Братья Старостины
Фото: РИА Новости
Текст: Валерий Винокуров

Старостины, Бутусовы и другие родственные души в футболе

Обозреватель Валерий Винокуров рассказывает о братьях-футболистах и семейных узах больших мастеров.
5 июня 2015, пятница. 17:00. Футбол

Известна история, или легенда, рассказанная, кажется, писателем Львом Кассилем, который ещё до войны вёл радиорепортажи о футбольных матчах. Так вот, на игре «Спартака» присутствовал якобы иностранец, который в какой-то момент спросил об удачно сыгравшем футболисте: «Это кто?» Ему ответили: «Старостин». Вскоре он спросил о другом игроке: «А это кто?» Получил такой же ответ: «Старостин». Когда же в третий и четвёртый раз ему ответили точно так же, он удивился: «По-русски «футболист» произносится «старостин»?!».

Если уж и была такая история, то можно ведь дальше нафантазировать: приехал этот иностранец в Северную Пальмиру, а там в каком-то матче сразу шестеро братьев Бутусовых играли, тут уж наш гость вообще ничего не мог понять… Так что пора покончить с легендами-фантазиями и перейти к реальностям. К командам Санкт-Петербурга и затем, естественно, Ленинграда имели отношение и выступали в футболе в разном качестве Василий, Михаил, Кирилл, Константин, Александр и Павел Бутусовы. Самыми знаменитыми были старшие – Василий и Михаил.

Центрфорвард Василий забил первый гол сборной России и был её капитаном в 1912 году. Примерно в то же время Василий Павлович стал активно заниматься судейством. В 20-30-е годы он стал ведущим арбитром в нашем футболе, в 1936-1939 годах судил матчи чемпионатов страны, а затем на протяжении многих лет воспитывал молодых судей, за что в 1954-м был награждён Почётным судейским знаком.

А Михаил Павлович играл на позициях центрфорварда и инсайда, тоже был капитаном сборной страны и к тому же её лучшим бомбардиром. Закончив выступать, стал тренером, возглавлял команды «Динамо» Ленинграда, Тбилиси, Киева, Ташкента, а также ленинградский «Зенит». В 1952-м он был одним из тренеров сборной СССР (наряду с Борисом Аркадьевым и Михаилом Якушиным). Помимо всего прочего Михаил Павлович владел острым пером, в 1960-м опубликовал, в частности, в еженедельнике «Футбол» мемуары «Футбол, романтика, дружба».

Столь же многочисленным было московское семейство Артемьевых. Пятеро братьев – Иван, Пётр, Тимофей, Георгий и Сергей – выступали в разных московских командах, как и Виталий, сын Сергея. Виталий Артемьев по окончании карьеры игрока ВВС, «Локомотива» и «Шинника» на протяжении многих лет работал в управлении футбола Спорткомитета СССР, федерациях футбола РСФСР и Москвы.

По-русски «футболист» произносится «старостин»?!

Так получилось, что ещё в 20-летнем возрасте, не будучи журналистом, я познакомился с Иваном Тимофеевичем, родоначальником семьи Артемьевых, как его все называли. Сейчас понимаю, что его рассказы о становлении московских «Динамо» и «Спартака», в чём он принимал непосредственное участие, а затем в обоих клубах тренировал детей и юношей, во многом повлияли на моё восприятие нашего футбольного сообщества как единого целого. И так же повлияли на это рассказы Виталия, с которым меня связывали добрые отношения, о своём отце Сергее Тимофеевиче, игравшем в клубных командах «Динамо», в командах мастеров ЦДКА и «Спартака», причём в самые славные годы спартаковцев (1938, 1939).

Года за два до кончины Виталия (он ушёл из жизни в мае 2013-го) мы обсуждали с ним возможность издать книгу о семье Артемьевых, поскольку он рассказал, что какие-то состоятельные люди собирались тогда реконструировать стадион «Красная Пресня» и присвоить ему имя Ивана Тимофеевича. Вот мы и размечтались выпустить к тому времени книгу и устроить её презентацию при открытии нового стадиона. Увы, не все мечты сбываются…

Из четырёх братьев Старостиных мне не довелось познакомиться лишь с Петром Петровичем, о котором, к слову, говорили, что в техническом отношении он был самым одаренным, но из-за тяжёлой травмы играть закончил рано, а в футболе впоследствии не работал. У Александра же Петровича, которого многие считали лучшим правым защитником в истории нашего футбола, я брал интервью, когда он трудился в Центросоюзе (вместе, к слову, с моим дядей) и был председателем Федерации футбола РСФСР.

Ну а с Николаем Петровичем и Андреем Петровичем столько раз посчастливилось общаться и беседовать не только о футболе, но и о жизни, о литературе, о людях футбола и искусства, что сейчас остаётся лишь сожалеть об отсутствии диктофона во время всех этих встреч. Благодаря Андрею Петровичу на протяжении 10 лет я был членом Всесоюзного тренерского совета, который он возглавлял. Каждое заседание превращалось для меня в счастливейшие часы футбольной учёбы.

До сих пор шла речь о родственных узах, которые связывали членов этих многочисленных династий. Но есть и такое понятие, как родственные души. А в истории нашего футбола возникали и семейные союзы, создать которые можно лишь тогда, когда на жизненном пути встречаются люди именно с родственными душами. И в таких случаях клубные принадлежности сразу отходят на второй план.

У братьев Старостиных были две сестры, которые выступали за «Динамо» (к сожалению, не знаю, в каких видах спорта), и одна из них вышла замуж за Виктора Ивановича Дубинина, первого в нашем футболе тренера, приведшего команду к победе в чемпионате и в Кубке в одном сезоне (1937). Как игрок и тренер динамовец Дубинин постоянно соперничал со спартаковцами Старостиными. Нетрудно себе представить обсуждение принципиальных, напряжённых матчей за семейным столом.

При всех бедах и трудностях нашего нынешнего футбола главной считаю потерю нравственности.

А легендарный форвард ЦДКА Григорий Иванович Федотов женился на сестре торпедовцев, братьев Жарковых – Георгия, Василия и Виктора. Кроме «Торпедо» Василий какое-то время играл в ЦДКА и ВВС, Георгий – в ЦДКА, Виктор – в «Локомотиве». Георгий и Василий стали затем тренерами, а Виктор Иванович – одним из лучших наших арбитров. Интересно, сколько раз ему приходилось судить матчи, в которых играл в составе ЦСКА его племянник Владимир Федотов?

Ну, а вот ещё одно пересечение футбольных и жизненных путей. Володя женился на дочери Константина Ивановича Бескова, великого динамовца, тренировавшего по окончании карьеры игрока все московские команды в такой последовательности: «Торпедо», ЦСКА, «Локомотив», «Динамо», «Спартак» и даже мелькнувший ненадолго «Асмарал». Володя же, которого имею право назвать своим другом, тренировал какое-то время ростовский СКА и в финале Кубка СССР взял верх над «Спартаком» во главе с Бесковым.

И ещё два очень близких мне человека – Александр Александрович Севидов и его сын Юра – соперничали в финальном матче Кубка страны. Сан Саныч, как все его называли, тренировал тогда минское «Динамо», а Юра возглавлял нападение «Спартака». И тоже верх взял младший: спартаковцы тогда выиграли у минчан.

Надеюсь, читатели понимают, что эти заметки написаны не ради ностальгических воспоминаний, хотя признаюсь, сердце бьётся сильнее, когда думаю обо всех этих людях. Для меня ведь все они живы, потому что люди живы, пока о них помнят. Но всё же, повторяю, пишу о них, думая о сегодняшнем дне. При всех бедах и трудностях нашего нынешнего футбола главной считаю потерю нравственности. И потому никогда не признаю злобствующих «фанов-ультрас» членами нашего футбольного сообщества. Как и всех тех, кто любовь к одной команде способен сочетать с ненавистью к другой, любовь к одним футболистам с ненавистью к другим. Представьте себе, что услышали бы все они от тех прекрасных людей и замечательных мастеров, о которых вы только что прочитали?!

Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 19
30 мая 2017, вторник
29 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший тренер сезона в РФПЛ - это...
Архив →