«Зенит»
Фото: «РИА Новости»
Текст: Антон Михашенок

Неестественный отбор. Почему еврокубки — повод вспомнить о лимите

«Зенит» и «Локо» победили, нарушив лимит на легионеров. Играть сильнейшими наши клубы могут только в Европе.
18 сентября 2015, пятница. 22:30. Футбол

Три из пяти российских клубов, участвующих в еврокубках, в первых турах Лиги чемпионов и Лиги Европы расстроили идеологов ужесточения лимита на легионеров в чемпионате России. «Краснодар» в Дортмунде пожертвовал Юрием Газинским в пользу Стефана Страннберга и Шарля Каборе, которые в центре очень неплохо прихватили Дортмунд: все моменты «Боруссии» пришли с флангов. «Зенит» Андре Виллаш-Боаша, последовательно выступающего против лимита, в Валенсии играл с четырьмя россиянами, а сразу после гола Акселя Витселя и вовсе перешёл на игру в восемь легионеров. «Локомотив» в Лиссабоне одержал очень стильную победу, играя с тремя россиянами со старта.

Уложились в лимит лишь «Рубин» и ЦСКА. Но «Рубин» сделал бы это, даже если бы очень захотел нарушить правила: у команды в обойме всего 6-7 легионеров. В итоге казанцы показали худший результат из наших клубов: имея наименее сильного по имени соперника, казанцы за 90 минут нанесли в створ всего два удара. ЦСКА же даже заменами вписывался в лимит, но другое дело, что если бы после выхода на поле Сейду Думбия вместо Бибраса Натхо Алан Дзагоев получил травму, в чемпионате России его пришлось бы менять на Александра Головина с сохранением схемы или на Алексея Березуцкого со значительными изменениями формации. Тогда как в Лиге чемпионов Дзагоева можно сменить на Георгия Миланова или Александра Цауню.

Еврокубки тем и хороши, что можно сравнивать разные стили и схемы подготовки команд — некоторые строят на этом свои трансферные кампании, понимая, что если игрок не из самого сильного чемпионата дважды здорово сыграл против топ-команды чемпионата Франции, то его можно подписывать немецкому или английскому середняку. В еврокубках, к примеру, играют две норвежские команды: обе, как и российские клубы, выступали в гостях, да ещё и против очень негостеприимных соперников — «Фенербахче» и «Сент-Этьена». «Мольде» победил в Турции 3:1, «Русенборг» за пять минут до конца игры во Франции вёл 2:1 (а мог — 4:1) и упустил победу только после не самого очевидного пенальти.

Сверим вводные данные. В Скандинавии тоже есть лимит, но он весьма условный — легионеров в заявке на сезон должно быть не больше 50%. Это справедливо: если иностранцев больше, чем местных, то идентичность лиги начинает теряться. При этом на поле при желании можно выпустить и 10 легионеров — если они сильнее местных, считается, что местные потянутся за ними. Всё довольно просто.

Норвежским клубам несложно заполнить свои составы африканской силой, которая: а) будет стараться зацепиться за любой шанс заиграть в Европе и будет выходить на поле за копейки; б) без вопросов захочет переехать в страну с высочайшим уровнем жизни. Но норвежские клубы идут на это только в крайнем случае, когда наступает финансовый коллапс — так молодых африканцев набрал испытывающий проблемы с деньгами «Викинг». В нормальных условиях норвежцы стараются работать над своими академиями. Без лимита. Их не заставляют это делать, просто они сами понимают, как это выгодно — не вложить в игрока большие деньги, довести его до хорошего уровня и получить доход с двух последующих его продаж. При этом не работает ни национальный протекционизм, ни возрастной — если 37-летний венгр сильнее 19-летнего норвежца, выходить на поле будет 37-летний венгр.

Вот что на практике имеет Норвегия со своей абсолютно здоровой системой конкуренции: «Русенборг» во Франции выходит на поле, имея восьмерых норвежцев, «Мольде» в Турции использует в основе девятерых норвежцев.

Выступающие за лимит коллеги и специалисты утверждают, что отсутствие конкуренции — понятие скорее теоретическое. Но вот что на практике имеет Норвегия со своей абсолютно здоровой системой конкуренции: «Русенборг» во Франции выходит на поле, имея восьмерых норвежцев, «Мольде» в Турции использует в основе девятерых норвежцев.

А есть ещё «Одд», не сложивший оружия от одного имени «Боруссии» — тоже девять норвежцев в основе.

А есть ещё «Стрёмсгодсет» с лучшей в Норвегии системой доведения игроков до стартового состава.

А есть ещё три-четыре десятка норвежцев в хороших европейских чемпионатах.

А есть ещё пять тренеров-норвежцев, возглавляющих команды, участвующие в групповом этапе Лиги чемпионов и Лиги Европы.

ЦСКА, «Зенит», «Рубин», «Локомотив» и «Краснодар» на пятерых в основных составах за эти три дня использовали 23 россиянина. Российских тренеров на групповых этапах ЛЧ и ЛЕ четверо, российских футболистов в хороших европейских чемпионатах — два с половиной.

Хороша теория, правда?

Может, успехи норвежских клубов случайны? Давайте посмотрим на результаты сборной: в сентябре без пропущенных мячей обыграны Болгария в гостях и Хорватия дома — не так уж и плохо. Давайте посмотрим на успехи молодёжи: Мартин Эдегор, как бы скептически кто к нему ни относился, в мадридском «Реале» и возит по газону молодёжную сборную Англии, игроки которой на три-четыре года старше, чем он. Рафик Зехнини из «Одда» летом едва не перешёл в «Манчестер Юнайтед». Кристоффер Айер из «Старта» интересует половину Европы — в 16 лет он стал прочным игроком основы на ключевой позиции в опорной зоне.

Даже изначально боевитых футболистов ломает лимит и его ранние деньги — это всё равно что закаливаться, постоянно обливаясь тёплой водой.

Всё это возможно фактически без лимита. Это возможно при желании развивать футбол, а не заниматься протекционизмом.

Лимит на легионеров плох не по каким-то теоретическим причинам, а по вполне конкретным. Еврокубковые матчи — отличный повод указать как минимум на две системные ошибки, возникающие из-за мер внутреннего протекционизма.

Ошибка первая. Можно лукаво щурить глаза и говорить: «А приведите ваши доказательства того, что россияне у нас конкурируют с россиянами, а легионеры — с легионерами», а можно просто посмотреть матчи Лиги чемпионов и Лиги Европы. Комментируя вчерашний матч «Краснодара» с «Боруссией», Алексей Андронов рассказал о разговоре главного исполнительного директора Дортмунда Ханс-Йоахима Ватцке с переводчиком «быков» Александром Альтхофеном. Ватцке недоумевал, почему российские клубы не покупают вратарей-легионеров: «Вы покупаете нападающих-легионеров, но ни один из нападающих не забьёт столько, сколько пропускают ваши вратари».

Интересно, как правильно перевести на немецкий «вратарь — российская позиция»?

Уважаемый менеджер «Боруссии», конечно, не так часто видит российские клубы в игре. Если бы это случалось чаще, то такое же, а возможно, и большее недоумение он выразил бы по поводу крайних защитников. В прошлом сезоне пропорции россиян и легионеров на краях у «Зенита», «Краснодара», «Локомотива» и «Рубина» были такими — 33% иностранцев и 67% наших. Почему-то считается, что если необходимых для основы россиян запихнуть на фланги, то будет надёжнее.

Вот и итоги: если взять статистику WhoScored, то чемпионат России в лидерах по среднему количеству грубых вратарских ошибок, приведших к голам, — и в еврокубках мы видим, что это неслучайно. Что же касается фланговых защитников, то статистика такова: «Краснодару» оба мяча забили крайние защитники, решающий гол в ворота «Рубина» случился после того, как надежду страны Эльмира Набиуллина простенько обыграли на рывке, а Олег Кузьмин упустил своего игрока. «Зениту» оба мяча забили с флангов (при ошибках вратаря), ЦСКА забили после классической фланговой атаки. В прошлом еврокубковом сезоне через центральную зону, укомплектованную обычно легионерами, российские клубы пропустили всего пять мячей из 43. Зато 16 случились после стандартов (7 из 11 мячей в свои ворота «Зенит» получил после розыгрышей штрафных и угловых — просто катастрофа) и 20 — после фланговых атак. Вот типичный гол в ворота российских команд в Европе.

К Сергею Петрову никаких личных претензий — просто пример слишком показательный, чтобы от него отказаться. От крайнего защитника один в один уходят очень легко — и это приводит к голу. Можно найти игроков на фланги обороны сильнее, но купить их нельзя — лимит. Лимит этот якобы во благо сборной России, но несколько лет протекционизма привели к тому, что Премьер-Лига превратилась в чемпионат российских крайних защитников, а в сборной в решающий момент игры со Швецией на левый край обороны выходит 34-летний правый защитник Кузьмин — сильнее действительно нет никого.

Вторая системная ошибка — психологическая. Даже изначально боевитых футболистов ломает лимит и его ранние деньги — это всё равно что закаливаться, постоянно обливаясь тёплой водой. В Севилье, Риме, Неаполе, Пльзени, Вене, Базеле, Лиссабоне, Мариборе — везде, где трибуны начинают давить, российские команды начинают плыть. И первыми, увы, это делают наши футболисты (хорошо, если легионеры затаскивают, как это случилось в Валенсии). Если раньше наши команды на сложных выездах изначально играли на отбой, то теперь менталитет меняется — мы стараемся играть за пределами страны в футбол, но, пропустив один удар, виснем у канатов.

Один из любимых контраргументов сторонников лимита — у нас в чемпионате мало матчей с такой атмосферой, какая бывает на Балканах, в Испании или Шотландии, поэтому на выездах нам всегда сложно играть под давлением. Здесь мы возвращаемся к норвежцам — у них практически нет ультрас, и боление похоже на английское, явно не агрессивное.

И тем не менее только в этом еврокубковом сезоне норвежцы побеждали в Албании, Румынии, Чехии, Турции и не проигрывали в Хорватии и Франции. «Русенборг» не проигрывает уже в десяти выездных еврокубковых матчах подряд, а игроки команды из Тронхейма позволяют себе на сложном выезде играть так.

Матсу Хуммельсу после первого матча «Боруссии» с «Оддом» журналисты сказали, что Зехнини всего 17 лет, и реакция защитника получилась более чем показательной: «Действительно? Ему что, правда 17 лет?! Обалдеть!» Хуммельс был впечатлён не уровнем Зехнини, а тем, что в свои 17 он шёл на чемпионов мира абсолютно без всякой боязни. Сложно представить, что Хуммельса сможет так удивить игра кого-то из россиян — хотя бы потому что в 17 лет у нас в еврокубках не играют.

Норвежские клубы, делающие ставку только на физику, — уже стереотип. Благодаря мигрантам и конкуренции с африканскими и южноамериканскими игроками в чемпионате норвежцы научились технике и скорости, конкуренция друг с другом сделала их более хладнокровными (хотя, кажется, куда уж более — скандинавы ведь). Теперь они готовы конкурировать не только между собой, но и с соперниками, играть без опаски допустить ошибку. Внутривидовая борьба привела к усилению популяции — основа эволюционной теории.

По крайней мере, в футбольном вопросе мы, судя по всему, предпочитаем доказательной науке религию.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 255
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший фланговый защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →