Роман Асхабадзе и Мурат Якин
Фото: Владимир Майоров, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Асхабадзе: рекомендовал в «Спартак» Конте, но выбрали Якина

Бывший гендиректор «Спартака» заглянул в гости в редакцию «Чемпионата» и рассказал, чем живёт после ухода из клуба.
28 августа 2015, пятница. 11:30. Футбол

«Однозначно хотел бы остаться в футболе»


— Главный вопрос, который всех интересует: где вы, как вы? Чем занимаетесь?
— Я наконец-то отдыхаю. Впервые за много лет. Раньше на это катастрофически не хватало времени. Слишком напряжённым был график.

— Но вы ведь не будете долго отдыхать?
— Надеюсь, что нет. Но я не только лежу на пляже и читаю книжку. Привожу в порядок мысли, в голове очень много идей, планирую своё будущее. Когда закончится пауза, зависит не только от меня. Футбольный рынок — очень специфический. Тут нельзя быть в чём-то уверенным. Но я однозначно хотел бы остаться в футболе. Это основная деятельность, которой я занимался все эти годы, и мне бы не хотелось её бросать.

Но в России попасть в футбольный клуб очень трудно. У нас ведь не европейская система и не латиноамериканская, с которой я очень хорошо знаком.

— Что вы имеете в виду?
— Во-первых, то, что государство не должно спонсировать футбол — как вечно происходит в России. Клубы должны быть частными, развиваться гармонично, считать свои деньги. Любые компании-миллиардеры или шейхи отдают управление клубом профессионалам-менеджерам, людям с опытом работы в футбольной сфере. И совершенно необязательно, чтобы топ-менеджер клуба был бывшим футболистом.

Не так давно я общался с людьми из бразильского футбола. И сейчас там есть любопытная тенденция — очень популярны стали переходы менеджеров из клуба в клуб. Их переманивают как игроков. Потому что в Южной Америке понимают: управленцы в футболе очень важны. Это близко и к европейскому подходу.

— Может, и вам в Бразилии поработать? Язык-то знаете.
— Пока не хочу. Нет желания так далеко уезжать. Хотя я действительно знаю и язык, и представителей федераций и клубов, с которыми не так давно общался. Но приоритетом для меня всё-таки является работа в моей родной стране.

— Варианты «самостоятельного плавания» рассматриваете?
— Например?

— Агентский бизнес.
— Мне он совершенно не интересен. Я в агентском бизнесе никогда не участвовал и участвовать не планирую.

— Почему?
— Я учился и работал для другого.

«О своём уходе из «Спартака» узнал от Жиркова»


— Как восприняли свой уход из «Спартака»?
— Я каждый год был к этому готов, понимая, в каком клубе работю. Людям тяжело меня понять, не окунувшись в процесс. Никто же не знает, как устроена тут клубная структура, кому я подчинялся, какие полномочия у меня были, а какие нет. Некоторые наверняка думали: у Асхабадзе были все полномочия, и если основная команда не показала результата, виноватым должен быть я. В общем, психологически я был готов к любому сценарию.

— Как именно вы узнали о своём уходе из «Спартака»?
— Мне объявил об этом заместитель председателя совета директоров Александр Жирков. Сказал, что есть решение совета директоров. При этом я знаю, что сам совет не созывался.

— Как отреагировали?
— А смысл мне работать в месте, где в тебе не нуждаются? Я поблагодарил Леонида Арнольдовича Федуна за совместную работу, написал ему смс, но лично мы после этого не виделись. Леонид Арнольдович в своё время дал мне шанс проявить себя, это дорогого стоит. Единственное, что огорчило, это то, что, потратив столько сил и времени на проект «Спартак-2», не удостоился чести получить медаль за первое место во втором дивизионе.

— Было ощущение, что в совете директоров той поры не было согласия. Каждый старался тянуть одеяло на себя.
Я в агентском бизнесе никогда не участвовал и участвовать не планирую. Я учился и работал для другого.
— Скажу так: у каждого человека должно быть своё, профессиональное мнение. Подчёркиваю — профессиональное. Не нужно, чтобы совет директоров был командой единомышленников. Но там, на мой взгляд, не должно быть людей, которые дают непрофессиональную, необъективную оценку происходящему в клубе.

Я вообще считаю, что в частных футбольных клубах, где есть акционеры, совет директоров не нужен. Его нужно ликвидировать.

— А что нужно?
— Совет акционеров, который назначает топ-менеджера — президента или гендиректора для управления всей структуры в рамках выделенного бюджета. Этот руководитель соответственно отчитывается перед советом акционеров. Это моё личное мнение.

— В совете директоров «Спартака» было ведь три представителя не из числа акционеров?
— Да, Михайлов, Жирков и Андрей Федун. Генеральный директор в совет директоров не входил. Сейчас, насколько я знаю, произошли изменения, и Родионов стал членом совета директоров.

— Насколько можно понять из ваших слов, в «Спартаке» разные службы – коммерческая, спортивная, а вы как гендиректор отчитывались совету директоров.
— Примерно так и было. Или совету директоров, или одному человеку – Федуну. Отчитывались за цифры или получали разрешение на тот или иной шаг мы через цепочку из множества звеньев.

Есть разные системы управления, но футбольный клуб – это не огромная корпорация. И в идеале тут должен быть один руководитель – президент или генеральный директор, управляющий всем процессом. Игроки и тренеры основной команды, дубля, «Спартака»-2 должны понимать, что в клубе есть иерархическая лестница.

А они видели, что в клубе нет чёткого подчинения, что есть и другие люди, которые влияют на те или иные решения. И в такой ситуации они несерьёзно относятся к руководителю клуба.

— У вас лично были такие случаи?
— Я это чувствовал. Особенно в конце моей работы. Я никогда не давал повода усомниться в том, что не отвечаю за свои слова или поступки, но общая атмосфера уже была странноватой. Это было плохо не сколько для меня, сколько для «Спартака» в целом. Когда люди не доверяют друг другу, не доверяют руководству – это может негативно сказаться на работе.
Роман Асхабадзе в гостях у «Чемпионата»
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Роман Асхабадзе в гостях у «Чемпионата»

«Не в курсе, кто рекомендовал Якина»


— Вы в «Спартаке» отвечали за селекцию?
— Нет. Никогда. За вопросы трансферов, будь то продажа или покупка, отвечал я. То есть вёл и ездил на переговоры, закрывал сделки. Но селекция футболистов не была моей вотчиной. То есть спортивно-селекционный отдел не подчинялся гендиректору. Он отвечал только перед советом директоров.

— Странная система.
— И не говорите, спартаковское ноу-хау. Для Европы вообще дикая схема. Но жираф большой, ему видней…

Вообще спортивный директор должен заниматься селекцией всей структуры клуба, начиная от академии и заканчивая первой командой. И нести ответственность за трансферы. Так принято в любом нормальном европейском клубе.

— А тренера кто должен выбирать?
— Естественно, спортивный директор, ведь выбор тренера – это тоже селекция. А в «Спартаке»… Я так и не понял, кто приглашал тренеров.

— То есть вы тоже не знаете, кто был инициатором приглашения Якина?
— Нет. Не в курсе, кто рекомендовал Якина. В первый раз услышал фамилию швейцарца на собрании совета директоров, когда обсуждали список возможных тренеров. Когда спросили моё мнение, я назвал свой вариант.

— Можете хотя бы сейчас назвать вашего кандидата?
— Наверное, да, скажу, что это был Антонио Конте. На тот момент он работал в «Ювентусе», но мне уже было известно, что он покинет команду.

Однако в конечном итоге остались две кандидатуры — Якин и ещё один человек, известный в РФПЛ тренер. Хотя при подписания контракта с Якином принимал участие и я. Но первые переговоры с Муратом проходили без меня.

— Почему именно Конте?
— Тот футбол, который он проповедовал в «Ювентусе», подходит «Спартаку». Плюс Антонио умеет поставить себя, выстроить систему работы. Я знаком со многими футбольными людьми, в том числе в Италии. Узнал от них, что Конте уходит из «Ювентуса». Потому у меня в голове и появилась эта фамилия.

— Вы лично общались с Конте?
— Да. Я знаком с ним. Предварительно он был не против возглавить «Спартак».
Роман Асхабадзе в гостях у «Чемпионата»
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Роман Асхабадзе в гостях у «Чемпионата»

«Широков не мог играть в футбол Якина»


— Когда поняли, что у Якина в России не получится?
— Мурат — хороший тренер, он вполне способен добиться успеха с «Базелем» или другой командой. Но Якин просто не подходил философии «Спартака», изначально. Он не мог построить ту команду, которая была нам нужна. Якин проповедует более закрытый футбол. Разве можно за один сезон перечеркнуть разом всю историю?

— Зачем тогда было звать к такому тренеру ультра-креативного футболиста Широкова?
— Во-первых, скажу, что Широков сейчас — лучший игрок «Спартака». Во-вторых, возможность приглашения Романа обсуждалась до прихода Якина. И совет директоров дал добро на подписание контракта с Широковым, но при этом впоследствии некоторые люди из совета говорили мне: «Ну и зачем позвали Романа?».

— Можно ли было избежать публичного конфликта Широкова и Якина?
— Там не было ничего личного. Просто по-футбольному Якин и Широков не могли понять друг друга. Роман — вменяемый человек, с ним всегда реально найти точки соприкосновения. Да, порой Широков слишком резок в высказываниях, об этом мы с ним много общались.

— Так Широков был травмирован, когда об этом говорил Якин, а Роман опровергал?
— Широков был готов играть, и неудивительно, что он завёлся. Хотя его слова в прессе про Якина стали для Мурата последней каплей. Такого он футболисту позволить не мог.

Но Широков элементарно не мог играть в футбол Якина. Не понимал, что делать, как использовать свои козыри. Вот сейчас убери Широкова из «Спартака» — команда станет слабее.

— Не жалели, что Широков на тот момент ушел в аренду в «Краснодар»?
Не нужно, чтобы совет директоров был командой единомышленников. Но там не должно быть людей, которые дают непрофессиональную, необъективную оценку происходящему в клубе.
— Лично я – да, жалел. Кроме того, один из акционеров пытался сгладить ситуацию. Очень хотел, чтобы Широкова оставили. Вообще, одна из самых больших ошибок Якина — отдать многих футболистов в аренду. Ребят вернули — и вдруг все заговорили, что у «Спартака» хороший состав. А в прошлом сезоне был плохой, ага. По сути, сейчас в чемпионате блистает тот же самый состав, что с Поповым. Эти игроки готовы биться за высшие места. Но из любой ситуации нужно выжимать максимум, а именно грамотно использовать аренду игроков. В аренде ключевые факторы — чтобы человек хорошо отыграл и вернулся ещё более сильным игроком. К примеру, Боккетти вернулся и снова играет на высоком уровне. Кирилл Комбаров пошёл на понижение зарплаты в «Торпедо», а теперь, после удачной аренды, выходит в основе. Жаль только, Тино Косту нельзя по условиям договора вернуть сейчас.

Может аренда и поднять трансферную стоимость игрока, а клуб потом выгодно его продать. Как было с Уорисом — мы специально выбрали «Валансьен», команду, которая подходила игроку с учётом его скоростных качеств. И там он прекрасно проявил себя, много забил. В итоге «Спартак» за очень большие деньги продал его в «Трабзонспор».

Опять-таки Барриос показал в «Монпелье», что он игрок высокого уровня. Да, в России свой класс продемонстрировать не сумел. Но снова аренда была более чем оправданна. Хотя сейчас его почти за бесплатно отпустили в Бразилию. Притом что за Барриоса можно было выручить хорошие деньги. Как и за Эберта, Инсаурральде… Селекционные ошибки делают все клубы в мире. Но они стараются их компенсировать адекватной перепродажей.

— Мовсисян был на грани ухода из «Спартака»?
— Нет. Когда мы поняли, что Дзюба уходит, продлили Мовсисяна. Хотели сохранить ведущего форварда, знаем его потенциал.

— Но человек провалил прошлый сезон.
— Не спорю, но во многом виной травмы. Грязь на него выливали, а сейчас он забивает в каждом матче! Не надо никого реанимировать, Юра был, есть и будет отличным форвардом. Похожий пример — Боккетти. Сальваторе женился, у него родился ребёнок, а тут ещё и то же повреждение… Объективные причины спада. А Якин не стал ждать, пока он снова наберёт форму. Похожие истории и с Хурадо, Тино Костой. Ну не подходили эти футболисты по разным причинам главному тренеру, что поделаешь.

«Дзюба не смог полноценно сработаться ни с одним тренером в «Спартаке»


— У истории с Дзюбой могла быть другая развязка?
— Нет. Артём принял для себя решение. А в «Спартаке» при разных тренерах он говорил одно и то же. Наверное, это не совпадение, если человек не может полноценно сработаться ни с одним специалистом. Видимо, «Спартак» не его команда. Хотя Артёма всегда поддерживало и руководство, и болельщики. А тренеры доверяли, пусть Дзюба почему-то говорит обратное.

— Единственная причина ухода — финансовая?
— Бестактно спорить с самим Артёмом. Он сказал, что дело в спортивных амбициях. Значит, причин две — соответственно спортивная и финансовая.

— Правда ли, что «Спартак» до последнего ждал предложения «Зенита», чтобы всё-таки продать Дзюбу, выручить за него деньги?
— Неправда. Мы не вели переговоров с «Зенитом». И питерцы не присылали никаких официальных предложений.

— Дзюбу тогда в принципе нельзя было продать?
— Ну а как, если единственный претендент, «Зенит», не хотел выкупать Артёма. А Якин, поняв, что человек уходит, решил не использовать его в основном составе. Вполне логично.

— Знаете, как родилась фраза Федуна: «Пора доверить профессионалам»?
— В голову Леонида Арнольдовича я залезть не могу. Но понятно, что он хотел уйти в тень, устал от давления общественности, прессинга со всех сторон.

Другое дело, я не понимаю, о каких именно профессионалах идёт речь. Ведь в руководство клуба не пришёл ни один новый человек! Всё были и раньше. Просто кто-то, как тот же Родионов, получил повышение.

Даже трансферы почти все старые. С Зе Луишом переговоры начинал я, встречался с президентом «Браги». Разве что Попова купили, остальные просто вернулись из аренды согласно контрактам.

— Как часто вы общались с Федуном?
— Довольно часто. Несколько раз в неделю. Встречались 4-5 раз в месяц.

— Владельца «Спартака» упрекают, что он мало внимания уделяет команде.
— Это не так. Просто чисто физически, по своей основной работе, он не может трудиться во благо «Спартака» 24 часа в сутки.

— Родионову будет легче, чем вам?
— Полагаю, что да. Он не будет заниматься организационной рутиной, как я. Кроме того, болельщики к нему изначально относятся намного лучше. Передачи дел как таковой не было. Мы тепло пообщались, я пожелал ему удачи.

«Странно, что Аленичеву не поставили задачу выиграть чемпионат...»


— К приглашению Аленичева имеете отношение?
— Нет. Его кандидатуру обсуждали другие люди. Я искренне надеюсь, что у Дмитрия Анатольевича всё получится. Но мне немного странно читать заявления руководителей «Спартака» о задачах на сезон, хотя наверняка это определённая тактика ухода от лишнего прессинга.

— О чём вы?
— Смотрите, приходили Черчесов, Лаудруп — задача выиграть чемпионат и Кубок России, минимум попасть в Лигу чемпионов. Назначают Карпина — снова задача выиграть чемпионат и Кубок
Широков элементарно не мог играть в футбол Якина. Не понимал, что делать, как использовать свои козыри.
России, минимум Лига чемпионов. Что Валерию Георгиевичу, между прочим, удавалось. Выходили в Лигу чемпионов, дважды брали бронзу, доходили до 1/ 4 финала Лиги Европы. Факт в том, что никто со «Спартаком» в современной истории не достигал таких высот, как Карпин или Черчесов.

Ладно, идём дальше. Эмери — те же высокие цели. Возвращение Карпина — аналогично. С Якина тоже требовали высоких мест. Сейчас приходит Аленичев, к уже отличному составу ему покупают Попова и Зе Луиша. Но при этом задачи почему-то снижаются! Всего-то попасть в Лигу Европы и выйти в финал Кубка России… В финал! Не выиграть, а просто до финала дойти… Очередная странная история. Если я всё правильно понял из публикаций в СМИ.

Между прочим, многие ветераны красно-белых, с которыми я общаюсь очень часто, убеждены: «Спартак» обязан ставить цель только золото. Особенно с таким классным подбором футболистов. Этот состав должен занимать минимум второе место. Минимум.
Экс-генеральный директор «Спартака» Роман Асхабадзе
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Экс-генеральный директор «Спартака» Роман Асхабадзе

«Нет профессиональной академии? Добро пожаловать в ФНЛ!»


— Что из своей работы в «Спартаке» вы вспоминаете с теплотой?
— Практически всё, но больше всего ту вертикаль, которую удалось выстроить – академия-дубль-«Спартак-2»-основа. И, естественно, тот менеджерский состав, без которого невозможно было реализовать эти проекты. Особенно в академии, которая попала в 50 лучших в мире. Кстати, тут большая заслуга и Родионова. Хотя его кандидатуру многие воспринимали со скепсисом. Несколько лет назад мы с Карпиным долго думали, как возродить академию, чтобы ребята понимали спартаковскую философию, приучались к спартаковскому стилю, понимали, за какую команду они выступают. Для этого Родионов был идеальным кандидатом. Его тандем с директором академии Валентином Климко лучший в моей практике в плане работы с детьми.

Собственно, мы уже получили многих классных, молодых игроков: Митрюшкин, Зуев, Гулиев, Мелкадзе, которые входили в состав юношеской сборной России, а также Давыдов, Кротов и т.д. Важно, что немало ветеранов стали уделять внимание академии. Тот же Черенков до своей кончины постоянно посещал её, читал лекции, можно сказать…

Чушь, что в России нельзя работать с молодёжью. Это вполне реально, было бы желание. Скажем, «Краснодар» тоже грамотно развивает данное направление.

— Существование «Спартака-2» оправдывает себя?
— Конечно! Там играют футболисты, которые создадут базу и для сборных всех возрастов, и главное для основы «Спартака». Помню, на общем собрании РФПЛ надо мной подшучивали, когда я озвучивал идею создания вторых команд. Это была инициатива именно «Спартака». Тогда её другие команды не оценили. А что мы видим теперь? За «Спартаком» потянулись другие, тот же «Зенит», «Краснодар», «Терек», «Рубин».

— Какую главную вещь про российский футбол вы узнали за эти годы?
— Очень жалко, что этой теме уделяется очень мало внимания в СМИ. Я говорю о том, что многое надо менять в системе управления футболом в стране по всем направлениям. И начинается это всё в РФС.

Если расставлять приоритеты, то для меня менее важно изменение лимита на легионеров в ту или иную сторону, нежели ужесточение требований к футбольным академиям. Чтобы клубы без профессионально выстроенной академии не допускались к участию в Премьер-Лиге. То есть лицензирование со стороны РФС должно подходить более грамотно и жёстко, по европейским стандартам.

— Но ведь сейчас же клубам нужно обязательно заявлять свои собственные школы. Какая разница?
— Да половина из них заявляет СДЮШОР как свою профессиональную академию, хотя это совершенно не так! Мол, мы там футболистов для основы выращиваем! Ну конечно…

— Если мы обяжем все клубы иметь академии, то потеряем несколько команд Премьер-Лиги...
— Ничего страшного. Если у тебя нет профессиональной академии, полей, нормальной организации… ну так оставайся в ФНЛ, уж извините. Нельзя никому давать поблажек.

Зато те, кто займётся своим будущим, получат молодых, новых, сильных российских футболистов и обученный профессиональный тренерский состав. Это и есть правильное развитие клуба со своей стратегией.

Слушайте, у нас дети приезжают на турниры, организованные РФС, и их встречают «ПАЗики», только что с похорон приехавшие! А на стадионах туалета, простите, нету! Ребятам нужду негде справить…

Или поля… РФПЛ давно нужно было взять на себя ответственность по лицензированию стадионов и полей. Не надо вечно с РФС ругаться, перекладывать ответственность… Ваш турнир, ваши клубы, ваши поля, вот и следите за ними.

Кадры, как известно, решают всё. И главная задача в современном российском футболе – это подбор профессиональных менеджеров на ключевые посты в футбольных органах страны. В общем, российский футбол требует перемен. Притом немедленных.

Беседовали Самвел Авакян и Денис Целых.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 137
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →