Константин Генич
Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»
Текст: Леонид Волотко

Генич: Тарасову – респект! Геннадию Сергеевичу – здоровья!

Константин Генич — об интервью с Тарасовым в Черкизово во время матча и о «замене» Геннадия Орлова в Валенсии.
21 сентября 2015, понедельник. 18:05. Футбол
— Сегодня утром вы посвятили пост в «Инстаграме» Дмитрию Тарасову. Интервью с футболистом во время матча сразу после замены – случалось ли такое раньше? Или Тарасов – первый, кто на это пошёл?
— Это в принципе уникальный случай, когда футболист уходит на замену и не отказывает в интервью. Как правило, корреспонденты, работающие на бровке, или стесняются просить об этом игроков, или, зная, что те, скорее всего, не согласятся, о подобных вещах и не задумываются. Хотя удачные примеры уже были. Мы даже тренеров как-то пытались привлекать к репортажу и просили прокомментировать ту или иную замену. Как сейчас помню, первопроходцем в этом был Сергей Григорьевич Оборин, на тот момент возглавлявший «Крылья Советов». Что касается футболистов, то Михаил Моссаковский во время одного из матчей ЦСКА в Химках беседовал с Аланом Дзагоевым, а вчера на интервью согласился Тарасов. И я в связи с этим хотел бы ещё раз выразить Дмитрию респект и огромную благодарность! Другой мог бы отмахнуться и пройти мимо, но Тарасов только пожал руку Игорю Черевченко и, так и не дойдя до скамейки, сразу же отправился ко мне, после чего ответил на два коротких вопроса. Ничего сложного для футболиста я в этом не вижу, но трансляцию такие вещи обогащают и делают её более качественной и яркой.

— Само интервью удалось? Я в этот момент был в ложе прессы и до сих пор не слышал разговора.
— Знаете, по большому счёту даже не важно, что именно я спрашивал у Тарасова. Самое главное в этой истории то, что была проявлена инициатива корреспондента у бровки, которую поддержал футболист. Не то чтобы я могу этой историей гордиться, но считаю её работой, выполненной хорошо.

— То есть интервью родилось спонтанно?
— Абсолютно! Договорённости у меня были только с клубными пресс-службами относительно того, кто из игроков придёт на интервью в перерыве, во сколько мы записываем разговор с тренерами перед игрой и кто от команд будет участвовать в прямых включениях программы «90 минут». История же с Тарасовым – полная импровизация.

— Вы сказали, что «ничего сложного для футболиста в этом нет». Но это с точки зрения журналиста. А если бы у вас во время игровой карьеры попросили об интервью прямо на поле – какой была бы реакция?
— Будучи человеком коммуникабельным, конечно же, остановился бы! Другой вопрос, что, когда я играл, корреспондентов на бровке ещё не было. Как, кстати, и ТВ-трансляций матчей первого дивизиона. Но повторюсь, нет ничего трудного в том, чтобы после замены ответить на один банальный вопрос по игре. Так что, пользуясь случаем, призываю остальных футболистов охотнее соглашаться на такие вещи и помогать делать наш футбол более зрелищным, качественным и информативным!

— Кстати, почему в Черкизово на матче «Локомотив» — «Крылья Советов» вы работали от бровки, а не из комментаторской кабины? Нравится ли этот жанр?
— Безумно! Я Получаю огромный кайф, работая от кромки поля, потому что это совершенно другая проекция и взгляд на игру. Находясь там, чувствуешь дыхание матча, слышишь подсказки тренеров, понимаешь, о чём переговариваются футболисты, и замечаешь те нюансы, которые не разглядеть с верхотуры. Плюс, мне очень нравится задавать вопросы тренерам и игрокам – надеюсь, они получаются уместными и компетентными.

Но это не значит, что работать от бровки мне комфортнее, чем из кабины. Просто вчера получилась так, что я увидел в расписании на этот матч Юрия Розанова, после чего сам вызвался отработать эту игру, так как, во-первых, безмерно уважаю Юрия Альбертовича, во-вторых, очень хотел поработать с ним в паре.

— Интервью с игроками прямо во время матча мы увидели. Есть ли какие-то ещё задумки, которые мы сможем увидеть в этом или следующем сезоне?
— В нынешнем сезоне внедрить что-то новое будет непросто. Любая импровизационная вещь поощряется, но есть технический регламент, куда очень тяжело внести какие-то корректировки во время чемпионата. Тем более что наши клубы и так не слишком охотно идут на контакт с прессой.

Поэтому уже хорошо то, что мы успели кое-что внедрить. Например, мы прописали предматчевые интервью с тренерами. Сначала приходили главные, но, внимательно вчитавшись в договор, поняли, что можно отправлять своих помощников. Но суть от этого не меняется, потому что, когда есть мнение из тренерского штаба, это очень круто!

Аналогичная история – с включениями в перерыве, на которые теперь обязаны приходить игроки с поля, а не условные третьи вратари, которых знают только родители и их тренеры по детской школе. То же самое – с послематчевыми брифингами. Например, вчера Франк Веркотерен хотел отправить на интервью своего помощника, но когда узнал, что в регламенте чётко прописано, что после матча с журналистами общается исключительно главный тренер, отправился во флэш-зону сам.

Так что в целом новый шаг в этом направлении сделан, но мы обязательно будем двигаться вперёд, придумывая какие-то новые фишки и делая трансляции чемпионата России ярче и богаче.

— Из РФПЛ отмотаем плёнку и вернёмся в еврокубки. Как себя чувствует Геннадий Сергеевич Орлов?
— Расскажу небольшую предысторю. Когда за две недели до начала группового турнира Лиги чемпионов я позвонил Геннадию Сергеевичу и сказал, что принято решение о моей командировке в Валенсию вместе с ним, Орлов ответил: «Замечательно! Мы, Константин, с тобой одинаково понимаем футбол, так что уверен: наша пара отработает отлично». Не секрет, что не всем удаётся подстроиться под манеру совместной работы с Геннадием Сергеевичем, поэтому уже тогда мы договорились, что обязательно встретимся перед игрой в Испании и проговорим, как будем строить репортаж, и отметим какие-нибудь важные нюансы.

— И как, встретились?
— Увы, нет. За день до игры я оставил аккредитации Орлова и других коллег с питерского телевидения в офисе Champions League, передав Геннадию Сергеевичу, чтобы он их забрал. Мы договорились увидеться в день матча в обед. Всё было нормально, пока не раздался звонок: «Константин, как самочувствие? Как настрой? Всё ли в порядке?». «Да. Во сколько мы встретимся?» — спросил я. «Мы, наверное, не встретимся – меня госпитализировали с подозрением на аппендицит. Сейчас я нахожусь в клинике вместе с врачом «Зенита», и, похоже, надо будет оперировать…».

Я поначалу подумал, что это какой-то развод, учитывая последние события. И решил перепроверить, попросив коллег из Москвы перезвонить Геннадию Сергеевичу и перепроверить. Выяснилось, что проблемы у него начались ещё в Санкт-Петербурге, но по приезде в Валенсию вроде бы всё нормализовались. Но в день игры боль вернулась, поэтому было решено ехать в клинику, где диагноз подтвердился.

— То есть весь сценарий работы на игре пришлось переделывать?
— Да, ведь изначально на мне были предматчевые включения, флэш-интервью и включения в репортаж от кромки поля. Всё это, к сожалению, пришлось сворачивать, так как элементарно не хватало людей. Хотя флэш-интервью мы всё-таки сделали: закончив репортаж из комментаторской кабины, я, взмыленный от жары и духоты, прибежал вниз и взял интервью у Виллаш-Боаша, Дзюбы и Смольникова.

— На этом приключения в Валенсии закончились?
— Ну, была забавная история уже на комментаторской позиции. Для того чтобы отыскать их на незнакомом стадионе (а «Месталью» после того, как я приезжал туда в последний раз, очень сильно переделали как внутренне, так и внешне), каждый комментатор идёт по навигации: на всех аренах есть специальные таблички, которые указывают, где микст-зона, флэш-зона и так далее. И вот по этим указателям ты и находишь своё место. И вот, придя за полтора часа до начала матча, я увидел картину, которая меня сразу поразила! Как правило, на матчах Лиги чемпионов для комментаторов приготовлено очень много позиций – с двумя мониторами на каждую. Технический (со статистикой и результатами параллельных матчей) и трансляционный. В моём же распоряжении было пять (!) мониторов. И больше ничего. Я начал паниковать, бегая по всему верхнему ярусу и спрашивая: «Где здесь комментаторские позиции?!». А мне отвечают: «Так вот же она!». И показывают на то самое место. Я обомлел: «Так здесь же всего одна позиция?». Но, спустившись, увидел табличку: «НТВ, «НТВ-Плюс». Выяснилось, что я был единственным комментатором на целом ряду! За пару минут до стартового свистка ко мне подсели сотрудники УЕФА, но больше никого из комментаторов рядом не было! И это меня, конечно, очень удивило – я не первый раз работаю на Лиге чемпионов, но на моей памяти такое, чтобы рядом не было вообще никого из коллег, случается впервые.

— После матча с Геннадием Сергеевичем игру не обсуждали?
— Обсуждали, конечно! Вернувшись в гостиницу, я набрал его номер и подробно рассказал, как развивался матч, какой состав был у «Зенита», кто, где и какие ошибки допустил. Ну и пожелал скорейшего выздоровления, конечно. Сейчас, насколько я знаю, Орлов в Санкт-Петербурге и идёт на поправку. Так что, пользуясь случаем, пожелаю ему здоровья и сейчас!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →