Все новости
Марио Балотелли
Фото: Reuters

Окончен бал Отелло. Куда идти Балотелли этим летом

Уход форварда из «Ливерпуля» становится делом времени. Осталось только определиться, куда покупать билеты, рассмотрев возможные варианты.
Футбол

Будущее одного из самых скандальных игроков мирового футбола сейчас находится в ещё более густом тумане, чем это было во время его отъезда из «Милана». Тогда руководство клуба посчитало, что ошиблось, делая на него ставку как на спасителя россонери, и что Марио безнадёжно застрял в своём детском капризном мире. Проблема психологического свойства была настолько глубока, что боссов не остановил даже тот факт, что Бало демонстрировал неплохую отдачу в индивидуальном продукте – 30 голов в 56 матчах. Исходя из этого было очевидно, что переход в «Ливерпуль» был для итальянца ганского происхождения последним шансом проявить себя в клубе первого уровня громкости. Пусть не по текущим результатам, но по близости к группе лидеров в настоящем времени в сочетании с величественным прошлым. Теперь, когда стало понятно, что и этот шанс нападающим был упущен, можно рассмотреть различные варианты продолжения его портящейся на глазах карьеры.

На понижение в Англии

Вероятность: крайне невысокая

По красную сторону берега реки Мерси центрфорвард провёл свой самый засушливый сезон. На его счету всего 4 гола в 28 неполных матчах. Единственное, в чём уже просто и без «супер» Марио прибавил, так в это в дисциплине и относительном затишье на поприще безбашенных проделок, за исключением пары пустяков с надуманным обвинением в расизме и обменом футболками в перерыве с достойным корешем из «Реала» Пепе. Главной причиной его чисто игровых неудач на «Энфилде» помимо общего сбоя механизма сильно перекроенной после ухода Суареса команды стала… старомодность. Несмотря на современный менталитет, мировоззрение и их внешние проявления в виде всевозможных тюнингов причёсок и бесконечного креатива в одежде Балотелли как игрок представляет собой устаревающую модель классического центрфорварда из недалёкого прошлого, помноженную на коэффициент современной избалованности деньгами и африканскую любовь к чрезмерно яркому индивидуализму.

Марио стал трудно транспортируемым, тяжёлым в обслуживании, энергоёмким дальнобойным железнодорожным артиллерийским орудием по типу «Доры» или «Толстого Густава». В его игре отсутствует мобильность, мысль, работа без мяча, постоянный поиск и сканирование вариантов по всему фронту атаки, то есть всё то, с чем сейчас играют в топовых чемпионатах больших клубов люди на самом острие. Причём в случае с Бало потеря некоторых навыков видится именно метаморфозой, скорее всего, произошедшей в голове, так как раньше он слыл игроком с репутацией подвижной и в некотором роде самостоятельной единицы. Большой проблемой стала и его чрезмерная нацеленность на удар вместо более разумных опций развития атаки.

Англия всегда была землей прежде всего трудолюбивых чернорабочих форвардов, если и не склонных к изяществу и даже маневренности, то хотя бы психологически готовых к плотной физической борьбе в режиме нон-стоп. Той, которая способна через пару-тройку десятков минут заставить Бало махать руками, опускать взгляд в газон, демонстративно замедлять скорость до уровня спортивной ходьбы с лёгкой припрыжкой рэперского автомобиля – одним словом, заставить его сдаться в лучшем случае или быть удалённым после выброса нервного напряжения в худшем. Таково, к сожалению, поведение игрока, сконструированного природой для физического и ментального доминирования над запуганными защитами, а-ля Джордж Веа. Ещё английские трибуны хорошо помнят ими заклеймённых, а это означает, что короткий запас духовной прочности Балотелли будет подвергаться дополнительной нагрузке, выдерживать которую он умеет с такой же степенью безуспешности, как и полевую борьбу с провокациями. Учитывая, что отъезд из «Ливерпуля» с большой долей вероятности приведёт его к команде с более тонким кошельком, более размытыми перспективами и более пуританским отношением к звёздности, вариант продолжения карьеры на Альбионе видится маловероятным. При этом теоретически существует возможность «включить Адебайора», ухватившись за зарплату, которую ему мало где будут платить, и отказываясь ото всех трансферов без гарантий её компенсации с расчётом на то, что клуб подберёт ему хорошего арендатора. Команду, где о нём не забудут.

Возвращение на родину («Лацио», «Фиорентина», «Болонья»)

Вероятность: наиболее высокая

Марио стал трудно транспортируемым, тяжёлым в обслуживании, энергоёмким дальнобойным железнодорожным артиллерийским орудием по типу «Доры» или «Толстого Густава».

Зато грузные габаритные центрфорварды пока не выходят из моды в родной стране Балотелли. И если для самих представителей Серии А, застоявшихся в статичных схемах, где ходы разыгрываются, словно в пошаговой настольной стратегии, данный факт не является обнадёживающим, то для игроков профиля Марио подобные условия являются живительными. Примеры старевших или списанных в утиль, но более-менее сносно продолжавших накручивать счётчики своим забитым мячам Джилардино, Клозе, Гомеса и Тони как наглядная иллюстрация. Все эти нападающие вне веяний времени привыкли играть на чётко отведённом им участке поля, ждать целевую подачу, много бить по воротам, чувствовать себя относительно фиксированно посаженной деталью атаки, её наконечником, а не мимикрирующим и хаотично блуждающим элементом.

Балотелли, как и положено дальнобойному орудию, специализируется на конвертировании так называемых «dead balls» (то есть мячей в статусе вне игры, в паузах между свистками арбитров о её остановке): он точно бьёт со штрафных прямыми ударами и имеет высокий процент реализованных пенальти. Львиная доля его мячей в «Милане» была забита этими способами, и если он снова получит подобные функции в новой команде, то сможет принести ей больше пользы, чем если будет отделён от них.

Опять же, при переезде в Италию Марио должен будет понимать, что скорее всего путь в топ-клубы для него покамест закрыт. Это автоматически означает вынужденное сокращение своих финансовых аппетитов, которые, по слухам, являются единственной причиной, по которой игрок ещё не отбыл из стана своей текущей команды. Молва сватает Марио в «Лацио» и с точки зрения амбиций клуба, его определённой обеспеченности финансами (на фоне таких, как «Дженоа» с «Аталантой») и опыта Клозе как нападающего, напоминающего Бало по манере, Рим мог бы стать хорошим вариантом. Загвоздка видится только в ультраправых фанатах «лациале», соответственно, склонных к расизму. Хорошей опцией в связи с провалом Сейду Думбия и отсутствием реального центрфорварда мог бы стать другой римский, ещё более платежеспособный коллектив, но Руди Гарсия вроде как ищет товар понадёжнее, а потому нацелен на Эдина Джеко.

Варианты с «Фиорентиной» и «Болоньей» наверняка имеют в восприятии Марио самый низкий приоритет.

Турция (Галатасарай)

Вероятность: высокая

Для игроков профиля Балотелли условия родного итальянского чемпионата являются живительными.

Однако, конечно, всегда есть другой, более лёгкий путь, на который, к сожалению, всё чаще встают некоторые современные звёзды. Путь денег. Последние яркие образцы: Халк в «Зените» и Фалькао в погоне за надёжным будущим в бесславии, раз за разом остававшийся без Лиги чемпионов и сведший свою репутацию смертоносного хищника в клетке штрафной площади до уровня беззубого травоядного.

Птички поют о том, что Балотелии ждут в Турции. В данном экспрессивном и взрывном чемпионате ярких индивидуальных действий он, безусловно, мог бы прийтись ко двору, забивая полтора-два десятка мячей за сезон и регулярно разукрашивая местный колорит страстей своими выходками, но для этого ему нужно понять, что прогресса на берегах Босфора ему вряд ли добиться. А без искупительного прогресса он не сможет вернуться на уровень, покидать который навсегда его раздутому эго наверняка не хочется.

Азия («Аль-Араби»)

Вероятность: невысокая

Если же 24-летний Балотелли смирился с тем, что вырасти в суперигрока, которого в нём видел футбольный мир, ещё несколько лет ему не суждено, то новое место пребывания может лежать ещё дальше. Вопрос с деньгами будет наверняка решён, а вместе с ней заодно пройдена точка невозврата на самый высокий уровень.

В холодную и чужую Россию, где забивать едва легче, чем в Англии, игрок, болезненно реагирующий на проявления расизма, скорее всего, переходить не рискнёт, да и не сказать чтобы среди наших клубов кто-то горел желанием заполучить мину в раздевалку, заодно способную предстать в глазах тех, кто хочет лишить страну мундиаля, жертвой суровых локальных нравов, неприемлемых для организации крупнейшего футбольного события четырёхлетки.

Комментарии (0)
Партнерский контент