Леонид Слуцкий
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Олег Лысенко

«Встречай, Комбар! Гони, Дзага!» Как Слуцкий подстёгивал сборную

Как Слуцкий общается с командой по ходу матча, какими словами направляет игру в нужное русло? Трансляция из Лихтенштейна помогла это понять.
9 сентября 2015, среда. 11:15. Футбол

Фоторепортаж с матча Лихтенштейн — Россия


Давешний матч в Вадуце был примечателен не только итоговым, более подходящим для хоккея счётом 0:7 и покером Артёма Дзюбы, но и необычной атмосферой на стадионе. Порою сложно было избавиться от ощущения дежурного спарринга, и одностороннее движение на поле его только усиливало.

В камерной атмосфере «Райнпарка» каждый возглас тренеров становился достоянием звукорежиссёра, а вместе с ним – телезрителей. С нашей стороны было бы упущением не подслушать подсказ Слуцкого. Леонид Викторович достаточно активно дирижировал действиями своего ансамбля в этот вечер, но при этом ни одного бранного слова себе, кажется, не позволил. Повода не было, да и не его это метод.

В первом тайме на ближней к тренерской лавке бровке носился Комбаров. Ему и адресовалось большинство пожеланий главного поначалу. «Комбар, Комбар! – то и дело неслось со скамейки. – Один, Дима, спокойно!» Под таким пристальным вниманием и не захочешь – побежишь вперёд. И спартаковец бегал – пожалуй, активнее всех в дебюте встречи. Туда – сюда, туда – сюда. От флага до флага. Как всегда.

«Вперёд, Смол, выше!» — призывал тренер Смольникова брать пример с коллеги Комбарова. Игорю понадобилось чуть больше времени, чтобы втянуться в игру. Но когда разбегался, второй фланг тоже заработал на полную мощность.

Один из основных замыслов Слуцкого прояснился достаточно быстро – накрывать соперника на его половине поля, не позволяя головы поднять от газона, не говоря уже о том, чтобы разворачивать полномасштабное наступление.

«Отбор, отбор!» — неустанно повторял Леонид Викторович. Футболисты его требованиям добросовестно следовали. «Давай-давай! Работай, Дзюба!» — подстёгивал своего центрфорварда Слуцкий. И Дзюба работал – беспардонно теснил «дедулю» Фрика 41 лет от роду, выигрывал «воздух», отбирал мячи. Тактико-технических действий за полтайма Артём совершил немало, но от него требовалось кое-что ещё…

«Прибавьте немного! Игнаш – пас! – ритмично раскачивался на рабочем месте тренер. — Встречай, Комбар! Гони, Дзага!» «Добавляем!» — это уже призыв ко всей команде.

Сказано – сделано: добавили, забили.

С минуту, наверное, Слуцкий молчал, после чего вновь включился в процесс. «Помогай, Шат, помогай сохранять! Всё, спокойно!» — регулировал тренер темп игры в режиме реального времени. «Вставай, вставай», — советовал он Дзюбе не залёживаться на газоне. «Стартуй, Кокора!» — призывал к действию второго номинального форварда, в Вадуце оказавшегося в тени мощного напарника.

Своих бывалых защитников Леонид Викторович по пустякам не тревожил. Но уж когда обращался к кому-то из стопперов, то исчерпывающе объяснял суть претензии. «Вася, не надо такую тяжёлую передачу отдавать в начале!» — попросил он в середине первого тайма. Березуцкий указание принял к сведению и впредь право Игнашевича на первый длинный пас, по-моему, не оспаривал.

«Дзага, прыгай, молодец! – не унимался Слуцкий. – Всё, накрыли! Шире, Игнашевич!» Под аккомпанемент зычных подсказок из технической зоны россияне удвоили счёт с пенальти и довели до крупного с игры.

К капитану команды за первые 45 минут тренер только раз или два обратился – исключительно по имени Рома и в большей степени для проформы. Широков играл так рассудительно и тонко, что к его действиям даже при большом желании трудно было придраться.

Другой бы тренер при цифрах 0:3 на табло расслабился и в своё удовольствие созерцал матч, но Слуцкий продолжал подстёгивать команду, словно от того, попадёт Кокорин в створ или нет, зависит судьба очков, а быть может, и его личная тренерская перспектива.

«Двигаем, двигаем мяч! – настаивал он. — Кокора, подбор, ближе! Проводите атаку!» Слуцкий в зародыше душил ростки вальяжности на поле, не позволяя расслабиться ни себе, ни подопечным.

«Не фоли», — кричал он, будто речь шла о собственной штрафной площади, хотя на самом деле события разворачивались на другом конце поля.

«Подвигайся, Артём, иди!» – эхом разлеталось над миниатюрным «Рейнпарком». Дзюба призыв не только услышал, но и выполнил. Прострел Комбарова – и вот вам, пожалуйста, хет-трик. Совместный продукт Дмитрия, Артёма и… Леонида Викторовича. Как тут не отметить идейного вдохновителя?!

«Давай-давай, играем!» — заводил футболистов наставник при 5:0. Забавную сценку после следующего взятия ворот – весёлый обмен кивками головы с Дзагоевым – Леонид Викторович объяснил уже после игры.

«Дзагоев изначально не входил в список исполняющих стандарты, — рассказал Слуцкий на пресс-конференции. — Алан таким прекрасным ударом мне показывал, кого надо назначать на штрафные. Я кивал: «Да-да, я понял».

Порадовавшись за молодого одноклубника Алана, в новом сезоне демонстрирующего очень зрелый, классный футбол, тренер не преминул напомнить команде (и себе): «Игра ещё не закончилась». Дзюба намёк понял и оформил покер. Вот что значит тренерское доверие – и своевременное понукание! Может, оттого Артём так мало в «Зените» забивает, что вот этого «прессинга» тренерского не чувствует? Или не вполне понимает инструкции, несущиеся из «штаба»?

По-моему, Слуцкий не меньше Дзюбы желал в концовке трансформации исторического покера в эпический пента-трик. Призыв за 20 секунд до финального свистка «Проводим атаку, на Дзюбу!» не оставляет в этом сомнений.

Слуцкий не отсидел эти два часа на лавке, не отбыл повинность – он прожил их вместе с командой, пропустил сквозь себя. «Я очень сильно устал», — признался тренер постфактум. И, по-моему, в этих простых словах нет ни капли рисовки. Так настропалить команду на игру с аутсайдером – это, знаете ли, большое дело. И очень, очень энергозатратное.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 327
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →