъективных видов статистики. Результат Реброва лишь в очередной раз доказывает слабость спартаковской обороны, которая позволяет соперникам много бить, а по важному для голкиперов проценту отражённых ударов из пределов штрафной (которые значительно чаще становятся голами, чем дальние удары) Артём уступает и Акинфееву, и Лодыгину, и Владимиру Габулову. При этом статистику действительно хорошего европейского уровня демонстрирует в РФПЛ только Лодыгин — выводы делайте сами.

Мурат Якин, конечно, «Спартак» покинет, но мы должны быть ему благодарны. Своей работой он окончательно доказал, что главная проблема команды (у клуба есть и другие проблемы, но речь именно о командных бедах) кроется не в выборе тренера и не в настройках дисциплины, так как с одинаковым успехом в Москве отработали антиподы Якин и Эмери. Главная и постоянная игровая проблема — в недееспособности практически неизменного кадрового состава оборонительных игроков. Якин всю свою пока недолгую, но уже успешную карьеру тренера делал ставку на слаженные действия у своих ворот — его «Базель» мог по ходу встречи несколько раз переключиться с игры в два центральных защитника на игру в три, а Ян Зоммер потому и поехал в гладбахскую
Создать хорошую командную оборону как основу для будущих успехов Якин пытался и в «Спартаке», но потерпел неудачу — больше красно-белых в верхней половине таблицы в этом сезоне не пропустил никто.
«Боруссию» на смену хорошо играющему в пас Марку-Андре тер Штегену — он уже в Швейцарии не раз демонстрировал умение поработать либеро на полставки. Создать хорошую командную оборону как основу для будущих успехов швейцарец пытался и в «Спартаке», но потерпел неудачу — больше красно-белых в верхней половине таблицы в этом сезоне не пропустил никто.

Самое забавное, что Якин впервые заявил о системной ошибке «Спартака», ещё будучи тренером другой команды. Пока Валерий Карпин декларировал о скором уходе Сергея Игнашевича на покой в сборной в связи с игрой Евгения Макеева, Якин забрал из Москвы потерявшего место в основном составе Марека Сухи. Швейцарцу хватило месяца, чтобы научить чеха быть частью базельской стены, а через два месяца он называл Сухи боссом обороны команды, которая в еврокубках выступает посильнее красно-белых, да и остальных российских клубов.

С остальными защитниками «Спартака» Якину (по футбольным причинам или не очень — неважно) не хватило ни месяца, ни даже сезона. Там, где ещё требуется алфавит, швейцарец попытался начать хотя бы с обособления причастных оборотов, а болельщики и бывшие игроки и вовсе требуют сесть и написать «Войну и мир». Ведь это, настаивают они, «Спартак», как иначе?!

Пример «Торпедо» показывает, что до того момента, как удивляться перестанут даже бывшие игроки великого клуба, «Спартаку» осталось провести без серьёзных успехов ещё семь-восемь лет. Интересно, доиграют ли в команде до того знаменательного дня Макеев, Паршивлюк, Брызгалов и Комбаров.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 284
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →