Фабио Капелло
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Пять шагов из ада. Что нужно сделать до отставки Капелло

Поражение сборной России от Австрии заставляет переосмыслить происходящее в нашем футболе. И одна отставка тренера не поможет.
15 июня 2015, понедельник. 21:00. Футбол
Договоримся сразу о двух вещах. Первое: Фабио Капелло нужно отправлять в отставку. Не потому что ухудшились результаты — нынешнюю сборную Австрии нынешняя сборная России и не обязана обыгрывать, она как минимум не сильнее соперника индивидуально — а потому что Капелло откровенно поплыл. Второе: игра сборной России — отражение всего, что творится в нашем футболе. От упирающихся в облака зарплат за паспорт до чудовищной инфраструктуры, от странных ограничений до неумения зарабатывать.

Согласно базе данных РФС от конца 2013 года, в России зарегистрировано чуть больше 800 тренеров, имеющих лицензии УЕФА В и выше. В Исландии — 590 тренеров.
Если согласиться с двумя этими тезисами одновременно, то станет понятно, что одной сменой главного тренера сборной России наш футбол не ввести в рай. Для того чтобы рай стал хотя бы немножечко ближе, чем обжигающий с каждым новым провалом ад, нужны чёткие и абсолютно незамедлительные реформы. Тем более у нас сейчас, вроде бы, и президента РФС нет — так что этот текст вполне можно использовать в качестве предвыборной программы, я не буду против. Особенно если учесть, что пока мы пытаемся залатать трещины в стенах, в развитых и бурно развивающихся футбольных странах давно показали, как строить фундамент, чтобы потом не пришлось латать эти трещины. Бери и пользуйся, кандидат в президенты РФС. Целых пять пунктов, без абстрактных формулировок вроде «возродим детский футбол» или «поддержим отечественных специалистов».

1. Тотальная переподготовка тренеров


Любые реформы клубной или организационной структуры бессмысленны, пока мы не признаемся сами себе, что с тренерами у нас всё хуже некуда. Согласно базе данных РФС от конца 2013 года, в России зарегистрировано чуть больше 800 тренеров, имеющих лицензии УЕФА В и выше. Внушительная вроде бы сумма, но всё познаётся в сравнении. Прорыв исландского футбола в последние годы не был бы возможен, если б не постоянное повышение квалификации местных тренеров, поощрямое властями. В итоге на данный момент федерация футбола Исландии зарегистрировала 590 тренеров с категорией УЕФА В и выше (в этом списке и несколько женщин). Разница всего в 200 с небольшим тренеров на разницу в 140 с лишним миллионов жителей. В стране с населением чуть более 300 тысяч жителей два человека из тысячи имеют лицензию высокой тренерской категории, что приводит к внутренней конкуренции — с тренерской лицензией УЕФА В в Исландии зачастую приходится работать с семи-, восьмилетними детьми. Для сравнения: в России лицензия такого уровня позволяет быть главным тренером второго дивизиона.

Развита в Исландии практика, при которой действующие футболисты уже по ходу карьеры получают лицензию и повышают квалификацию. Двойная выгода для клубов: футболисты внештатно тренируют маленьких детей из академии, получая при этом одну зарплату, как, например, имеющий в 26 лет лицензию категории УЕФА В защитник «Вёлсенгура» Адалстейн Йоханн Фридрикссон. Учёба, совмещённая с игрой, позволяет футболисту к концу карьеры запастись достаточным опытом для самостоятельной работы. В итоге в Исландии невероятно молодые тренеры — средний возраст обладателей лицензии УЕФА А чуть менее 40 лет. Местная федерация организует для тренеров по 10 поездок в год в разные страны Европы, где они учатся в лучших голландских, немецких, английских, шведских, датских и американских клубах. Как только у сборной Исландии появились первые серьёзные результаты, число дипломированных тренеров возросло вдвое, число тренеров, постоянно посещающих курсы повышения квалификации, увеличилось в пять раз, а число тренеров без специализированного образования сократилось с 20% до 2%. Для того чтобы начать новую эру в футболе, нужно не приглашать многомиллионных тренеров, отодвигая тем самым проблему подальше, не облагать иностранных специалистов налогами, а открыто признаться: «Да, мы в пропасти. Вот деньги — езжайте и учитесь в Европе, и пока не научитесь тренировать, как они, домой не возвращайтесь».

Отдельный момент — касающийся работы с детьми. Все игровые проблемы наших футболистов идут от того, что в детстве их научили бояться ошибок. Это не секрет для всех, кто хотя бы раз в детстве посещал ДЮСШ — наши детские тренеры срываются на крик вместо того, чтобы запомнить момент ошибки и объяснить, что было сделано не так на следующих тренировках. В этом плане проблемы россиян схожи с английскими — там детские тренеры тоже до сих пор хотят добиться немедленного результата, а не развития игроков. На выходе — ни в России, ни в Англии систематических результатов на взрослом уровне в футболе давно нет.

Даже если битком забить все команды Премьер-Лиги иностранцами, в России всё равно будет больше местных профессиональных футболистов, чем в Германии.
Главный тренер шотландского «Селтика» Ронни Дейла, будучи футболистом, играл у Роя Ходжсона в «Викинге». Ходжсон даже молодых игроков отчитывал и штрафовал за ошибки, в результате чего Дейла просто боялся отдать обостряющий пас, играя только с ближним партнёром. «Худшее, что вы можете сделать с молодым игроком – заставить его бояться ошибки. В таком случае он пронесёт эту боязнь и неуверенность через всю карьеру», — говорит сейчас Дейла. Вся сборная России за матч отдаёт меньше пасов вразрез, чем один Златко Юнузович — причину этого стоит искать в детстве. Детским тренерам нужны не только футбольные, но и педагогические и физиологические знания, иначе большинство детей так и будут подниматься во взрослый футбол психологически изуродованными.

2. Отмена профессионального статуса второго дивизиона


Этот пункт перекликается с тем, что предлагает Валерий Газзаев, но мотивация для подобного решения должна быть другой. Главный тезис Газзаева сильно отдаёт демагогией: «Отмена профессионального статуса второй лиги позволит лучше организовать качественную работу 54 команд, чем пытаться обеспечить выживание более чем 100». На самом же деле проблема в ином. То, что мы пытаемся лечить лимитом на легионеров (прикладываем подорожник к гангрене), должно быть удалено оперативным вмешательством. Даже если битком забить все команды Премьер-Лиги иностранцами, в России всё равно будет больше местных профессиональных футболистов, чем в Германии — у них исключительно профессиональными считаются три лиги, 54 клуба, а у нас — больше сотни клубов. Президент «Ганновера» Мартин Кинд как-то сказал, что Третья лига — это экономическое самоубийство, а вторая Бундеслига — это приглашение к самоубийству. Если так, то вылет из профи — это чистилище.

У подавляющего большинства наших игроков нет прямых стимулов к росту — в Премьер-Лиге платят за паспорт, в ФНЛ всё равно не вылетишь в любительскую лигу, а в ПФЛ знаешь, что можно вообще не напрягаться — даже если перестанешь удовлетворять требованиям одного клуба, во второй лиге их столько, что кому-нибудь да подойдёшь. Как итог, ФНЛ и ПФЛ — невероятно «внутряковые» лиги, из которых нельзя ни упасть ниже, ни подняться выше, и истории, когда футболист проходит от основания пирамиды до статуса кандидата в сборную, в России почти невозможны.

Сокращение профессиональных лиг до двух заставит российских игроков бегать чуть быстрее и выкладываться чуть больше. Футболист из Премьер-Лиги или ФНЛ должен понимать, что завтра он может оказаться в любителях, а значит потеряет огромную часть зарплаты. Для футболистов из второй лиги и дополнительного стимула искать не нужно: они будут изо всех сил стараться подняться в профи. Конкуренция повысится, а вслед за ней — неизбежно — и общий уровень игроков.

К тому же этот шаг наконец сможет решить проблему лицензирования. Сегодня ситуация такова, что практически невозможно не получить лицензию — мягким требованиям какой-нибудь из лиг ты всё равно удовлетворяешь. Когда я летом прошлого года беседовал с гендиректором Общероссийского профсоюза футболистов Александром Зотовым, он сказал важную вещь: «По крайней мере, о нашем втором дивизионе точно можно ставить вопрос о том, профессиональная ли это лига». Сокращение профессиональных лиг до двух позволит решать вопрос жёстче: имеешь стадион, как в Твери, не платишь футболистам зарплату — добро пожаловать в любители.

Все клубы немецкой Бундеслиги за сезон из более чем 300 матчей преодолели расстояние в 112 701 км — в России это расстояние покроют восемь матчей «Балтики» и «Сахалина».

3. Разделение ФНЛ на зоны


Есть подозрение, что, если бы президентом РФС был Капитан Очевидность, многое стало бы лучше. То, что ФНЛ до сих пор не разделена на зоны, говорит лишь об одном: эта лига забыта не только богом, но у футбольными властями. Решение лежит на поверхности — нельзя в самой большой стране мира заставлять футболистов постоянно пересекать часовые пояса, если этого можно избежать. Все клубы немецкой Бундеслиги за сезон из более чем 300 матчей преодолели расстояние в 112 701 км — в России это расстояние покроют восемь матчей «Балтики» и «Сахалина».

Вопрос о том, сколько именно зон должно быть в ФНЛ, — дискуссионный. Три зоны, конечно, позволят клубам больше экономить на перелётах, но есть вероятность, что зона «Восток» в таком случае получится слабее по среднему уровню — немногие отважатся играть в Благовещенске или Южно-Сахалинске, а это значит, что спортивный принцип подъёма наверх будет слегка перекошен. Чтобы футбол постоянно развивался, необходима конкуренция, и в этом плане мне больше нравится вариант с двумя зонами — западной и восточной, в каждой по 16 команд. 48 профессиональных клубов России должно хватить по крайней мере на первое время, пока пожар бешеных зарплат не будет окончательно потушен. Вопрос подъёма в Премьер-Лигу не стоит сводить к тому, кто выиграет каждую из зон — по одному счастливчику из 16 команд мало, чтобы поддерживать конкуренцию до конца. Итальянская, испанская или английская модель подъёма в этом плане — отличное решение: по четыре команды из каждой зоны ФНЛ определят по одному победителю в плей-офф.

4. Отмена молодёжного первенства


Строительство потёмкинских деревень — одно из любимейших занятий русского народа, и молодёжное первенство — одна из таких деревушек. Из 43 футболистов, сыгравших за сезон чемпионата дублёров более 2000 минут, лишь семерым ещё нет 19 лет, зато 19 игрокам — 20 и более лет. Молодёжное первенство позволяет нам развивать душещипательную практику, при которой условный Иван Новосельцев, проведший в 23 года первый нормальный сезон — молодой и перспективный защитник. С чего бы тогда вдруг мы должны побеждать австрийцев, у которых Кевин Виммер, который младше Новосельцева, уже стал одним из лучших защитников сезона Бундеслиги и перешёл в «Тоттенхэм»?

Самое досадное, что и здесь всё уже давно придумали — не нужно ничего изобретать. Не нужно никаких абстрактных молодёжных первенств — нужны чёткие чемпионаты для команд младше 19 лет и младше 17 лет, как это сделано в Германии. Есть избыток футболистов, переросших по возрасту чемпионат U19, но не доросших до основы? Отлично, создавайте вторую команду и обкатывайте её среди мужиков, в низших дивизионах.

Отмена молодёжного чемпионата и создание двух возрастных лиг позволит решить две проблемы. Первая: футболисты, находящиеся в возрасте взрослого футбола, перестанут вариться только с младшими игроками. Вторая: лиги до 19 и до 17 лет должны быть разбиты на зоны и построены с соблюдением спортивного принципа — с выбыванием в низший дивизион и подъёмом в высший. Победители каждой зоны попадают в плей-офф, где выявляется сильнейшая команда сезона, легионеры не запрещены — в чемпионате Германии U19 каждый пятый футболист — иностранец. Заключительные туры и плей-офф чемпионатов U19 и U17 в Германии — зрелище не менее крутое, чем матчи Бундеслиги: на финал турнира U19 между «Шальке» и «Хоффенхаймом» в этом году пришли 13 000 зрителей. Всё это позволяет парням с юного возраста чувствовать ту самую конкуренцию, о которой в этом тексте упомянуто уже примерно столько раз, сколько тренеров нужно сменить сборной России, чтобы стать чемпионом мира.

5. Проведение дополнительного круга или плей-офф в Премьер-Лиге


На самом деле, это уже больше имиджевый пункт — нет никаких сомнений, что при строгом соблюдении первых четырёх Россия в перспективе получит результат безо всяких лимитов на легионеров. Проведение дополнительного круга или плей-офф поможет решить проблему немотивированности середины таблицы лучше, чем переходные матчи, которые, как стало ясно в этом сезоне, могут серьёзно ударить по общему уровню лиги.

В мире становится всё больше сторонников идеи проводить плей-офф для выявления сильнейшей команды в национальных чемпионатах — топ-клубы зачастую заканчивают сезон ещё в апреле и теряют мотивацию. Игры на вылет успешно прошли испытание в низших дивизионах и готовы к применению в элите — вопрос только в консерватизме футбольного сообщества.

В России уже был опыт деления турнира на восьмёрки, и тот третий круг многие не без причин считают одним из самых зрелищных в истории Премьер-Лиги. Игры во второй восьмёрке при формуле с дополнительным кругом не нужны — если не попадаешь в число восьми (а лучше — девяти, чтобы соблюсти в «золотом» круге равное для каждой команды количество домашних и гостевых матчей), то автоматически заканчиваешь сезон. Попасть в дополнительный круг крайне выгодно — четыре дополнительных домашних матча принесут солидную прибыль от проданных билетов и продукции (а в перспективе, если помечтать, — и от ТВ-сделок), а также перспективу даже со дна десятки дойти до еврокубков. Учитывая, что напрямую вылетают две команды, в турнире перед последними турами почти не будет незаинтересованных. Как показывает польский опыт, посещаемость и ТВ-аудитория чемпионата со введением второго раунда может резко вырасти.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 484
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →