Давид де Хеа
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Имидж — и что? Как игроки и клубы делают футбол стерильным

Несколько громких трансферов этим летом не состоялись из-за прав на использование имиджа игрока — и это будет продолжаться.
14 сентября 2015, понедельник. 18:00. Футбол
Давид де Хеа, Кейлор Навас, Поль Погба, Роберто Сориано, Кевин-Принс Боатенг. Их объединяет не только то что, они игроки хорошего (а некоторые — просто выдающегося) уровня, но и то, что в летнее трансферное окно они не смогли сменить клуб по причинам, далёким от футбольных. Все они остались в нынешних командах из-за так называемых имиджевых контрактов, нового китча мирового футбола.

Масштабная сделка по освобождению Давида де Хеа из Манчестера формально сорвалась из-за того, что клубы не успели вовремя зарегистрировать трансфер. Фактически же главной причиной нарушения сроков стал Кейлор Навас, который должен был стать частью сделки и переехать в «Ман Юнайтед», но за пару часов до закрытия окна решил внести правки в часть контракта, касающуюся имиджевых прав. В те минуты, когда президент «Реала» Флорентино Перес публично седел, в Италии Роберто Сориано мучился, пытаясь прочитать хотя бы половину имиджевого контракта с «Наполи», расписанного на 46 страницах. Владелец итальянского клуба Аурелио де Лаурентис одним из первых в Европе начал на постоянной основе практиковать подписание имиджевой части соглашения — рекламный образ игроков «Наполи» принадлежит клубу.

Сделка по Хеа и Навасу провалилась, а Сориано банально не успел дочитать и подписать имиджевый контракт до того, как трансферная система ФИФА TMS автоматически закрылась. Ситуация с Кевин-Принсом Боатенгом получилась менее драматичной: не сумев договориться о продаже своего образа со «Спортингом», лениво подыскивавший новую команду ганец окончательно расслабился, зная, что в «Шальке» на него всё равно не рассчитывают, а его контракт настолько велик, что разрывать его клуб не станет, так как убытки будут слишком велики.

Однако самая показательная ситуация сложилась с трансфером, а точнее — невозможностью трансфера Поля Погба. La Gazzetta dello Sport уже после закрытия летнего окна сообщила о том, что «Ювентус» имел возможность продать француза в «Челси» за 85 млн евро — и клуб согласился бы на эту сделку, потому что от таких денег не отказываются. Более того, сам Погба получил бы в три раза большую зарплату, чем имеет сейчас, 12 млн евро в год вместо 4,5 млн, но, как пишет газета, сам полузащитник отказался от перехода. В прессу была вброшена информация о том, что Погба не захотел рисковать перед домашним чемпионатом Европы и решил остаться в «Юве».

На самом деле всё весьма просто. Владельцем прав на использование образа Погба является Валид Таназефти, который в 2013 году стал партнёром Мино Райолы, агента футболиста. Пока не будут удовлетворены и Райола, и Таназефти, трансфер не состоится — в итоге ценник француза с каждым днём продолжает пухнуть, и даже английские топ-клубы не могут себе позволить его купить.

При этом Погба продолжает молчать. Он не даёт больших интервью и ведёт себя как типичный футболист завтрашнего дня: в лучшем случае ответы в стиле Капитана Очевидности («Месси — это Месси. Хотел бы я с ним поиграть? Не знаю», — серьёзно, это настоящее интервью с Полем), в худшем — грациозное молчание в микст-зоне. Французские журналисты подсчитали, что Погба не говорит ни слова после матчей сборной уже почти 15 месяцев. Ни пресс-конференций, ни публичных выступлений — ничего.

«Да, особые ощущения — вернуться сюда. Здорово, что забил, но главное — победа. Теперь надо готовиться к следующему сопернику, я только ищу свою форму», — сколько тысяч раз вы слышали/читали подобные слова от футболистов?
Складывается ощущение, что современным футболистам контракт на использование медиаобраза нужен только ради того, чтобы молчать. Отдаление игроков от прессы происходит повсеместно — не думайте, что только в России журналисты напрасно стоят в микст-зонах, наблюдая за тем, как игроки проходят, не обращая внимания на вытянутые диктофоны. В России пока лишь примитивный уровень борьбы с неугодным освещением — молчаливые действующие футболисты со временем становятся бывшими футболистами и внезапно оказываются говорливыми людьми, как, например, Андрей Стрельцов.

В Европе даже с разговорчивостью бывших футболистов проблема, а действующие игроки всё чаще общаются только через клубные пресс-службы. Марио Гётце, впервые приехавший на «Сигнал-Идуна-Парк» в качестве игрока «Баварии», разминался в подтрибунном помещении, чтобы не слушать оглушительный свист, затем вышел на поле и забил победный мяч в ворота «Боруссии». Конечно, он был героем дня, но после матча ни один журналист не получил от Гётце комментариев. Вместо журналистов он пошёл к камере клубного телевидения, где бывший корреспондент Sky Дитер Никлес не задал ему ни одного острого вопроса. «Да, особые ощущения — вернуться сюда. Здорово, что забил, но главное — победа. Теперь надо готовиться к следующему сопернику, я только ищу свою форму», — сколько тысяч раз вы слышали/читали подобные слова от футболистов?

В ближайшие годы подобные откровения станут ещё более частыми. Футболистам и тренерам выгодно сглаживать все острые углы, а клубы хотят минимизировать риск конфликтной ситуации — имиджевые контракты, как часть не только рекламной, но и репутационной жизни клубов, будут лишь множиться. Парадокс ситуации заключается лишь в том, что в повёрнутом на Интернете современном обществе существует запрос на большую причастность к жизни команды, и клубам придётся выбирать, как пытаться влиять на развитие маркетинга: через открытость, которая потенциально может обернуться скандалами, или через максимальную прилизанность, бесконфликтность.

Профессор спортивной журналистики Гамбургского университета журналистики и коммуникаций Томас Хорки считает, что клубы топ-лиг выберут второй вариант как наименее проблемный. Клубы рискуют потерять часть европейской аудитории, которая может переключиться на местные клубы низших лиг, не озабоченные медиастатусом, зато для азиатского рынка отсутствие скандалов и идеальная медиачистота очень важны. Известно, что китайцы и японцы очень болезненно реагируют на любые поражения, даже на уровне прессы.

***


— Погодите, я же запретил вам появляться на пресс-конференциях, не так ли?
— Нет-нет, это был мой брат.
— Ну, тогда и вам запрещаю. Вас стало слишком много.

Несколько лет назад, когда состоялся диалог между тогдашним главным тренером «Манчестер Юнайтед» сэром Алексом Фергюсоном и журналистом, всё это воспринималось в шутку. Сейчас становится понятно, что шутки закончились — имиджевые и медиаправа футболистов, тренеров и прочих работников стали для клубов столь важны, что влияют уже и на трансферные вопросы. Это уже не шоу-бизнес, где скандал скорее плюс, чем минус. Это уже ближе к политике — предусмотреть и прилизать нужно всё. Монетизируемая бесконфликтность стала для клубов важнее игры команды — тот факт, что спортивная часть контракта Роберто Сориано получилась меньше имиджевой, красноречиво свидетельствует об этом.
Фото: Reuters
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 64
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →