Евгений Гинер и Виталий Мутко
Фото: РИА Новости
Текст: «Чемпионат»

Гинер: отказать Мутко и Иванову я не мог

Евгений Гинер в интервью «Чемпионату» — о ситуации с новым тренером сборной, выборах РФС, лимите на легионеров и скандале вокруг «Матч ТВ».
31 августа 2015, понедельник. 14:00. Футбол

Как Слуцкий стал тренером сборной


– Евгений Леннорович, беседу с вами волей-неволей хочется начать с поздравлений. Сплошные победы в чемпионате и главное – выход в групповой этап Лиги чемпионов. Можно представить, как вы сейчас гордитесь командой.
— Спасибо! Я доволен и игрой, и результатом. Как и говорил ранее, ответный матч со «Спортингом» напомнил мне санкции против нашей страны. Нам было тяжело, но мы выдержали и добились успеха.

Немаловажен для ЦСКА и финансовый вопрос. У нас коммерческий бюджет, потому минимальные € 18 млн от Лиги чемпионов, разумеется, лишними не будут. Но главное для нас – престиж страны!
Может быть, это излишне громкие слова, но есть Россия, и есть её сборная. Я в этой стране живу, я её люблю, и мне точно так же хочется, чтобы наши футболисты поехали на чемпионат Европы.

— В чемпионате России после матчей 7-го тура возникла пауза на игры сборной, в которой теперь новый главный тренер, Леонид Слуцкий. Как решились отпустить его в национальную команду?
– Так ведь Леонид Викторович по-прежнему остаётся тренером ЦСКА, а в сборной он, что называется, на совмещении. Будет в спешном порядке исправлять ситуацию, в которой сборная оказалась в результате сотрудничества с Фабио Капелло.

У этого совмещения есть две важные предпосылки. Может быть, это излишне громкие слова, но есть Россия и есть её сборная. Я в этой стране живу, я её люблю, и мне точно так же хочется, чтобы наши футболисты поехали на чемпионат Европы. А во-вторых, помимо меня таких же взглядов придерживаются Сергей Борисович Иванов и Виталий Леонтьевич Мутко, которые также вели переговоры о назначении нового тренера сборной. Это близкие мне люди, отказать которым я априори не мог. Даже в ущерб себе и своему клубу. Вместе эти факторы и сыграли свою роль в назначении Слуцкого на должность тренера сборной.

– Но ведь велик риск, что Слуцкий не потянет возросшую нагрузку: ЦСКА предстоят сражения на трёх фронтах, а теперь ещё и сборная с её календарём добавилась. Что будете делать, если результаты ЦСКА начнут ощутимо падать?
— Слушайте, так ведь Слуцкий будет в сборной от 4 до 6 игр. Это три цикла, каждый по 10 дней. В эти периоды большинство игроков клуба и так разъезжается. Справимся как-нибудь. Подставим плечо, перетерпим.

– Но почему совмещение, когда вокруг столько свободных тренеров?
— Совмещение – мера вынужденная. Вопрос надо было решать срочно. И в этом смысле я абсолютно понимаю Виталия Леонтьевича и Сергея Борисовича, которые переживают за страну и поэтому хотели, чтобы Слуцкий возглавил сборную.

О новом лимите на легионеров и главе РФС


– Ещё один острейший вопрос этого лета – лимит на легионеров. Импортозамещение в футболе – оно вообще реально? Расскажите, как ЦСКА выходит из этой ситуации.
– Честно говоря, уже неоднократно на эту тему высказывался. Я законопослушный гражданин этого государства, и раз приняли соответствующий закон, сделали так – значит будем по нему жить. При этом всем у меня в команде всегда было достаточно русских футболистов.

– Но и легионеров, дающих результат, тоже много.
– Да. Поэтому до принятия закона я был против этой инициативы только в одном – спорт требует конкуренции. Моё мнение однозначно: если мы вводим лимит на легионеров, то в итоге мы получим деградацию российских футболистов. Как выглядит мир их глазами: у меня есть красный паспорт, я не хочу тренироваться и играть, я хочу получать большую зарплату.

Впрочем, посмотрим. У этого лимита два возможных сценария – либо будем хлопать в ладоши, восхищаться результатами и благодарить за принятый закон, либо его авторы понесут определённое наказание. Есть же пример Турции, когда с принятием лимита на легионеров общий уровень первенства опустился ниже некуда. Осознав, они быстро этот лимит отменили и решительно закрыли вопрос

– Кстати, о полномочиях. Единственный и, видимо, безальтернативный в принципе кандидат на пост президента РФС – Виталий Мутко. Почему бы вам, Евгений Леннорович, не попробовать себя на новом поприще?
– Честно говоря, не имею амбиций возглавить РФС. Хотя баллотироваться мог бы. Но вы правильно заметили: на сегодняшний день единственная кандидатура – Виталий Леонтьевич Мутко. Прекрасная кандидатура! Человек из клубного футбола, с колоссальным опытом. С ним я всегда находил общий язык, несмотря на жаркие дискуссии и споры. Он из тех, кто умеет сказать, но и умеет услышать. Мутко не стесняется извиняться и признавать свои ошибки. Только сильный человек может себе такое позволить. Это очень отличает Мутко от Толстых, который лишь разрушал вокруг себя и не создавал ничего нового.

Извиниться, отойти в сторону и посмотреть на сложившуюся ситуацию – нет, у Толстых не получается. Именно поэтому у меня с ним были разногласия. С Виталием Леонтьевичем, я уверен, таких разногласий не будет. Тем более наши взгляды по ряду ключевых вопросов совпадают. В том числе по реформам и приоритетам. Это и развитие детско-юношеского футбола, и разделение профессионального футбола, и многое другое.
Слушайте, Слуцкий будет в сборной от 4 до 6 игр. Это три цикла, каждый по 10 дней. Справимся как-нибудь. Подставим плечо, перетерпим.

«Матч ТВ» и спортивное телевидение мечты


– Как давно последний раз футбол по телевизору смотрели, Евгений Леннорович?
– Довольно часто смотрю. А что?

– Любопытен ваш взгляд на ситуацию вокруг создаваемого канала «Матч ТВ». Его ещё и нет, а споры вокруг канала идут не на жизнь, а на смерть.
– По совету профессора Преображенского не особо читаю прессу, но этот скандал Уткина с Канделаки… Женщина – это женщина. И воевать с ней ни в коем случае нельзя. Это первое. А во-вторых, нужно принимать устав чужого монастыря: либо согласился и работай, либо уходи. Пожалуйста, сиди дома, критикуй – для этого есть сайты, газеты. Но есть большая разница между критикой и критиканством. Критик говорит о том, что плохо и как сделать хорошо. Критикан же просто критикует.

– Мол, всё плохо.
– Да. Наверное, это называется нигилизм. Но вот вопрос: а что ты сам можешь? Аргумент из серии «я проработал столько лет» не работает. Время не стоит на месте – меняйся, переходи на новый уровень. Весь мир вперёд ушёл, а ты остался в прошлом веке. Возвращаясь к вопросу об РФС – после ухода Толстых его много обсуждали, пытались понять, какой он. Всё просто: Толстых остался в прошлом веке. В 90-х годах он привнёс что-то в футбол, но на этом остановился.

– Но ведь очевидно, что в ситуации с «Матч ТВ» больше всего вопросов вызывает не сам канал, а Тина Канделаки, которой он поручен. Как считаете, она справится?
– Я очень тепло отношусь к Тине, она большая умница. Канделаки много раз доказывала, что может вытянуть любой проект и добраться до цели. Перспективы «Матч ТВ» покажет время. Лично я в Тину верю. Конечно, будут ошибки, но кто из нас их не делает? А комплексные изменения в спортивном ТВ очевидно назрели.

Даже не беря в расчёт английское, немецкое, испанское, итальянское или французское первенства, в большинстве европейских чемпионатов телевидение даёт около 30% бюджета клуба. У нас при той цене, которая существует, ТВ даёт значительно меньше. Вот в Турции это сумма порядка 600 миллионов евро, а у нас 40 миллионов, да ещё и в долларах. И это на все клубы. В Голландии, Бельгии, даже в Румынии – Румынии! – 200 миллионов евро. Именно поэтому телевидение должно развиваться, быть интересным. Оно должно меняться. Тогда люди сами захотят его смотреть.

– А каким вы видите светлое будущее российского спортивного ТВ?
– Как по мне, идеальное футбольное ТВ – английское. Понятно, что наша лига не столь интересна и зрелищна, но если мы подтянемся хотя бы в телевизионном плане до этих высот, то всё изменится. Люди будут активнее смотреть футбол, а телевидение – получать деньги; клубы за счёт больших поступлений в бюджеты смогут развиваться и покупать новых игроков – видите, все взаимосвязано.

Да, в конечном итоге всё сводится к деньгам, но важно, что и развитие футбола, и развитие телевидения возможно только совместно.

– Но ведь одних изменений на ТВ маловато, разве нет?
– Разумеется. Надо работать над множеством аспектов, параллельно улучшая и качество съёмки, и заполняемость трибун. Обратите внимание, на Западе футбол снимают так, что люди по нескольку лет стоят в очереди, чтобы купить сезонный абонемент. Передают по наследству от отца сыну! Ладно, не берём Англию, Германию или Испанию, давайте посмотрим на Италию, например. Не знаю, кто сейчас снимает Серию А, раньше это делала TIM, но на ТВ-картинке трибуны выглядят так, будто все места заполнены. Как они это делают, я до сих пор не понимаю. А ещё европейские комментаторы – отдельная тема для обсуждения. Чаще всего их двое, и один из них – аналитик, тренер, бывший игрок и так далее. Связанные с футболом не только словом, но и делом. Понимающие и анализирующие игру.

Конечно, я с большим уважением отношусь и к нашим российским комментаторам, но, в отличие от европейских коллег, они далеко не из футбола. И начинаются рассказы о чём-то далеком… Забили гол – «о, гол!» – а нить-то потеряна, камеры не выхватили, комментатор не успел. Спасаются повторами. Футбол – динамичная игра, когда ее динамично показывают и комментируют.
Лимит на легионеров? Я законопослушный гражданин этого государства, и раз приняли соответствующий закон, сделали так – значит будем по нему жить.
Поэтому, скажем, в немецком чемпионате, который показывает Sky сейчас, почти все разговоры об игре, а не о посторонних вещах. Это важное отличие от наших трансляций и комментаторов, зачастую рассказывающих во время трансляций обо всём на свете.

– Вам такая манера мешает?
– Футбол – интересная игра, особенно когда её динамично показывают и комментируют. Понимаю, комментатор может ошибиться, но тут важный момент – либо комментатор ведёт игру, либо рассказывает о том, как, например, ЦСКА и «Спартак» играли много лет назад. Да, эти вставки тоже важны, но для них есть игровые паузы – травмы, замены, ауты и так далее. И не эти сведения должны определять трансляцию. Это как по мне. Впрочем, многие смотрят матч как художественный телесериал.

– Тогда вот вопрос: какой болельщик для вас, президента футбольного клуба ЦСКА, наиболее ценен – тот, кто смотрит матчи на трибунах или по ТВ?
– Каждый из них нам дорог — мы боремся за каждого болельщика, поэтому так разделять нельзя. Мы даже проводили анализ: футбольная аудитория устроена таким образом, что тот, кто ходит на стадион, не станет смотреть футбол по телевизору никогда. Или почти никогда. Поэтому болельщики нам нужны по обе стороны экрана.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 147
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →