Ведран Чорлука
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Леонид Волотко

Чорлука: татуировку матрёшки набил в честь России

На базе в Баковке Ведран Чорлука дал обстоятельное интервью нашему корреспонденту – первое в роли капитана «Локомотива».
12 августа 2015, среда. 12:00. Футбол

«Капитаном меня назначили по телефону»


Ведран Чорлука в России уже четвёртый год, но со СМИ хорват практически не общается. И это удивительно, учитывая, что он свободно говорит на русском. Правда, на интервью Чорлука всё-таки пришёл в компании с переводчиком, хотя днём ранее Ведран заверил, что справится сам.

— Я подумал, что так будет лучше, — на чистом русском произнёс защитник, опрокинувшись на спинку кожаного кресла. – Да, я абсолютно всё понимаю, но пока не могу сказать, что говорю по-русски идеально.

— У тех, кто с вами тренируется и работает в клубе, другое мнение. Но ладно. Помню, первое время вы в основном использовали английский. Когда наступил переломный момент?
— Когда ушёл Билич. Если со Славеном я ещё мог пообщаться на хорватском, то, когда он покинул «Локо», у меня не осталось выбора – пришлось закупиться книжками для «чайников» и начать заниматься. По-другому общение с партнёрами и тренерами было бы невозможным. И вот потихоньку начал улавливать какие-то слова и выражения, запоминал…

— По крайней мере теперь точно нет проблем с тем, чтобы «напихать» кому-то из партнёров во время матча. Тем более что вы с этого сезона капитан...
— Капитанская повязка для таких вещей необязательна – указать на ошибки или «напихать» я мог и раньше. Кстати, периодически доставалось и мне. Причём неважно, на каком языке. Язык футбола очень прост, и на поле мы всегда отлично понимали друг друга.

— Болельщики узнали о решении главного тренера отдать капитанскую повязку вам через прессу. Когда об этом узнали вы?
— Я находился в отпуске, и тут зазвонил телефон. Это был Игорь Черевченко, который специально набрал мне, чтобы сообщить о своём решении. Понятно, что это огромная честь, огромная ответственность. Знаете ли, непросто быть преемником Гильерме. Но я надеюсь, что справлюсь, а ребята мне помогут.

— О ещё одной вашей функции в команде на днях обмолвилась Ольга Смородская, рассказав в интервью: «Воспитанием Миранчука будет заниматься теперь Чорлука – Алексей ему симпатичен, он постоянно говорит, что Миранчук сам не осознаёт, насколько он талантлив».
Я находился в отпуске, и тут зазвонил телефон. Это был Игорь Черевченко, который специально набрал мне, чтобы сообщить о своём решении. Понятно, что это огромная честь, огромная ответственность. Знаете ли, непросто быть преемником Гильерме.
— Это не вопрос какой-то симпатии – всё дело в том, что Алексей действительно хороший футболист. И, кстати, первым, кто его заметил, был не я, а Билич. Когда Славен начал привлекать его к тренировкам с основой, все остальные, включая меня, убедились, насколько талантлив этот парень. Убеждён, что у него большое будущее в сборной России, он станет настоящим лидером – иное мнение может быть только у тех, кто ничего не смыслит в футболе. А что касается какой-то опеки над ним… Поверьте, он сам по себе очень умный парень, который не нуждается в подобных вещах.

— Вы братьев Миранчуков различаете?
— Ха! Да, я быстро разобрался – буквально за один день! Кстати, Антон тоже очень одарённый парень. Жалко, что он сейчас травмирован, но вообще, положа руку на сердце, скажу: от него я жду даже большего, чем от Алексея.

«Патриаршие пруды – идеальное место для меня и моего пса»


— Квинси Промес на днях признался, что уже ощущает себя «немножко москвичом». А вы?
— О, я получаю большое наслаждение от жизни в Москве, это фантастический город. Не буду скрывать, первое время после переезда из Лондона было непростым – сами понимаете, новое место, другая культура… Но сейчас могу с уверенностью ответить, что столица России входит в список трёх моих любимых городов мира: Нью-Йорк, Лондон и Москва. От моей семьи и друзей, которые приезжали меня навестить, уверен, вы услышите то же самое. Я действительно вдохновлён Москвой, особенно когда здесь такая хорошая погода, как сейчас.

— Появление татуировки в виде матрёшки на ноге – тоже как-то связано с таким отношением к России?
— Да. Дело в том, что меня действительно очень тепло здесь приняли и относились. Я всё это очень ценю и вот пару месяцев назад решил отметить этот период своей жизни. Так и появилась татуировка.

— Любимое место в Москве?
— Патриаршие пруды. Там отличные рестораны, много места для прогулок, есть красивый пруд – в общем, идеальная среда не только для меня, но и для моего пса. Пожалуй, именно здесь я провожу большую часть своего свободного времени.

— С Биличем поддерживаете связь?
— Да, мы периодически созваниваемся. Когда был последний раз? Пожалуй, когда Славен возглавил «Вест Хэм». Я позвонил ему и поздравил с отличным шагом в карьере. Он правда молодец, всегда был трудоголиком.

— Если бы не Билич, ваш переезд в Россию стал бы возможен? Ну, то есть можно ли сказать, что фигура Славена в этом вопросе сыграла свою роль?
— Ключевую роль! Собственно, Билич и оказался первым человеком, от которого я узнал о возможности оказаться в «Локо».
Александр Самедов и Ведран Чорлука
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Александр Самедов и Ведран Чорлука


— В своё время вы на удивление лестно отзывались о работе с Леонидом Кучуком, что странно – многие жаловались на то, что Кучук помешан на тактике и на тренировках уделял ей так много времени, что в футбол при нём никто практически не играл.
— Давайте так. Никого вообще не должно волновать, нравится ли футболисту стиль работы тренера или нет. В конкретном случае мы говорим о человеке, с которым завоевали бронзовые медали и до последнего участвовали в гонке за первое место. Высказывать своё мнение о работе Кучука после такого, мягко говоря, не самая удачная идея. Его можно поблагодарить – это да. А какие были тренировки и что мы на них делали – не важно. Есть результат – третье место. Всё.

— Игорь Черевченко – какой он тренер?
— Молодой и с богатой на успех карьерой впереди. Говорю это не потому, что он мой тренер. Черевченко прекрасно сочетает в своей работе две вещи: с одной стороны, он сохраняет авторитет, с другой – у него отличные отношения с футболистами, благодаря чему он пользуется всеобщим уважением. В то же время если у кого-то появилась личная проблема – он всегда готов по-дружески её обсудить.

— Вернёмся к теме Билича: в Англии зимой много писали, что Славен хотел переманить вас в «Вест Хэм». Это правда?
Любимое место в Москве? Патриаршие пруды. Там отличные рестораны, много места для прогулок, есть красивый пруд – в общем, идеальная среда не только для меня, но и для моего пса.
— Могу только сказать, что сейчас я игрок «Локомотива». И пока я здесь, другие клубы могут не интересоваться мной. Если же дойдёт до того, что меня здесь не окажется, тогда и будем узнавать – кто и зачем мной интересуется. А пока это лишь пустые разговоры.

— Сейчас вы ответили так, а зимой сказали, что для начала хотите что-нибудь выиграть с «Локомотивом».
— Да, но если вы намекаете на победу в Кубке России, то для меня этого слишком мало. Говоря о победах, я имел в виду чемпионство.

— Через пару месяцев после победы в Кубке у вас был шанс взять второй трофей – Суперкубок. Если появится возможность снова пробить пенальти, подойдёте к точке?
— О да! Понимаю, о чём вы… Не я первый, не я последний. Да, тогда пробил плохо, но если появится ещё одна возможность – отказываться не стану. Если, конечно, тренер тоже не будет против (смеётся). Но вообще, действительно не стоит переживать всю оставшуюся жизнь из-за одной ошибки. Вы начали меня спрашивать про Суперкубок, и я даже не вспомнил про пенальти – только когда вы произнесли это слово, я догадался, о чём речь.

— Вы с самого начала решили пробить именно так?
— Да, решил перед ударом. Но дело не в этом. Я говорил с Лодыгиным после игры, и он сказал, что во время подготовки изучал, как исполняют 11-метровые все футболисты «Локомотива». Если помните, «Рубин» в четвертьфинале мы прошли именно по пенальти, и я тогда пробил в такой же манере, что и на «Петровском». Оказалось, что Юра это видел и запомнил. Поэтому когда я только шёл к «точке» в Петербурге, Лодыгин знал, что будет стоять на месте до конца. Что тут можно сказать… Браво!

«Желаю Павлюченко удачи, но пусть бережёт ноги, когда «Кубань» будет играть с нами!»


— Вы уже рассказывали, как во время войны с семьёй переезжали из Боснии в Загреб. Но уже в 20 лет вы подписали контракт с «Манчестер Сити». В тот момент было ощущение, что мечта сбылась?
— Это мечта любого футболиста. В одночасье оказаться в Англии и уже во втором туре сыграть за «Сити» против «Манчестер Юнайтед»… Момент, когда на тебя бегут Руни, Роналду – те, кого ты раньше видел только по телевизору, — это что-то! Но я бы сказал, что это была не только мечта, но и огромный опыт. Тогда я понял: футбол – это не то, во что я играл в Хорватии (смеётся).

— При этом в детстве вы, кажется, болели за «МЮ»?
— Да, на сайте «Динамо» (Загреб) каждый из нас заполнял специальную анкету, в который был такой вопрос. Правда, в тот день, когда я подписал контракт с «Сити», эту информацию сразу же убрали (смеётся).

— Говорят, жизнь в Манчестере своеобразная – погода вечно плохая, сходить некуда, развлечений никаких.
— Ну, город действительно маленький – это не Москва. Но ничего плохого про жизнь в нём сказать не могу. Пожалуй, после Лондона это один из лучших городов в Англии. После Загреба меня там всё устраивало. Было прикольно.

— История с переходом в «Тоттенхэм», когда вам самому пришлось делать трансферный запрос в новый клуб, — самая дикая в вашей карьере?
— Я бы сказал – унизительная! Ситуация заключалась в том, что президент «Сити» хотел, чтобы я ушёл, а главный тренер – нет. В итоге в клуб поступило предложение из «Тоттенхэма», которое они приняли. Я уехал в Лондон, как вдруг мне звонит Марк Хьюз: «Ты почему не на тренировке?». Вся эта неразбериха продолжалась не пару дней, а месяц! И закончилась история тем, что из Манчестера так и не переслали документы в Лондон. То есть «Тоттенхэм» ничего не получил. В итоге мне пришлось вернуться в «Сити», провести за них три матча, потому что им нужно было время, чтобы купить кого-то на замену мне. Кстати, именно тогда они приобрели Сабалету, который до сих пор за них играет. Я же всё-таки подписал контракт со «шпорами», но сделал это в последнюю секунду трансферного окна.

— После завершения карьеры не пропадёте – можно смело идти в футбольные агенты.
— Ой, нет. Непростая это работа, нервная.

— Самый талантливый футболист, с которым приходилось играть или тренироваться?
— Лёгкий вопрос. Матео Ковачич – он способен заиграть в любом клубе мира. Сейчас он в «Интере», но я уверен, что Милан не последняя остановка в его карьере. Говорю с уверенностью – этот парень действительно самый одарённый игрок из всех, кого я видел. И лидирует он с большим отрывом.
Ведран Чорлука
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Ведран Чорлука

«На тренировки в Черкизово ездил на метро»


— Вы как-то сказали про Руни, что, «когда Уэйн ловит кураж, его не остановить». В России есть нападающие, которых не остановить?
— В своё время было сложно играть против Вагнера Лава – он очень умный футболист. Фантастический игрок Данни. Ещё мне нравится Кокорин – но не тот, что сейчас, а тот, который был полтора года назад. У Александра есть всё – и когда он захочет, не думаю, что кто-то его остановит.

— В «Тоттенхэм» на пике карьеры приехал Павлюченко, с которым вы затем пересеклись в «Локомотиве». Тогда он впечатлил? И общались ли вы в Лондоне?
Пенальти «Зениту»? Я говорил с Лодыгиным после игры, и он сказал, что во время подготовки изучал, как исполняют 11-метровые все футболисты «Локомотива». Если помните, «Рубин» в четвертьфинале мы прошли именно по пенальти, и я тогда пробил в такой же манере, что и на «Петровском». Оказалось, что Юра это видел и запомнил.
— Не сказал бы, что мы прямо-таки дружили. В «Тоттенхэме» в то время было столько хорватов, что я общался только на хорватском языке. К тому же Рома переехал в Лондон вместе с женой, а я был парень свободный… В общем, стили жизни у нас были немного разными (смеётся). Что касается его футбольных качеств, то я бы хотел призвать всех россиян поверить мне на слово: Пава действительно очень любили в «Тоттенхэме», он отличный футболист – один из немногих в стране, обладающим потрясающим ударом с обеих ног. Мне жаль, что Роман покинул нас, и я желаю ему всего наилучшего в Краснодаре. Ну, разве что когда «Кубань» встретится с нами, пусть бережёт ноги – против него будем играть жёстко (смеётся).

— В Россию вы переехали после того, как поиграли в идеальных для футбола странах – Англии и Германии. Российский контраст после Бундеслиги и АПЛ сильно бросался в глаза?
— Тяжелее всего было в самом начале. Моя первая игра была против «Мордовии» на выезде. Я смотрел на Саранск из окна автобуса и не понимал, куда я попал. Думал: «Что же это такое?». Не хочу кого-то обидеть или сказать что-то плохое – но контраст после Лондона был очень сильным. Хотя уже через пару месяцев ко всему привык. Главное не зацикливаться на таких вещах. Если будешь постоянно ходить и думать: «Ой, это не Англия, не АПЛ. Куда я попал!» — ничего хорошего не будет.

— Кураньи нам рассказывал, как однажды приехал в Грозный и был в шоке: перед ним стоял человек с оружием, и когда они проходили через металлоискатель, этот человек положил автомат на стол, прошёл через металлоискатель, после чего спокойно взял оружие в руки и пошёл дальше. Какая у вас самая забавная история, связанная с Россией?
— Я почему-то сразу вспоминаю болельщика Витька из Саранска… Кстати, опять Саранск (смеётся). Но он, конечно, самый забавный человек в российском футболе! Ему не интересно, какие погодные условия: Витёк всегда раздет по пояс, орёт, свистит и машет руками.

— Иностранцы обычно жалуются на московские пробки. Максимальное время у вас, проведённое в пути?
— Это проблема не Москвы, а любого большого города. К тому же для меня нет никаких проблем спуститься в метро. На тренировке, которые проходили на стадионе, я много раз добирался таким способом. Тщательно изучил маршрут, посмотрел, где нужно сделать пересадки – в общем, представление, где какая станция, и как туда добраться на метро, у меня уже есть.

— Раз вы так хорошо здесь освоились, нет ли желания сыграть в Москве не за «Локомотив», а за сборную Хорватии? Года так через три.
— Ох… В 2018-м мне будет 32 года, а в Хорватии уже сейчас есть много молодёжи, которая заявляет о себе всё громче. Так что не могу с уверенностью сказать, что через три года я буду в сборной… Но меня, конечно, очень радует, что чемпионат мира пройдёт здесь. Уверен, Россия проведёт отличный мундиаль, организация будет на высочайшем уровне, а любой болельщик, который посетит турнир, останется доволен. Я же очень надеюсь, что Хорватия и Россия сыграют между собой – например встретятся в одной группе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 69
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →