Валерий Карпин
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Евгений Слюсаренко

Как стать спортивным журналистом и не пожалеть. Наша инструкция

Какая у нас зарплата, бывают ли заказные статьи, как стать звездой – в праздничный день мы раскрываем все тайны спортивной журналистики.
2 июля 2015, четверг. 12:00. Футбол
2 июля официально считается международным днём спортивного журналиста. В этот праздничный для всех сотрудников «Чемпионата» момент заместитель главного редактора Евгений Слюсаренко по просьбе редакции создал визитную карточку нашей профессии. Теперь вы будете знать о нас самое главное – и, надеемся, больше понимать.

Как стать спортивным журналистом?


Самый главный вопрос и одновременно самый простой. Надо начинать писать. Для начала в тетрадку или компьютерный файл. Сейчас этот вопрос вообще не актуален. Ещё никогда в истории журналистики вход в профессию не был столь лёгким. Когда начинал я, в середине 1990-х, Интернета толком не было – только несколько газет со скромными потребностями в спортивной тематике. И вот это было реальной проблемой – как зелёному сопляку без всякого опыта получить возможность опубликовать хоть какие-то строчки.

Сегодня в распоряжении молодого автора – фанатские сайты, социальные сети, форумы. Множество мелких интернет-проектов будут счастливы появлению человека, который согласен писать всё просто так (мы, конечно, подразумеваем, что поначалу вы не будете просить денег или удовлетворитесь символическими суммами). Да и большинство крупных медиа – в том числе и «Чемпионат» – никогда не возражает принять на практику стажеров. Приходите, смотрите, учитесь. А дальше всё зависит от вас.

Надо ли получать журналистское образование?


Журналистике надо учиться. Это такая же профессия, как врач или инженер. Под «учиться» не обязательно подразумевается какой-то институт, бессонные ночи во время сессии, лекции и конспекты. Если вас интересует, будут ли в отделе кадров при приёме на работу требовать диплом журналиста, – нет, не будут.

У меня, правда, пример классического пути в профессию – ровно 20 лет назад, в начале июля 1995 года, я сдал документы на факультет журналистики Московского государственного университета, отучился там пять лет и получил диплом, где красным по белому вязью написано: «Специальность – журналистика».

Всё это не означает, что все остальные спортивные журналисты сделали так же – более того, я всегда удивляюсь, если нахожу коллегу с профильной специальностью. Среди нас есть филологи, но множество тех, кто оканчивал технические вузы. И довольно приличное число вообще не получивших высшего образования. Как-то не сложилось, а потом работа захватила, стало не до того.

А под словом «учиться» я подразумеваю внутреннюю работу. Прочитанные книги и статьи – общие и специальные, качественная литература, советы от старших товарищей, сотни собственных бездарных материалов, которые обязательно надо переписывать по сто раз. И понимание, что профессии в современном мире полностью меняются каждые несколько лет и все эти изменения нужно отслеживать. Для всего этого не надо иметь диплом.

Зачем учиться? Хотя бы потому что той специальности, которую я получил в МГУ в 2000 году, давно не существует. Первые мои тексты были написаны на пишущей машинке, без мобильной связи и Интернета, с информацией, собранной в библиотеках. Через 15 лет, в 2030 году, изменения будут ещё более глобальными. Отстающие будут сходить на обочину в два раза быстрее.

Какой график работы?


Ненормированный. Спортивный календарь устроен таким образом, что главные события происходят в конце недели – в выходные. Иными словами, о всегда свободных субботах и воскресеньях можно забыть. Нет и такого понятия, как официальное начало и конец рабочего дня. День начинается тогда, когда у вас запланировано интервью, играет ваша команда или на арену выходит ваш спортсмен. Заканчивается тогда, когда вы про это напишете и в срок сдадите материал в редакцию. Если этот промежуток займёт 14 или 16 часов (такое бывает) – значит вы отработаете ровно столько. А завтра, если надо, с утра выйдете на работу. И (далее информация специально для футболиста Олега Шатова:) это будет не какой-то жертвой, а банальным рабочим моментом, случающимся постоянно.

Но не стоит так уж сильно прибедняться: у такого графика есть и свои плюсы. Мы не привязаны к рабочему месту – больше того, в совсем близкой перспективе оперативная журналистика, скорее всего, откажется от офисной работы вообще. С развитием коммуникаций физическое нахождение в одном месте десятков людей, сложная логистика, аренда офиса становятся всё более и более бессмысленным и затратным делом.

Кроме того, такой график работы подразумевает свободное «окно» в любой день недели, что тоже даёт некоторое ощущение свободы.

Командировки по миру – это бонус и награда?


Новичкам в профессии кажется, что да. Можно посмотреть мир – да ещё и за чужой счёт. Со временем приходит осознание, что такие поездки очень далеки от классического туризма. На Европейских играх в Баку наши девушки из синхронного плавания в интервью спецкору «Чемпионата» даже не жаловались, а просто констатировали, что за неделю пребывания в город так и не выбрались и вряд ли выберутся. «Но из автобуса вид красивый».

Я вежливо посочувствовал, а потом задумался: «А я-то от них чем отличаюсь?». Первые соревнования дня в Баку начинались в 10 утра по местному времени, последние завершались за полночь. И так каждый день. Единственное отличие – из автобуса я видел разные места, а не одну и ту же дорогу «отель – бассейн», как девушки. И это обычная ситуация для журналистских командировок. Ну, если, конечно, вы ставите себе целью сделать себе имя в профессии, а не просто потусить.

Как стать известным?


Это несложно. По-настоящему толковых людей в профессии днем с огнем не сыщешь – во всяком случае, любой стартап сталкивается с тем, что все фамилии давно известны и выбор крайне ограничен. Пишущих и говорящих о спорте много, а буйных, ярких, запоминающихся – мало.

Что делать? Поменьше сидеть на диване и считать, что оттуда настоящему аналитику видно всё. Надо много читать, много разговаривать с людьми спорта (спортсменами, тренерами, управленцами), своими ногами ходить на соревнования – в России их проводится множество в любом крупном городе. И стараться следовать совету одной знаменитой спортивной журналистки послевоенного времени (её фамилия сейчас мало что кому скажет; прославилась она тем, что, будучи начинающим репортёром, взяла интервью у «великой молчуньи» — четырёхкратной олимпийской чемпионки Лондона-1948 по лёгкой атлетике Фанни Бланкерс-Кун, ради этого прокравшись… в душевую на стадионе): «Говорить то, чего не говорят другие, видеть то, чего не видят другие. Научиться это видеть!».

Какой самый страшный грех?


Просрочить дедлайн (запланированное время сдачи материала). Сделав это, ты подставляешь целую цепочку людей, от корректора до выпускающего редактора (а в случае газеты – до работников типографии). И в конечном счёте твоя редакция теряет деньги. Сколь угодно талантливый работник, регулярно не укладывающийся в дедлайн, не имеет будущего как журналист.

Как много мы зарабатываем?


Состояния в российской спортивной журналистике не сделаешь – стоит, наверное, сформулировать так. Для общего понимания: в среднем больше получают телевизионные журналисты, а из газетчиков – политическое и экономические журналисты. Спортивные по традиции идут в ведомостях последними. Тут надо, впрочем, оговориться, что под «хорошими» деньгами каждый понимает своё. Понятно, что по мере продвижения по иерархической лестнице зарплата растёт, но представителей нефтегазовой отрасли или крупного бизнеса при оглашении этих цифр всё равно лишь улыбнутся.

Со временем часть спортивных журналистов уходит или в пиар, или в управленческие структуры. Например, нынешний заместитель министра спорта Юрий Нагорных начинал как журналист (правда, совсем недолгое время). Более яркий пример смены приложения сил – президент баскетбольного клуба ЦСКА Андрей Ватутин, во второй половине 90-х работавший репортёром в ИТАР-ТАСС и в свободное время преподававший на журфаке МГУ (автор этих строк писал одну из курсовых работ как раз у Ватутина).

Часто ли бывают «заказные» статьи?


«Заказные» статьи как постоянная практика спортивной журналистики – это сказки для тех, кто даже примерно не представляет, как и чем живет наш спорт. Подчеркну: именно как постоянная практика (печальные исключения встречаются, но каждое – отдельный разговор).

«Заказ» не имеет смысла сразу с двух сторон – для заказчика и для журналиста. Почему? Все ключевые решения в российском спорте принимаются не в публичном поле, не в результате каких-то общественных дискуссий. Деньги дает государство и крупные корпорации – они же и решают, как все будет. Смысл давать журналистам деньги на лоббирование той или иной позиции – если общественное мнение ни на что не влияет?

А потому если и находятся странные люди, которые предлагают за деньги написать текст против кого-то (за 20 лет ко мне обращались пару раз, больше и не вспомню), то сумма вознаграждения обычно столь смешная, что никто не хочет мараться. Себе дороже выйдет.

Какие главные минусы в профессии?


Кроме денег, это отсутствие заранее известного свободного времени, которое можно наперед распланировать. Это сильно сказывается на семейных и дружеских отношениях: жены не видят мужей, дети – отца, одноклассники и однокурсники забывают, как выглядит друг детства и юности. Из-за ненормированного рабочего графика и стрессов садится здоровье – неслучайно по всем возможным рейтингам журналистика входит в топ-5 самых вредных профессий.

Зачем тогда люди идут в спортивную журналистику?


Потому что мы фанатики. Несколько дней назад, приехав с Европейских игр в Баку, я рассказал у себя в фейсбуке историю – могу ее сюда продублировать, так как лучшей иллюстрации не сыщешь.

Это был мой последний вечер на Европейских играх. Ближе к половине второго ночи по местному времени решил пойти в свой номер в медиа-деревне и по пути забрел в пресс-центр — дать последние руководящие наставления коллегам в Москве.

Сижу, что-то там пишу и краем глаза замечаю, что на мониторах показывают волейбол – наши играют с немками. Так как за волейбол на Играх отвечал соответствующий отдел, я не сильно заморачивался подробностями этого турнира. Но все равно периодически косил глазом, и когда понял, что наши проигрывают четвертый сет и дело идет к тай-брейку, закрыл ноутбку и развернулся к экрану целиком.

На мои болеющие вопли прибежал единственный, кто в такой час сидел в пресс-центре — какой-то бородатый парень. Немец, как выяснилось. Ему тоже пора было спать, но он тоже быстро понял, что не может оставить свою сборную в такой нелегкий час. И вот мы поорали полчаса, наши выиграли, мы с немцем пожали друг другу руки, обменялись контактами и пошли спать.

Внимание, вопрос: время — третий час ночи, завтра рано вставать на самолет, зачем мне этот волейбол, когда я даже не знаю турнирные расклады? А затем, что играют свои против чужих (тут как раз национальность и гражданство не важны, бывает так, что для какого-нибудь жителя Моршанска «Барселона» ближе мамы родной) — и не просто как-то там играют, а на грани победы и поражения. И как только я вижу в любом виде спорта такой расклад, я сразу встаю в боевую стойку и уже не успокаиваюсь, пока не определится исход.

Вот спортивная журналистика состоит из таких людей. Точнее, в спортивную журналистику надо идти именно таким странным людям – все остальные быстро становятся несчастными и стараются уйти. Ибо денег, как я уже сказал, у нас мало, а работы по непонятному поводу много. Но все это, поверьте, того стоит.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 185
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →