Томаш Губочан
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Михаил Тяпков

Губочан: сборную России колхозом называть не буду

Защитник Томаш Губочан рассказал о зенитовском прошлом, динамовском настоящем и сенсационных успехах сборной Словакии.
8 июля 2015, среда. 13:00. Футбол

Проведя в «Зените» шесть с половиной ярких лет и выиграв всё, что можно, Томаш Губочан оказался не востребован Андре Виллаш-Боашем и буквально «на флажке» прошлой летней трансферной кампании перешёл в «Динамо». За этот год он уже многое пережил с новой командой. А его сборная Словакии выиграла 6 матчей из 6, опережает испанцев и показывает лучший результат отборочного цикла Евро-2016. В общем, тем для беседы накопилось достаточно. Томаш – прекрасный рассказчик и интересный собеседник, в чём я не раз убеждался. Однако тот ещё скромник, и разговоры именно «под диктофон», в формате интервью, не особенно любит, поэтому и даёт их крайне редко. Но для «Чемпионата» сделал исключение.

«Не дождался от Виллаш-Боаша шанса и ответа почему»

— Сам ваш переход в «Динамо» под занавес прошлогоднего трансферного окна стал весьма неожиданным — всё-таки столько лет в «Зените» провели.
— Да, сколько-то лет прошло в «Зените» с моим участием. Всё произошло очень быстро и неожиданно и для меня самого. Я был на сборах с «Зенитом», готовился к сезону, а по окончании подготовительного периода Андре Виллаш-Боаш сказал мне, что я ему не нужен и должен искать себе новую команду. Когда «Зенит» играл ответный матч со «Стандардом» в Лиге чемпионов, мне позвонили руководители клуба и сообщили, что есть вариант с «Динамо». А дальше всё было быстро — уже через три дня после того звонка я был представлен в качестве новичка своего нового клуба.

— Вы ощущали, что тучи над вами сгущаются после прихода Виллаш-Боаша в «Зенит», что он не видит в вас игрока основы?
— Тучи замечал, конечно, ведь при нём я вообще не играл, даже в запас не всегда попадал. Но я был готов ждать своего шанса и доказывать, усердно тренировался на сборах. На тот момент у нас не было большой группы игроков, участвовавших в чемпионате мира, и я не чувствовал, что наступили мои последние недели в «Зените». Окно уже было открыто, но Виллаш-Боаш не говорил мне, что я выставлен на трансфер. А вот когда «сборники» вернулись…

— У вас есть объяснение, почему португальский тренер проводит осознанную политику расставания со всей старой гвардией клуба?
— Такое случается в футболе. Наверное, у него другое видение, тактические предпочтения. Лично я так и не дождался от Виллаш-Боаша ответа на главный вопрос — почему. И до сих пор у меня нет этого понимания, почему я даже не получил шанса.

Хотел бы попрощаться с болельщиками «Зенита», возможно, сделаю это после игры первого тура.

— Почти семь лет в «Зените» — наверняка вы успели обзавестись множеством друзей в команде.
— Да, мы созваниваемся, продолжаем общаться, и я с интересом слежу за происходящим в клубе. Но сейчас я игрок «Динамо».

— Аршавин и Кержаков в число тех, с кем поддерживаете отношения, входят?
— Нет. Конечно, я удивился тому, что они оказались тоже не нужны тренеру, ведь они легенды клуба. Но не хочу в этой теме копаться.

— Хотелось бы попрощаться с болельщиками «Зенита» как следует? Как были проводы Ширла, например.
— За 6,5 лет, что я провёл в клубе, у меня остались исключительно положительные воспоминания о болельщиках, они меня поддерживали, и, конечно, я хотел бы попрощаться, сказать спасибо. Но такой возможности не оказалось.

— Игра первого тура на «Петровском» — как раз такой шанс.
— Это будет моя первая игра против «Зенита» на «Петровском». Думаю, это будут особенные чувства. Не знаю, как получится, не хочу загадывать, но я бы хотел с болельщиками попрощаться. Хотя уже год прошёл, но надеюсь, меня ещё помнят.

«Нас лишили награды за прошлый сезон»

— Переход в «Динамо» состоялся за три дня, как вы сказали. Легко было принять такое решение? Всё-таки, в отличие от «Зенита», команда не может похвастать трофеями и титулами уже много лет.
— «Динамо» показалось мне очень хорошим вариантом — большой клуб с великой историей, да, не становился чемпионом в российском периоде, но за первое место борется частенько. Вот и в прошлом сезоне мы долго шли вровень с «Зенитом», провели отличную кампанию в Лиге Европы. Так что мне не пришлось сожалеть о сделанном выборе. Я снова играл в футбол, снова наслаждался игрой.

— Ситуация неопределённости вокруг клуба сейчас не тревожит?
— Я стараюсь не обращать внимания на происходящие перемены в руководстве, хотя понятно, что меня это тоже касается. Но моё дело играть в футбол, а не разбираться в перипетиях тех или иных назначений.

— Но хотелось бы, например, чтобы кто-то из боссов клуба провёл встречу с футболистами и рассказал, какие всё-таки будут планы у «Динамо», какие задачи, какие возможности?
— В прошлом сезоне это не было проблемой — приходил президент, встречался с нами, отвечал на вопросы. Так что пока у меня нет оснований для тревоги. Уверен, что «Динамо» так или иначе хочет расти и двигаться вперёд.

— Как и где вы узнали о решении УЕФА исключить «Динамо» на сезон из еврокубков?
— Я был в отпуске и старался не читать никаких новостей о футболе. Так что об этом решении мне рассказал друг, прочитавший о нём в Интернете. Конечно, я был недоволен, но надо принять его таким, какое оно есть. Изменить уже ничего нельзя в любом случае.

Все огорчены решением УЕФА – по сути, нас лишили награды за прошлый сезон.

— С позиции игрока как вам сама система финансового фэйр-плей? Согласны, что она бьёт именно по восточноевропейским клубам, в том числе, наверное, словацким, поскольку здесь нет таких возможностей привлечения средств болельщиков, от ТВ-трансляций, маркетинга, как у западноевропейских команд?
— Я согласен, но система уже принята, она действует, значит, надо подстраиваться. Я читал, что её должны немного смягчить. Я надеюсь, это поможет российским и не только клубам.

— Есть как у футболиста ощущение несправедливости — вы завоевали путёвку в Лигу Европы в честной борьбе на поле, но вас её лишили?
— Это огорчает. А если бы мы вышли в Лигу чемпионов? Был бы совсем кошмар. Страшно подумать, что тебя могут лишить возможности сыграть с другими европейскими командами. Но правила есть правила, их надо уважать. Рассчитываю, что по итогам следующего сезона мы снова будем в еврокубках, причём уже в Лиге чемпионов.

— Если бы «Динамо» не вышло в еврокубки по итогам прошлого чемпионата, наказание бы висело над командой ещё четыре года. Можете себе представить такое — играть в чемпионате, зная, что в еврокубки ты не попадёшь, какое место ни займи?
— Это ужасно — знать, что ещё два года не будешь играть в еврокубках. Это сказывается на мотивации. Но этого не произошло, так что не хочется даже задумываться о таком сценарии. Просто надеюсь, что больше с нами такого не случится.

— Внутри коллектива как-то обсуждали эту тему?
— Я приехал из отпуска позже, потому что играл за сборную. Все огорчены, ведь нас, по сути, лишили награды за прошлый сезон. К тому же мы здорово провели прошлую Лигу Европы — это были потрясающие эмоции, которые хотелось повторить.

«В „Динамо“ забил первый гол за семь лет в России»

— С чем связан не самый удачный весенний отрезок команды? «Динамо» могло бороться как минимум за второе место, а в итоге не без труда стало четвёртым.
— Мы потеряли много очков, которые объективно должны были брать. Просто была какая-то потеря концентрации, и потом это вносило уже определённое беспокойство в наши головы — тут недобрали, тут недобрали, и уже есть напряжение. Весенние результаты хорошими не назову, но само по себе четвёртое место в лиге с такой сильной конкуренцией — результат далеко не плохой.

— Имел место эмоциональный спад после вылета из Лиги Европы?
— Слышал такую версию. Но не уверен, что это так, разве что на какой-то процент это сыграло роль, но это точно не было ключевым аспектом наших результатов.

— У вас лично весенний отрезок получился как раз продуктивным — стали незаменимым в обороне, не раз признавались болельщиками лучшим. Дело было в завершившейся адаптации?
— Нет, с адаптацией сразу не было проблем — ребята меня хорошо приняли. Возможно, дело было в том, что я не проходил с «Динамо» предсезонку и долго не играл в официальных матчах к моменту перехода — со времён игр с «Зенит» с дортмундской «Боруссией». Потребовалось время, но к концу осени я уже стал чаще играть, наладились связи с Самба и Дугласом.

— Играть в паре с такими мощными и высокими игроками — это удобно? По сути, вы дополняете друг друга.
— Они никогда не уступают в борьбе, очень надёжные. Они выигрывают 99% борьбы — это большой плюс для нас. А что касается дополнять друг друга… Всё зависит от соперника — какие у него игроки в атаке, к чему мы готовимся тактически. Это и определяет, кому играть в обороне в той или иной встрече.

— Какой матч за «Динамо» удался вам особенно? Помимо того, в котором вы забили.
— Помимо? Я хотел именно его назвать (смеётся). Я забил свой первый гол за семь лет в России, он оказался победным. Так что однозначно выбираю именно эту игру.

«Это не сказка, это только её начало»

— Вы один из соавторов того, что называют словацким чудом — 6 побед в 6 матчах, первое место в группе, оставленные позади испанцы. Что происходит?
— Чё происходит?! (Томаш произносит именно так и сам смеётся. — Прим. ред.). Наверное, можно назвать это сказкой. Но, надеюсь, только началом сказки. Не помню, было ли когда-то такое в истории — шестьпобед подряд на старте. Наверное, это связано с приходом нового тренера — команда стала увереннее, игроки стали больше доверять друг друга, сформировалась очень хорошая атмосфера. Всё это дополняет одно другое, и получается машина, которая работает на 100 процентов.

— Есть определённый «пунктик» — выиграть все 10 матчей квалификации и установить небьющийся рекорд?
— Рекорд — это прекрасно, но я бы и без него поиграл на чемпионате Европы с удовольствием. Сейчас мы сосредоточены на решении такой задачи, как прямое попадание в финальную стадию.

Происходящее со Словакией – сказка, точнее, надеюсь, начало сказки.

— Готовы продолжить творить сенсации на Евро во Франции? Грозите Вальбуэна фурором?
— Пока мы довольно далеко от этого. Нам нужно сконцентрироваться на оставшихся четырёх встречах. Нам предстоит выезд в Овьедо к испанцам, потом дома принимает Украину, где тоже много сильных игроков, финалисты Лиги Европы в составе «Днепра».

— В своё время Роман Широков назвал сборную Словакии колхозом. Часто вспоминаете эту фразу, особенно в свете «успехов» России?
— Рома тогда очень откровенно сказал, что думает о нас (улыбается). Мы ещё тогда с ним поговорили на эту тему.

— Вообще сразу поняли, что за колхоз такой?
— Сразу-сразу, всё понятно было (смеётся). Некоторые ребята обиделись, конечно, поскольку не знают Широкова. Но я не придал большого значения этому «комплименту», зато потом часто шутил с ним на эту тему.

— А сейчас?
— Сейчас мы с ним не общаемся. Сборную России точно колхозом называть не буду, я же не Роман, чтобы говорить столь яркие вещи. Да и не считаю так в действительности. Да, ваша сборная усложнила себе положение, но пока всё ещё в её руках. Если брать конкретно последний матч с Австрией, то были объективные проблемы в обороне. Ну и австрийцев я не считаю слабой командой. Не добились удовлетворительного результата, но жизнь не заканчивается.

— На Евро-2016 против кого хочется сыграть — Франции Вальбуэна или России Кокорина, Жиркова и других одноклубников? Или, может, Венгрии Джуджака?
— Мы пока не на Евро, как я уже сказал. Конечно, против одноклубников интересно играть — ты же видишь их по тренировкам, знаешь их секреты. Но знать ещё не значит выйти и сыграть. Буду ли я играть в стартовом составе сборной через год? Я не загадываю.

— Немало словацких футболистов играет в сильных европейских клубах — Гамшик, тот же Шкртел, перешедший из «Зенита» в «Ливерпуль». У вас когда-нибудь были предложения от европейских клубов выше среднего?
— Нет, выше среднего не было. Когда играл в «Зените», были предложения из Европы, но не от топ-клубов.

— Не жалеете, что в своё время не уехали в какую-нибудь европейскую лигу?
— Нет, почему я должен жалеть? Я привык к чемпионату России, моей семье нравится в вашей стране. Как говорится в вашей пословице, от добра добра не ищут.

«До ЧМ в России ещё целая вечность»

— Чего-то не хватает в России?
— Родителей и брата. Они привыкли к Словакии, у них там работа, друзья, поэтому не готовы переехать в Россию. Брат сейчас начинает в футбол играть на серьёзном уровне, надеюсь, у него получится хорошая карьера.

— А сами могли бы представить себя живущим в России по окончании карьеры?
— Я пока не могу представить себя завершающим карьеру (смеётся). Надеюсь ещё долго играть. А там видно будет.

— Тяжело было привыкнуть к Москве после Петербурга? Всё-таки очень разные города — по духу, по темпу.
— Я не так много времени провожу в самой Москве — живу в Химках, близко к нашей базе в Новогорске. Всё необходимое есть рядом с домом. К тому же в прошлом году у нас родились дети, которым посвящаю всё свободное время, которое в Питере мы могли тратить на прогулки. Бываем, конечно, на Красной площади, водили малышей в зоопарк. Надо сказать, что к масштабам Москвы тяжело было бы привыкнуть, если бы я приехал сюда сразу из Словакии. А так у меня уже был опыт Петербурга — это тоже большой город.

— Любимые места в городе на Неве есть?
— Их множество, нет даже смысла перечислять. Мне, моим близким и друзьям очень нравилось там, с удовольствием бродили по центру, причём в разное время года. Когда будет возможность — снова с радостью прогуляюсь по Питеру.

— В 2018 году будет возможность организовать экскурсию для партнёров по сборной.
— Ох, я даже на Евро-2016 пока не хочу заглядывать, а до чемпионата мира ещё целая вечность.

— Следите за перипетиями коррупционного скандала вокруг Блаттера и руководства ФИФА? Верите, что у России могут отнять мундиаль?
— Не уверен, что это реально. Пока не слышал, чтобы для этого были основания. К тому же много уже сделано для подготовки к турниру, строятся стадионы. Зачем лишать людей праздника?

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 56
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →