4 июля 2004 Греция выиграла чемпионат Европы
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Замок Короля Отто. Как играла Греция-2004

11 лет назад греки сенсационно выиграли Евро. Вторая серия тактических ретроспектив — о команде Отто Рехагеля.
4 июля 2015, суббота. 15:00. Футбол

Бэкграунд


Отто Рехагель был жёстким защитником и после завершения карьеры стал не менее жёстким тренером. Дисциплина, постоянная боевая готовность к грубым стыкам и умение обороняться всем составом, а не индивидуально — такими были лучшие качества всех его команд. В самом начале карьеры его уволили из «Оффенбаха» и дисквалифицировали за указания беспощадно ломать Бернда Хёльценбайна из «Франкфурта» в гессенском дерби, однако молодого тренера тот негативный опыт не остановил. Спустя шесть лет, едва возглавив «Вердер», Рехагель стал косвенным участником самой страшной травмы в истории Бундеслиги: бременский защитник Норберт Зигманн в борьбе за мяч шипами вспорол ногу Эвальда Линена до мяса — эти кадры были во всех газетах. Линен обвинил Рехагеля в том, что он заставлял игроков намеренно фолить, а Зигманн после матча лишь пожимал плечами: «Что вы от меня хотите? Я не могу играть как Франц Беккенбауэр».

В «Вердере» Король Отто проработал 14 лет, и как раз в это время в немецком футболе появился неологизм «оттократия» — тренерская диктатура во всех сферах жизни команды, поощряемая руководством. Несмотря на спартанскую дисциплину, даже намёка на недовольство игроков в прессе не было — Рехагеля уважали и боялись.

Помимо любви к абсолютной власти, у тренера была и другая отличительная черта — он умел воскрешать списанных остальными футболистов. Манфред Бургсмюллер переехал в «Вердер» в 35 лет и провёл в команде пять классных сезонов, Клаус Фихтель понадобился Рехагелю в 36 лет, Бруно Пеццай сыграл за «Вердер» три отличных сезона, перейдя в команду в 33 года… «Не бывает старых или молодых футболистов. Есть футболисты плохие и есть футболисты хорошие», — один из самых известных принципов Короля Отто.

Возможно, за умение наладить дисциплину и сработаться с возрастным составом Рехагеля и пригласили в Грецию, когда ему было 63 года. Он утверждал, что вернётся к клубной работе, но судьба распорядилась иначе — в Греции Король Отто задержался почти на 10 лет и затем успел лишь несколько месяцев поработать в утопавшей «Герте». Скорое расставание с федерацией футбола Греции не исключалось прагматиком Рехагелем: он знал, что за три года до него в сборной сменилось четыре тренера и подарком судьбы эту работу не назовёшь. Вассилис Гагацис, к тому моменту едва занявший пост президента федерации футбола Греции, рисковал и своим креслом, когда назначал высокооплачиваемого легионера без гарантий успеха. В первом же матче под руководством немецкого тренера греков растоптала Финляндия — 1:5, а во второй официальной игре знаменитый штрафной Дэвида Бекхэма на 93-й минуте сделал счёт 2:2, отправив англичан напрямую на чемпионат мира, а соотечественников Рехагеля — в стыковые матчи с Украиной. Гагацис сдержал напор местных журналистов, полных скептицизма относительно Рехагеля, и оказался прав.

Стиль


«Греция — пример того, как коллективная игра оказывается сильнее индивидуальных талантов», — сказал о сопернике перед финальным матчем чемпионата Европы главный тренер сборной Португалии Луис Фелипе Сколари. Тяжело было представить себе такое до Рехагеля. Греки всегда были как раз индивидуально и технически сильной, но разболтанной командой, в которой к тому же было много футболистов с тяжёлым характером. Рехагель первым делом объяснил необходимость соблюдения дисциплины как на поле, так и вне его, а уже затем поставил тот самый знаменитый оборонительный футбол.

За стремление играть всей командой у своей штрафной Рехагель подвергался жуткой критике в Греции. Люди хотели видеть свою сборную бегущей вперёд и традиционно анархичной, не забыли они к тому времени и об унижении в матче с Финляндией. В двух первых играх квалификации на Евро-2004 Греция дважды проиграла — Испании и Украине, не забив при этом ни разу, и появились первые сомневающиеся в целесообразности пребывания Рехагеля на посту главного тренера. Однако затем эллины прошли по группе катком, одержав в оставшихся шести матчах шесть побед и не пропустив при этом ни разу — идеалы «оттократии», ставки на дисциплину дали свои плоды. Оборонительный стиль позже перешёл по наследству другим тренерам сборной, хотя ещё 15 лет назад представить себе отстаивающую 1:0 Грецию было невозможно. Сам Рехагель в ответ на критику о скучной и архаичной игре любил повторять: «Современный стиль у того, кто побеждает».

Тактика


В 1986 году Рехагель продолжал строить «Вердер», который через полтора года выиграет Бундеслигу, а сборная ФРГ дошла до финала чемпионата мира, уступив в финале Аргентине. Тренером той версии «маншафт» был Франц Беккенбауэр, но им вполне мог бы быть и Рехагель. Стиль игры немцев в середине 80-х был недалёк от философии Короля Отто — за пару лет до поражения от Аргентины в одном из самых крутых финалов в истории ЧМ французская газета Liberation захлёбывалась от ненависти: «Немецкий футбол, это грубое животное, заслуживает того, чтобы утонуть в собственной моче».

При Беккенбауэре сборная ФРГ стала чуть цивилизованнее, но зато тактически была близка к идеалам Рехагеля. Кайзер перевёл немцев на сугубо персональную опеку и игру с либеро. Пара крайних защитников не имела права смещаться в центр, действуя на чужой половине строго по своим флангам, и даже Феликс Магат, номинально самый высоко располагающийся футболист полузащиты «маншафт», обязан был отрабатывать назад, играя персонально против одного из центральных полузащитников соперника.

Многие до сих пор уверены, что именно персональная опека стоила Западной Германии титула в том финале, но при этом люди забывают, что без неё немцы могли не дойти и до полуфинала. Беккенбауэр открыто признавал, что его команде не хватает творчества: «У меня в команде нет художников — просто надёжные футболисты, большинство из которых лишены воображения». Кайзер и сам не верил, что выход в финал на турнире в Мексике был возможен, но его лишённая воображения команда там едва не сотворила ещё одно чудо, отыгравшись с 0:2 против аргентинцев Диего Марадоны. Немцы забили два мяча со стандартов, но затем сыграл гений Марадоны: «десятка» аргентинцев шикарным пасом вывела Бурручагу на бросок и тот не промахнулся.

Истоки побед сборной Греции на чемпионате Европы стоит искать как раз на мексиканском чемпионате мира — на Рехагеля тот прорыв Беккенбауэра оказал большое влияние. Тогдашний тренер «Вердера» уяснил, что для достижения успехов со средней командой необходимо в первую очередь уметь правильно обороняться всем игрокам и реализовывать стандарты. С момента золотого гола Бурручаги до начала чемпионата Европы прошло 20 лет, и тактика Рехагеля выглядела устаревшей, почти античной. Тем не менее, как оказалось, именно к такому футболу мир был тогда не готов.

Когда мы говорим о середине нулевых, то ведём речь об эпохе перелома в футбольной стратегии, постепенному отказу от чистых плеймейкеров в пользу работоспособных футболистов, готовых отработать как в чужой штрафной, так и в своей. Футбол в это время становится прагматичнее, что и подтверждает финал Лиги чемпионов — 2003 «Ювентус» — «Милан», по ходу которого засыпали даже самые стойкие футболоманы. Чемпионат Европы попал на стыковой период — «десятки» начали выходить из моды, а классных всесторонне развитых полузащитников было ещё немного. Идеальный пример — сборная Франции, с которой греки играли в четвертьфинале: в центре полузащиты при 4-4-2 у Жака Сантини играли Оливье Дакур и Клод Макелеле, которых с трудом можно назвать созидателями, а Зинедин Зидан из-за своего неважного физического состояния был отправлен ближе к флангу. В итоге при позиционных атаках соперника команда Рехагеля, использовавшая персональную опеку, получала преимущество: между полузащитой и обороной возникала зона, которую противники вообще не использовали, загоняя свои атаки на фланги.
У сборной Германии образца ЧМ-1986 греки позаимствовали и чёткое разделение футболистов по обязанностям. Три игрока — Михалис Капсис, Юркас Сейтаридис и Панайотис Фиссас — действовали строго по определённому сопернику: Капсис в итоге за турнир успел зачехлить Паулету, Трезеге и Коллера (ниже которого грек был на 20 сантиметров), Сейтаридис — Фигу, Анри и Бароша, а Фиссас — Роналду, Зидана и Поборски. Один из полузащитников смешивал зонно-персональную опеку, постоянно оказываясь против футболиста, получавшего мяч в центре и следовавшего за ним в любом направлении — обычно это был Ангелос Басинас, но в матче с чехами в этой роли выступил Константинос Кацуранис. Даже среди крайних защитников существовало чёткое разделение: Сейтаридису было позволено двигаться вперёд только в том случае, если его опекаемый отошёл на свою половину поля, а Фиссасу предоставлялась свобода передвижения — в этом случае его страховал Кацуранис или Карагунис.

Помощь Фиссасу от одного из центральных полузащитников была единственным элементом чистой страховки (за исключением, конечно, работы Траяноса Делласа, который выступал в роли либеро). В остальных случаях от греков требовалось проследовать за своим футболистом, а не пытаться закрыть зону. Даже в случае быстрой атаки с проникновением соперника в штрафную по флангу крайний защитник должен был следовать за своим футболистом — если он оказывался в центре штрафной, то и защитник должен был быть там же, как в примере с Сейтаридисом на фото ниже. Отработанная версия защиты позволяла эллинам выстроить щит в своей штрафной, через который пройти было очень проблематично.
Нежелание идти в отбор в быстрой атаке — вариация на ту же тему. Команда Рехагеля стала лучше на турнире по количеству отборов, но как только футболист сборной Греции видел, что соперник может выйти на свободное пространство, если будет предпринята неудачная попытка пойти в стык, он оставался на ногах и старался замедлить атаку, пока все партнёры не вернутся на свои места. Обычно этим занимались Басинас и Кацуранис, реже — Харистеас и Яннакопулос. Противоположная составляющая этой персональной опеки — предоставление футболисту с мячом свободной зоны в тот момент, когда все нападающие разобраны. Чаще всего полузащитник терял мяч или отдавал его в борьбу, что приводило к тем же последствиям. Разрезающих передач в стиле Марадоны и движения нападающих соперникам греков не хватало — оттого у них были большие проблемы. Темп игры во всех матчах, за исключением финала, когда эллинам было действительно тяжело, диктовали они.
Вариантов у соперника оставалось немного — мяч раз за разом загонялся на фланги. В современных условиях, когда подбор решает всё, грекам, вероятно, пришлось бы тяжело: в четвертьфинале и полуфинале они взяли всего 5 подборов после навесов у своих и чужих ворот из 29. Тогда же их это не волновало — перед футболистом, получившим подбор, моментально вырастал опекун.

При этом нельзя говорить, что греки не дорожили мячом — это примерно такой же предрассудок, как и считать, что сборная ФРГ — 1986 играла строго от обороны. Из пяти подборов в матчах с Францией и Чехией три были взяты после штрафных у чужих ворот, и два закончились ударами по воротам соперников, то есть к важным для себя элементам игры Греция относилась ответственно. То же самое касалось выхода из-под прессинга. У Беккенбауэра Рехагель перенял идею о двух касаниях на своей половине поля: даже когда соперник не прессинговал, защитникам давалось одно касание на обработку мяча и одно — на пас, остальное считалось задержкой игры. Когда же соперник шёл в прессинг, грекам не позволялось бездумно выбивать мяч вперёд: за счёт идеально выстроенной структуры команда образовывала треугольники, благодаря которым выходила из-под давления короткими передачами.
Многим казалось, что Греция играет чрезвычайно просто, слишком часто закидывает мяч на центрального нападающего длинными пасами. Однако с одной стороны это — прямое воплощение безошибочного футбола Элленио Эрреры: отдай вертикальную передачу и, даже если она будет неточной, соперник не получит возможности резко атаковать твои ворота. С другой — это не были неподготовленные выносы: Ангелос Харистеас всякий раз тенью следовал за центральным нападающим, подбирая всё, что отскочет из его борьбы с центральным защитником. И благодаря этому, а не только победным голам, Харистеас стал звездой того чемпионата Европы

Резюме


Конечно, добиться успеха с тем футболом, который показывала в Португалии сборная Греции, сегодня было бы сложно. Строго персональная опека практически ушла в небытие по двум причинам. Во-первых, в футболе сегодня по пальцам одной руки можно пересчитать настоящих финишеров, которых следовало бы караулить, — время сделало нападающих универсалами. В этом плане забавно, что защитники-персональщики и форварды-финишеры устранили друг друга — после того как модернизировались одни, отпала надобность в других. Во-вторых, решать проблему «бетона» у соперников стало легче благодаря возросшей роли крайних защитников. Даже на Евро-2004 было заметно, как стратегия греков обрастает знаками вопроса ровно в тот момент, когда к атаке подключается фланговый защитник: в полуфинале Марек Янкуловски имел три шанса забить, а активность Биксана Лизаразю и Вильяма Галласа в четвертьфинале подарила французам четыре хороших момента. Ныне же роль крайних защитников возрастает с каждым днём: если в сезоне-2013/14 в чемпионате Англии всего 4 «крайка» отдали 4+ голевых передач, то в сезоне-2014/15 их было уже 11.

И всё же пример Греции-2004 показателен. Он продемонстрировал две вещи: на краткосрочном турнире любая неожиданная стратегия может оказаться победной, а значит, вся футбольная тактика — выход и возвращение в моду одних и тех же принципов. Повесивший на своих воротах замок Король Отто показал, что полностью история забывается за 20 лет.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 76
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →