Мирослав Ромащенко
Фото: «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Ромащенко: спасибо ребятам из «Динамо» — мы были командой!

Мирослав Ромащенко – о работе со Станиславом Черчесовым, сезоне, проведённом в «Динамо», и расставании с бело-голубыми.
30 июля 2015, четверг. 10:00. Футбол
Уход из «Динамо» всего тренерского штаба под руководством Станислава Черчесова стал одной из главных неожиданностей футбольного межсезонья в РФПЛ. Чтобы узнать мнение изнутри обо всей этой истории, мы пригласили в редакцию одного из помощников экс-главного тренера – Мирослава Ромащенко. Заодно и освежив в памяти и кое-какие детали игровой карьеры этого яркого в прошлом полузащитника.

«Динамо» было оборонительной командой – мы сделали её атакующей»


— Мирослав, так вышло, что вы сейчас находитесь в творческом отпуске – тренерам такие передышки периодически необходимы или, наоборот, вредны?
— С одной стороны, не хотелось бы, чтобы они были. С другой, когда все последние годы постоянно находишься в работе, небольшой перерыв – это, наверное, нормально. Во всяком случае, пока это ощущается именно так.

— Загадочная история расставания с «Динамо» — у вас же есть своё объяснение произошедшего?
— Всё упирается в то, что уже не раз было озвучено. Имею в виду новый вектор развития клуба и соответственно новый путь. Поэтому случилось то, что случилось. Естественно, при подготовке к сезону мы ни о чём таком не думали, а всецело было погружены в тренировочный процесс: нужно было изменить и внедрить кое-какие моменты, связанные с анализом прошедшего сезона. Было много обсуждений в тренерском штабе, работы – и мы никак не могли предположить, что закончится всё так, как закончилось.

— В какой момент появилась ясность, что всё идёт к расставанию?
— Все мы люди футбольные, поэтому когда назначили нового спортивного директора, стало понятно, к чему всё это приведёт.

— Но согласитесь – по предыдущему сезону до сих пор есть вопросы. Вы ведь вряд ли сами удовлетворены четвёртым местом, учитывая, что на каком-то этапе боролись за первое?
— Мне всё-таки кажется, что ажиотаж и интерес вокруг «Динамо» были слишком завышенными. Тут я бы хотел отмотать немного назад и кое-что вспомнить. Когда мы пришли в команду, она играла в совершенно другой футбол, оборонительный. Несмотря на катастрофический дефицит времени, нам удалось за короткий срок сместить акценты в сторону атаки. Не случайно этим были довольны болельщики, и это нравилось самим футболистам. Да, порой возникали проблемы в обороне, но это нормально с учётом смены построений и внедрения новой философии игры.

Но я не буду отрицать – безусловно, было желание выступить лучше. Хотя осенью мы выполнили первую задачу-минимум – попали в основной этап Лиги Европы. И более того, удачно сыграли там, хотя изначально никто не ждал от нас такого результата. Задачей-минимум в чемпионате перед нами было третье место, но в стратегическом плане главным было попасть в зону Лиги Европы. И мы это сделали. А причины,
Когда назначили нового спортивного директора «Динамо», стало понятно, к чему всё это приведёт.
помешавшие финишировать выше четвёртого места, есть. И о них уже все знают.

— Расскажите.
— Посмотрите на нашу скамейку запасных в последней игре чемпионата с «Краснодаром» и сравните её со скамейкой, которая была в первом матче сезона. Станет понятно, кем мы начинали год и кем заканчивали. Это одна из причин. Вторая – зимой главный тренер передал руководству бумагу с чётким списком, в котором было прописано: что нужно сделать, а именно какие позиции усилить, чтобы успешно выступить весной. Теперь мы понимаем, почему никто из этого списка не был приобретён. Осенний отрезок, чего скрывать, мы безболезненно прошли во многом благодаря ротации. В весну же футболисты вкатились на старом эмоциональном заряде, который чуть ли не полностью опустошился после вылета из Лиги Европы. Хотя это можно было бы пережить, если бы в первое время после этого груз взяли на себя те, кто был меньше остальных задействован в еврокубках. Словом, мы опять возвращаемся к ротации, которая помогла бы эмоционально перезагрузиться после поражения от «Наполи» и быстрее вернуться в колею.

«Мы были заинтересованы в Нобоа и Юсупове»


— Массовый уход футболистов – ещё одна причина? Начиная с Нобоа и заканчивая…
— По Нобоа могу сразу сказать: он совершенно точно входил в список игроков, которые были нам нужны в «Динамо».

Заинтересованы мы были и в продолжении сотрудничества с Юсуповым. Это главный тренер дал понять руководству ещё в конце прошлого года. Артур устраивал нас абсолютно по всем параметрам. Не случайно именно в последний год он стал основным игроком в «Динамо».

Увы, ситуация сложилась так, что весной его голова была больше забита мыслями о переходе в другую команду. И мы никак на это повлиять не могли.

— А Гранат?
— По нему, наверное, лучше обратиться к главному тренеру или спортивному директору. Помощники в такие детали, как правило, не посвящаются.

— Что скажете по поводу истории с Денисовым?
— Всё уже озвучено и написано, и повторяться мне бы не хотелось. Да, это был основной игрок команды, которому главный тренер доверял и всецело поддерживал. Но когда было проявлено явное неуважение со стороны футболиста к наставнику, то другого решения быть и не могло.

— Весной болельщики постоянно задавались вопросом: «Почему играет Ротенберг?»
— Причина проста – на тот момент Козлов находился в таком эмоциональном состоянии, которое не позволяло ему участвовать в матчах. Не случайно он тогда просил главного тренера, чтобы он отпустил его в другой клуб. Футболист он очень хороший, но чувствовал себя не в своей тарелке. И это сказывалось на его игре.

Отсюда и появление Бориса. Своей работой и своим характером он доказал обоснованность претензий на место в основном составе. И не случайно после этого Роттенберг получил вызов в сборную Финляндии. При этом в атакующих действиях было над чем работать, и на эту тему с ним постоянно шёл диалог и на футбольном поле, и на теоретических занятиях.

— А с Вальбуэна что произошло? Чем был вызван его спад?
— С Матьё немного другая история. В «Динамо» он влился сразу, без подготовки, прыгнув из одного чемпионата в другой. В итоге за счёт эмоций, вызванных новыми задачами, коллективом и целями, сезон он начал действительно ярко. В физическом плане из колеи Вальбуэна выбил аппендицит. В эмоциональном – вылет из Лиги Европы. Как и все остальные, Матьё жил этим турнирном и хотел пройти как можно дальше. Всё, что нужно было игроку на тот момент, – небольшая пауза для перезагрузки. Подтверждением тому стало межсезонье. Вернувшись из отпуска свежим, отдохнувшим и с огнём в глазах, во время межсезонья он отработал по полной программе, дав понять лично мне: в новом сезоне он будет тем, кем был в начале прошлого года, когда только перешёл в «Динамо». Та же история – с Кокориным. Отодвинув на задний план общественное давление, которое обрушилось на Сашу весной и передохнув, он вернулся с новыми силами и межсезонье провёл великолепно. Кстати, они с Вальбуэна часто держатся вместе – взаимодействуя на поле,
Мы были заинтересованы в продолжении сотрудничества с Юсуповым. Это главный тренер дал понять руководству ещё в конце прошлого года.
так как один играет впереди, а другой – под ним, их общение перетекло в дружеские отношения.

— Вам не кажется, что моментами Вальбуэна заигрывался и передерживал мяч?
— Это правда, и во время теории Матьё не раз указывали на это. Это было при всей команде. Но в то же время нельзя не отметить – порой за счёт того, что он собирал вокруг себя двух-трёх соперников, рождался голевой момент, который сам Вальбуэна и организовывал. Подытоживая, скажу однозначно: француз гораздо больше сосредоточен на командной игре, нежели на индивидуальных действиях.

— Тренерский коллектив у вас уже спаянный, но тем не менее – с Черчесовым работается легко или не очень?
— Мы знаем друг друга уже достаточно давно. И его профессиональное отношение уже передалось не только нам, помощникам, но и передаётся футболистам. С ним ты всегда погружён в рабочий процесс. Мы постоянно на связи: обсуждаем подготовку к тренировкам, анализируем соперников, говорим о тактике. А просто с ним или сложно… С ним ты чувствуешь себя на одной профессиональной волне, отчего работается с Черчесовым легко. Это тренер, который умеет слушать: такого, что раз он что-то сказал, значит будет только так и никак иначе, нет. Он всегда открыт для диалога: у нас бывают и дискуссии, и споры. С профессионалами легко работать.

— Любой период чему-то учит. Какие выводы вы извлекли из работы в «Динамо»?
— Главный вывод заключается в том, что до прихода в «Динамо» никто из нас не мог представить, что ситуация с контрактами может настолько сильно повлиять и перевернуть всё внутри команды. После этого хорошо заметно: физически футболисты вроде бы находятся на поле, но голова у них занята совершенно иными вещами. Только сейчас понимаешь, что нужно было сделать в той ситуации, как поступить. Но теперь опыт есть.

«Жирков провёл свой лучший сезон в «Динамо»


— Место в сборной России вакантно. У вас какое мнение на этот счёт, учитывая, что есть свободный кандидат?
— Достойных кандидатов у нас много, и Черчесов в их числе. Но мы с ним эту тему никогда не затрагивали. Он вообще неохотно вступает в дискуссию о том, что на данный момент не имеет чётких и ясных оснований.

— Виталий Мутко на днях отправил Хомуху в тренерский штаб сборной. Правда, что он когда-то был на стажировке у Черчесова?
— Да, в концовке прошлого сезона Хомуха приходил на стажировку и перед каждой тренировкой они с Черчесовым о чём-то беседовали. Поэтому, да – они знакомы, и если в РФС решили выстроить такую вертикаль, сделав ставку на преемственность, проблем точно не будет – имею в виду ситуацию, при которой главным тренером будет Станислав Саламович. Черчесов вообще лёгок на общение с тренерами, которые работают на результат. А Хомуха как раз такой!

— На ваш взгляд, тренировать сборную должен российский специалист? Или нет разницы?
— Только российский. Потому что у нас своя ментальность, психология… Язык, в конце концов – это ведь очень важно, когда тренер разговаривает с футболистами самостоятельно, а не через переводчика. А уж в профессионализме ни одного из кандидатов, которых прочат на место наставника сборной, я совершенно не сомневаюсь.

— У вас уже был опыт самостоятельной работы. В последнее время не было мыслей снова попробовать себя в этой роли? Или пока всё устраивает?
— Откровенно говоря, мыслей на этот счёт не было, так как есть желание добиться результата с тренерским штабом, членом которого я являюсь. Так что на данный момент все идеи направлены только в эту сторону. А что будет дальше, через несколько лет – увидим.

— Евгений Макеев как-то обмолвился: «Таких тяжёлых сборов не было со времён Ромащенко». В «Динамо» никто не жаловался?
— Жалоб не было. По той простой причине, что многих мы реально приводили в чувство, и они это понимали. Важно понимать: весь процесс подготовки к сезону выстраивается тренером по физподготовке, тут все серьёзно просчитывается. И больше положенного, равно как и меньше, футболисты не могут получить. Посмотрите на Самба – в последний год он стал твёрдым игроком стартового состава. И вспомните, каким он был до нас. Сидел на скамейке и не играл. Но прошёл сборы – и вернулся в своё прежнее состояние, став тем Самба, которого все знали ещё до приезда в Россию. Аналогичная история с Жирковым, Кураньи, Джуджаком, Ионовым. У каждого были лучшие показатели за всё время пребывания в «Динамо». Жирков вообще провёл свой лучший год за «Динамо».

Все они хорошенько потрудились и провели отличный и результативный для себя сезон. А что касается нагрузок, то большинство упражнений у нас было с мячом. А для футболистов это всегда приятно: если в ногах мяч, нагрузок они не замечают.

— До последнего момента не было понятно, уйдёт ли Кураньи…
— Как и в истории с Нобоа, Черчесов очень хотел оставить Кураньи и лично об этом с ним говорил. Лично, на немецком языке. Но опять же – финансовый фэйр-плей, новый вектор с максимальной заработной платой в два миллиона евро. Уж не знаю, по этой ли причине Кевин не пошёл на это… Может, семейные обстоятельства сыграли.

— Весной произошла неприятная история с Габуловым, который остался недоволен невызовом в сборную и оставил резкую запись в соцсетях. Со стороны эта обида была заметна?
— Нет, по крайней мере у меня не сложилось таких впечатлений. Видя, как Володя работает, могу с уверенностью сказать, что Габулов, во-первых, профессионал с большой буквы, во-вторых, достоин вызова в сборную. Повторюсь, со стороны то, о чём вы говорите, заметно не было. А в голову к каждому не залезешь, поэтому сказать, что творилось у него внутри, не могу. При этом я отметил бы тренера вратарей Гинтараса Стауче, который многое дал как Габулову, так и Шунину.

— В недавнем интервью Денис Бояринцев сказал, что читал много интервью наших футболистов, поигравших за рубежом. Они говорят, что там нужно быть на голову выше, чем местные, пахать в три раза больше, чтобы получить место в составе. У нас же, по словам Бояринцева, в некоторых клубах иностранец ходит с грелкой, а за 2-3 дня до игры у него всё проходит, и он получает место в составе, хотя есть достойные ребята, которые всю неделю выкладывались на тренировках. Среди тренеров, наиболее требовательных к легионерам, сразу приходит на ум фамилия Черчесова. В «Динамо» у него тоже был особенный спрос с легионеров?
— Всё было абсолютно одинаково как для россиян, так и для иностранцев. У него и не может быть по-другому. Это все видели.–У главного тренера были ровные, хорошие отношения со всеми игроками. Он никогда не разделял иностранцев и русских.

«Курить начал после беседы с Романцевым»


— Вы как-то сказали, что самым неприятным моментом в вашей игровой карьере стало поражение от «Интера». Это было в «Спартаке». В «Динамо» что-то похожее осталось в памяти?
— Поражение от «Наполи», сто процентов. Причём речь даже не о самом результате, а о вещах, которые к нему подтолкнули. Первое – это, конечно, то, о чём мы просили руководство зимой, чтобы удачно выступить во второй части сезона. Имею в виду усиление позиций, о которых как раз шла речь. В итоге то, чего все боялись, произошло. Новички приобретены не были, а перед матчем в Неаполе Денисов неожиданно пожаловался на боль, которая не позволила ему выйти на поле. Именно тогда в составе впервые появился Зобнин. Ну а после вылета из Лиги Европы, как я уже говорил, случился эмоциональный выплеск.
Посмотрите на Самба – в последний год он стал твёрдым игроком стартового состава. И вспомните, каким он был до нас.
В этот момент и нужна была «скамейка», которая помогла бы ребятам быстрее переварить это поражение и включиться заново в работу.

— После матча с «Интером» писали, чуть ли не до драки дошло. В «Динамо» такое случалось?
— С «Интером» ведь как было: там судья назначил штрафной, которого, по большому счёту, не было. Плюс в моменте с голом правила нарушил и Семионе, и тот, кого держал Парфёнов. Естественно, эмоции тогда зашкаливали – мы находились в двух минутах от победы, но сыграли вничью, которая означала поражение. Очень обидно! А драка… Мы уже по дороге в раздевалку высказывали претензии друг другу, но это нормальная история. Команда – это единое целое. А проявление таких эмоций означает, что футболистам не всё равно. В «Динамо» такие моменты тоже случались. В перерыве и Самба мог кому-то «напихать», и Бюттнер, и Кураньи на правах капитана, и Габулов. Но опять же – это делалось для того, чтобы взбодрить отдельных игроков, вернуть их в чувства: «Эй! Давай, соберись!».

— Вы как-то признались, что начали курить после беседы с Романцевым
— Это правда. Дело было в Тарасовке. Я заглянул в кабинет Олега Ивановича, чтобы сообщить, что больше не могу бороться с бесчисленными операциями, восстановлениями. Мне ничего не помогало, никакие операции. Как бы я ни старался, у меня не было шансов… Сказал, и после этого меня буквально начало трясти от всего этого. Пошёл на станцию, купил пачку сигарет – с того момента курю…

— Есть ощущение, что раньше футболисты курили больше, чем сейчас.
— Мне тоже так кажется. Знаю массу примеров. Тот же Олег Веретенников недавно рассказывал, что у него в туалете всегда лежали сигареты и зажигалка. Покойный Илья Цымбаларь обычно курил в перерыве…

А сейчас – да, футболисты стали другими. Честно говоря, вообще не припомню, когда кого-то замечал дымящим. Хотя в Европе видел много курящих футболистов: после игр стояли у автобуса и спокойно курили. А когда тренировал дубль «Спартака», летали на турнир и во время пересадки встретили сборную Италии: они стояли все вместе, а трое в сторонке курили. Причём двое – сигареты, а один – сигару.

— В Европе и алкоголь в разумных количествах допустим.
— Да, у них это в порядке вещей. Когда находился в Леверкузене, восстанавливался после травмы, неделю жил с командой, работал с ними и удивлялся: приходишь на обед – на столе стоит пиво. Ужин – опять пиво. Естественно, должны быть какие-то рамки. Тем более что уж лучше бутылку пива выпить, чем какую-нибудь колу.

— Семья у вас спортивная. Чем дети занимаются?
— Сын сейчас находится в «Амкаре», до этого выступал в дубле московского «Торпедо». Играет центрального защитника. Надеюсь, у него всё получится. Поехал он туда после того, как вылетело «Торпедо». Если бы не подошёл – вернулся бы домой и дальше бы решали, что делать. Но его взяли, так что теперь будем смотреть, пойдёт у него там или не пойдёт. Жаль, что мне даже некогда было его игры посмотреть – катастрофически не хватало времени, хотя, казалось бы, оба были в Москве.

— Но какие-то футбольные моменты с ним вы же обсуждаете?
— Обсуждаем. Чаще всего – по тактике. Я по вечерам постоянно просматривал предстоящих соперников и часто звал Никиту, просил сесть рядом. Так мы смотрели вместе, из-за чего такие посиделки длились не два часа, а три с половиной. Потому что постоянно останавливали и прокручивали моменты, разбирали с ним нюансы, ну и я показывал на конкретных примерах, куда нужно перемещаться, как двигаться и так далее.

— Супруга не была против, что сына отдали в футбол, учитывая количество травм, которое было у вас?
— Абсолютно нет. В этом плане она понимает, что травмы могут случиться и в повседневной жизни, буквально на ровном месте. Сколько случаев было: стоят люди на остановке, никому не мешают, как вдруг ДТП…

— Дочь всё ещё занимается гимнастикой?
— Занималась в юном возрасте. Но изначально было понятно, что карьера в гимнастике нам не светит, так что это скорее для общего развития было. Там же и на растяжку упражнения, и на гибкость, и на координацию. Сейчас она увлекается рисованием – окончила школу искусств им. Балакирева. Много читает, языками увлекается – английским и немецким. Сейчас как раз находится в лагере в Швейцарии, где уклон сделан на изучение языков. В общем, дети живут, растут, а мы стараемся помогать, чем можем.

— У вас у самого сейчас много свободного времени. Чему его посвящаете?
— Первое время – детям. Дочку как раз отправляли в лагерь, поэтому собирали документы, бумаги, всё отвозили оформлять. Ну а дальше был первый тур. Времени много, поэтому удалось посмотреть практически все матчи. С Черчесовым ежедневно созваниваемся: обсуждаем, что было, правильно ли сделали, анализировали. Ну а как таковых мыслей пока нет. Сейчас просто хочется побыть наедине с самим собой, а дальше видно будет.

Что же касается периода работы в «Динамо», то я хотел бы сказать те же слова, которые написал в своём аккаунте в «Фейсбуке»: «Спасибо ребятам за время, проведённое вместе! Мы были командой! Что-то не получалось, что-то, наоборот, шло здорово, но главное — мы шли одной дорогой. Жизнь непредсказуемая, а футбольная тем более, но я всегда буду вспоминать время, проведённое в «Динамо», с теплотой. Спасибо каждому из игроков за тот мужской труд, который они вкладывали в общее дело!»
Мирослав Ромащенко

Мирослав Ромащенко

Беседовали Леонид Волотко и Денис Целых.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 78
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →