Библия пенальти РФПЛ
Фото: Максим Туманов, «Чемпионат»
Текст: Антон Михашенок

Бей, как Пеев, стой, как Кержаков. Как в РФПЛ исполняют пенальти

Участники Лиги чемпионов от России не забили на старте сезона четыре пенальти из девяти.
26 сентября 2015, суббота. 07:00. Футбол
«Зенит» и ЦСКА в начале нынешнего сезона испытали проблемы с исполнением пенальти. За последние несколько лет это первый случай, когда у лидеров нашего футбола синхронно отключается функция реализации ударов с «точки», и это стало поводом для разбора всего, что касается пенальти в чемпионате России.

Значимость пенальти


Ценность пенальти слегка преуменьшена — болельщики считают такие голы дешёвыми, уверены, что команды высокого уровня обязаны реализовывать 11-метровые с закрытыми глазами. Между тем, при удаче в чужой штрафной команды РФПЛ 20-25% своих голов в сезоне могут набирать с пенальти. Российские судьи склонны к жёстким решениям относительно столкновений в штрафной — из пяти лучших лиг Европы только в Италии ставят пенальти чаще.

За три полных сезона и начало нынешнего российские судьи в 792 матчах назначили 251 пенальти. Допустим, что в матче будет только один 11-метровый — тогда получится, что почти треть игр РФПЛ не обходятся без пенальти. Средняя результативность нашего чемпионата за шесть последних лет составляет 2,42 гола, и если предположить, что команды забьют ровно по голу, то судьба матча (0,42 гола) чаще, чем в Европе, решается благодаря ударам с «точки». Пока российские судьи не изменят своей жёсткости, а наши защитники не перестанут ошибаться у своих ворот, пренебрегать пенальти нельзя: для чемпионата России 11-метровые — гораздо более значимый игровой элемент, чем, например, для Англии.

Процент реализации


В чемпионате России пенальти реализуют не хуже, чем в других европейских чемпионатах. Средний процент конвертации в РФПЛ за последние сезоны составляет 77%. Именно столько — 77 пенальти из 100 — в среднем реализуются в английской Премьер-лиге за всю её историю, и именно после того, как процент реализации пенальти Лионелем Месси в «Барселоне» приблизился к этой отметке, стали возникать вопросы о штатном пенальтисте «блауграна». Действительно, не дело Лео бить 11-метровые с таким процентом, как в Англии и тем более в России.

Не отличаются российские пенальтисты от европейских и в том, что касается психологии и физиологии: в первых таймах 11-метровые реализуются намного чаще, чем во вторых (80% против 73%). Аномальный результат — 80% конвертации после перерыва — был зафиксирован лишь в сезоне-2012/13, тогда это позволило установить лучшее достижение по реализации пенальти за последние годы. Более того, если в Европе между сезонами существуют скачки (допустим, в прошлом сезоне Бундеслиги были реализованы 82% ударов с «точки», а в позапрошлом — всего 73%), то в России всё стабильно — 78%, 74%, 77% и 76% на этот момент в нынешнем сезоне.

Поминутная работа


Гораздо более, чем общий массив пенальти, интересны цифры поминутной детализации ударов. Весь матч разделён на отрезки по 10 минут, и лишь концовку первого тайма решено взять пятнадцатиминуткой. Ради этого от отрезков 31-40 и 41-50 отказываемся, потому что пенальти на 43-й минуте и пенальти на 47-й минуте — это совершенно разные пенальти.

Начнём с первого тайма. Первым делом обращает на себя внимание чудовищный разрыв между стартом тайма и его завершением. За три полных сезона и начало нынешнего судьи назначили всего девять пенальти — на всех остальных временных отрезках 11-метровых существенно больше. Нельзя объяснить это только отсутствием усталости — десятиминутка сразу после перерыва дарит более чем в два раз больше пенальти. Здесь мы сталкиваемся с судейским предрассудком — пенальти на условной третьей минуте стоит ставить только 1000-процентный. По
факту это означает, что судьи по-разному отнесутся к одному и тому же стыку в штрафной в первую десятиминутку и в конце тайма. У европейских судей статистика ровнее, хотя тот факт, что в первые 10 минут процент пенальти за игру рукой от общего числа назначенных 11-метровых выше, чем в любую другую десятиминутку, свидетельствует о том, что и в Европе судят не без штампов.

А вот в конце первого тайма судьи забывают о снисходительности. Причина не в том, что это 15-минутный отрезок, а не 10-минутный — разница слишком ощутима. За 15 последних минут первого тайма российские судьи ставят пенальти чаще, чем за первые полчаса игры. Самый низкий в тайме процент реализации пенальти объясняется усталостью игроков перед перерывом — во многих командах 11-метровые бьют не нападающие, а полузащитники, футболисты с наибольшим пробегом.

Статистика второго тайма разнообразнее. Видимых причин для серьёзного западания конвертации с 56-й по 65-й минуту, казалось бы, нет, однако при наложении на тайм-лайн матча замен, становится понятно, что это самая активная десятиминутка в плане изменений в составе. Любая замена рвёт ритм игры и сказывается на пульсе пенальтистов, кроме того, бывает так, что замена сбивает его прямо перед ударом. Как минимум в двух случаях из рассмотренных так и случалось: замена перед пенальти — удар мимо.

Зато достойное объяснение тому, что с 76-й по 85-ю минуту залетает почти всё, найти довольно сложно. Куда проще с отрезком 86-90+: если от удара зависит, наберёт ли команда очки, то к мячу пенальтист подходит в момент наивысшей усталости и при высочайшем пульсе. То, что даже лучшие пенальтисты нервничают, хорошо показывает статистика по конвертации ударов при разных ситуациях с точки зрения счёта. На тебя совершенно ничего не давит, когда ты ведёшь более одного мяча, а когда ведёшь один мяч, понимаешь, что можешь фактически закончить матч, и давление усиливается. Понимает это и вратарь, старающийся сделать всё, чтобы оставить свою команду в игре.

Физическая усталость и психологическая нагрузка — главные, но не единственные внешние факторы при пробитии пенальти. Для чемпионата России, к сожалению, актуален вопрос погоды и качества поля: на сухом поле конвертируются 80% ударов, а на мокром и вязком — всего 63%. Объяснять причины такой разницы нет смысла, просто посмотрите видео.


Как бить, чтобы забить; как стоять, чтобы взять


Ключевой (и абсолютно неизученный) вопрос относительно пенальти — вопрос центральной зоны. Ворота при пробитии 11-метрового можно разделить на три части: зона, из которой вратарь может взять мяч без прыжка, зона правее и зона левее вратаря.

Рассмотрим вопрос с точки зрения бьющего. Считается, что неберущимися для вратаря становятся удары по девяткам, однако на самом деле сложнее всего взять удары точно в ту зону, где изначально стоял голкипер. Согласно исследованию заведующего кафедрой спортивных исследований бизнес-школы Гилфорда Глейзера, профессора Михаэля Бара Эли, который со своей группой проанализировал около трёх сотен пенальти в матчах лучших европейских лиг, пенальтисты наносят 29% ударов по центру ворот. В процентном соотношении это наиболее успешные удары — если пробить по центру и чуть выше середины ворот, то это почти наверняка закончится голом. Идеальный пенальти в итоге выглядит так.


Про Георги Пеева стоит поговорить отдельно — на данный момент это, возможно, лучший пенальтист в чемпионате России. После того как из «Амкара» ушёл Мартин Кушев, Пеев выиграл конкуренцию за право бить пенальти у Константина Васильева и с тех пор 16 раз подряд в матчах чемпионата России был точен. У Пеева есть всё, чем должен обладать классный пенальтист: психологическая стойкость, наличие базовой точки доставки мяча (в левом от себя углу, под штангой, на любой высоте) и умение чередовать удары в ожидаемую вратарём точку в левом углу с ударами по другим точкам. В итоге из 16 последних пенальти Пеев восемь реализовал ударами в левый угол, четыре — ударами по центру и четыре — ударами в правый угол. Восхитительная педантичность.

Теперь перейдём к фигуре вратаря. Итоги исследования Михаэля Бара Эли бесстрастны: если остаться стоять в центре ворот, то вероятность отражения удара равна 33%. Это намного серьёзнее, чем падать в левый или правый от себя углы — вероятность спасения в таком случае равна 14% и 12% соответственно. Просмотр полутора сотен пенальти в матчах чемпионата России продемонстрировал, что у нас существенно реже, чем в Европе, бьют по центру — всего 22% ударов, но и вратари при этом остаются на месте не в 6 пенальти из 100, как в исследовании израильского профессора, а всего в 1,5%.

Профессиональные спортсмены — очень целеустремлённые люди, и у них часто встречается то, что в психологии называется склонностью к действию. С точки зрения таких людей любое действие лучше любого бездействия, какими бы ни были последствия. На менталитет накладываются профессиональные предрассудки и боязнь осуждения со стороны общественности. Вратаря сборной Нидерландов Яна Йонгблуда даже спустя многие годы на родине считали едва ли не предателем родины за то, что в мюнхенском финале ЧМ-1974 он остался стоять в центре ворот при пенальти в исполнении Пауля Брайтнера. Йонгблуд же поступил с точки зрения тактики правильно — в 1974 году в больших матчах более трети ударов с «точки» были нанесены по центру.

Согласившись с возможным прессом болельщиков и СМИ, отказавшись от предрассудков, вратарь имеет возможность не только улучшить свою статистику, но и заставить бьющего нервничать максимально. Чем дольше не падает вратарь (а он, может, и не собирается), тем быстрее паника охватывает пенальтиста, а если при этом голкипер ещё и изначально настроен разозлить бьющего, то итог будет тримуфальным. Исполняет Михаил Кержаков.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 52
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →