Люсьен Фавр
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Право на сомнение. Чему учит история Люсьена Фавра

Люсьен Фавр ушёл из гладбахской «Боруссии», расписавшись в неспособности справиться с ежедневным давлением.
22 сентября 2015, вторник. 23:30. Футбол
Отставка Люсьена Фавра из гладбахской «Боруссии» стала неожиданностью только для тех, кто не следит пристально за карьерой швейцарского тренера. Результаты ничего общего с отставкой не имеют: у Фавра, который за четыре с половиной года сделал из едва не вылетевшей во вторую Бундеслигу команды постоянного участника еврокубков, был бесконечный кредит доверия от руководства. Если бы к концу первого круга чемпионата «Боруссия» шла последней, один из лучших менеджеров лиги Макс Эберль, не привыкший принимать спешных решений, не уволил бы тренера с чистейшей репутацией. Даже фанаты «жеребят», которые, как и все болельщики в мире, болезненно воспринимают любое поражение, готовы были ждать. Такое в истории отношений «Боруссии» и Фавра случилось едва ли не впервые: когда в начале прошлого и позапрошлого годов команда начинала сыпаться, с трибун доносился свист.

Проблемы Гладбаха ни в коем случае не стоит сравнивать с прошлогодним кризисом другой «Боруссии» — дортмундской. Тогда налицо был провал системы, и Юрген Клопп упрямился, не старался её изменить. Фавр на старте сезона видел проблемы и пытался их решить: он даже отказался от своей обычной стратегии держать при любой фазе обороны восемь-девять футболистов строго за линией мяча, а больше времени уделил атакам через центр. В отличие от Дортмунда, где сломалась работавшая схема, проблемы Гладбаха были индивидуальными. Гранит Джака, один из лучших игроков команды в прошлом сезоне, показал, что после ухода Кристофа Крамера не готов в одиночку справляться с опорной зоной, а Ларс Штиндль — футболист более атакующий. Раффаэл, лидер «Боруссии», на старте сезона почти перестал бить и совсем перестал попадать в створ, и здесь проблемы Гладбаха схожи со сложностями, которые испытывает сейчас «Краснодар»: бразильские нападающие — это здорово, но если они впадают в уныние, затяжного кризиса команде не избежать.

Но всё это проблемы индивидуальные, не системные, а значит, в любом случае решаемые со временем. Проблема оказалась в том, что Фавр перестал быть к этому готовым.

Тот, кто следит за карьерой швейцарского тренера, знает, что подобная ситуация возникает не в первый раз. Фавр привык сомневаться в себе, в том, что он готов к ежедневной изнуряющей работе, в том, что его работа помогает футболистам. Каждый раз, когда сомнений становится слишком много, он составляет прошение об отставке — ходят слухи, что в последние месяцы работы с берлинской «Гертой» он писал заявления едва ли не после каждого матча, вне зависимости от результата. Утром после игры Фавр выходит на пробежку и перезаряжает батареи — большинство заявлений так и не доходят до менеджмента. Однако наступает день, когда батареи не перезаряжаются.

Когда в одном из интервью у Люсьена спросили о его главном тренерском принципе, тот не стал говорить о стиле, тактике или требованиях к игрокам. Он сказал о себе: «Главное, что я должен делать, — каждый день показывать, что я верю в возможности своих игроков». Швейцарский тренер Даниэль Жандюпё в прошлом году по просьбе France Football побывал в расположении «Боруссии», чтобы написать для журнала очерк о тренере. «Жеребята» тогда проиграли три матча подряд, в том числе прямому конкуренту — «Вольфсбургу», и тем не менее на тренировку сразу после игры Фавр вышел в приподнятом настроении. Он активно подсказывал игрокам, шутил и охотно общался с Жандюпё, хотя спал всего несколько часов. Жена тренера Шанталь рассказывала, что Люсьен работает по 70 часов в неделю, а после матчей почти не спит.

Работа футбольного тренера гораздо сложнее, чем многие думают. В отличие от команды тренер не может разделить стресс на 11, а давление в лучших европейских лигах ощущается ежеминутно.
Работа футбольного тренера гораздо сложнее, чем многие думают. В отличие от команды тренер не может разделить стресс на 11, а давление в лучших европейских лигах ощущается ежеминутно. Давление болельщиков, давление СМИ, давление ожиданий и груз неудачных результатов — всё это главный тренер должен нести в одиночку. Мы не можем видеть, как тренер справляется с этим, — это видит только Шанталь Фавр и семьи других специалистов по всему миру. Нам важно лишь, чтобы тренер во время матча выглядел уверенно. Люсьен Фавр долго терпит, потом начинает писать заявления об отставке, но продолжает обманывать себя, оставаясь позитивным на тренировках, а затем сомнений становится слишком много даже для самообмана. В этот момент он выходит из игры. Так было в «Герте», так случилось и в «Боруссии».

Случай Фавра позволяет задать сразу несколько важнейших вопросов. Имеет ли современный тренер право на сомнение в своих силах? Если да, то можно ли доверить ему команду экстра-уровня? Достаточно ли одного профессионального мастерства или тренер топ-клуба обязан удовлетворять неким психологическим стандартам?

Фавр провёл в «Боруссии» четыре с половиной года и уходит с безупречным резюме — почти 50% побед с командой, которая при его появлении в клубе безнадёжно стояла на вылет. Ещё более ценно умение Люсьена раскрывать таланты и доводить их до основы: Данте, Роман Нойштедтер, Крамер, Торган Азар и многие другие — все они сделали следующий шаг благодаря тренеру Гладбаха.

У Фавра не должно быть проблем с предложениями о работе, однако следующее место тренера станет показательным. Если его выберет топ-клуб, то он подпишется под тем, что получает тренера, который даст и результат, и развитие игроков и команды, но при этом может разорвать контракт в любой момент, почувствовать, что полностью выгорел. Если его выберет клуб уровня борьбы за Лигу Европы, это даст ясный сигнал: система предрассудков в мире футбола такова, что клубы готовы терпеть поражения, но не готовы дать тренеру возможность в любой момент выйти из игры.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 40
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →