Юрий Лодыгин
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Антон Михашенок

Дом без фундамента. Почему ошибается Юрий Лодыгин

Ругать Юрия Лодыгина становится мейнстримом, но ошибки вратаря и обороны «Зенита» носят системный характер.
27 сентября 2015, воскресенье. 12:15. Футбол

Фоторепортаж с матча «Спартак» – «Зенит»


Юрий Лодыгин продолжает осложнять жизнь нападению «Зенита». В Валенсии и Москве вратарь сборной России привёз в сумме три с половиной мяча — второй гол «Спартака», как минимум. в равной степени проявление гения Ивелина Попова, сумевшего парой касаний в воздухе убрать нескольких соперников и запустить шикарный парашют. Игроки «Зенита» пока не проявляют открытого недовольства выступлениями Лодыгина, а тренерский штаб по-прежнему не видит в постоянных ошибках на выходах ничего страшного. Если вратарь сборной России не отправляется на скамейку, то сигнал ясен: рискованная игра далеко в поле — это не прихоть Лодыгина, а требование штаба и лично Андре Виллаш-Боаша.


Игра вратарей в поле не была изобретена Мануэлем Нойером в матче с Алжиром — рисковали голкиперы и до него. Просто после игры Германия — Алжир окончательно сформировался футбольный неологизм «немецкая вратарская школа» — максимально свободная игра киперов, умение правильно ставить ноги и читать игру. Эта школа не возникла на ровном месте, к ней футбольная Германия пришла, научившись конвертировать традиционную вратарскую харизму (Шумахер, Кан, Леманн) в игровые качества.

В 2011 году Рон-Роберт Цилер, едва вернувшийся из Англии, традиционно мучающейся с киперами, сформулировал золотой принцип «немецкой вратарской школы»: «Нам не нужно впечатлять своей игрой, нужно быть эффективными». Далёкий выход в поле для немецких вратарей (за исключением отдельных выступлений Нойера, когда ему становится скучно) — не
самоцель, а дополнительный инструмент. При высоко поднявшейся защите немецкий вратарь действительно исполняет роль чистильщика, но есть и другие, менее заметные особенности: например, выходя из обороны через пас, центральные защитники растягиваются по флангам, вратарь становится третьим центральным, а крайние защитники получают возможность свободно идти вперёд, создавая численный перевес на флангах. Исключительно прагматично.

Неудивительно, кстати, что подобная вратарская школа появилась именно в Германии. Немцы всегда были жуткими прагматиками — не только в жизни, но и в футболе. Только здесь в обзоре тура журналист может 20 секунд смотреть за нарезкой шикарных финтов на фланге, всё это время молчать, а затем ледяным голосом сказать: «Очень кликабельная игра. Эффективности ноль».

Теперь вернёмся к «Зениту» и Лодыгину. Есть ли у вас ощущение, что выходы вратаря — стремление к эффективности? У меня такого ощущения нет. Со стороны кажется, что это стремление к той самой «кликабельной» красоте, которая при удачном исходе может свести с ума болельщиков. Так получилось, что ошибки Лодыгина в сентябре легли кучно, но если бы они равномерно распределились по сезону, никто бы не говорил о кризисе — эффектность затмевала бы разум, как часто случается в футболе.

Есть и второй момент. Я уже сказал, что немцы годами шли к тому, что в итоге стало «немецкой футбольной школой» — то есть годами они вырабатывали методики работы с голкиперами, начиная с детских команд. Вспомните, откуда в «Баварию» перешёл Мануэль Нойер, — до Мюнхена он был вратарём (и отчаянным фанатом) «Шальке-04». Ныне в Гельзенкирхене номер один Ральф Ферман — возможно, самый недооценённый кипер Европы. Помимо того что по итогам двух последних лет Ферман — лучший среди вратарей в топ-5 лигах по отражению ударов из пределов штрафной, он ещё и замечательно играет ногами. По итогам 2014 года в Германии был только один вратарь, делающий больше точных передач за 90 минут, чем Ферман: без неожиданностей, это Нойер. Неожиданность заключается в другом: если взять всех вратарей топ-5 лиг, то и здесь Ферман будет вторым по игре ногами после Нойера.

Так получилось, что ошибки Лодыгина в сентябре легли кучно, но если бы они равномерно распределились по сезону, никто бы не говорил о кризисе — эффектность затмевала бы разум, как часто случается в футболе.
Под Ферманом в «Шальке» растёт Тимон Велленройтер, отправленный сейчас набираться опыта в «Мальорку». Велленройтер, дебютировавший в Лиге чемпионов в 19 лет матчем с «Реалом», тоже показал себя как чрезвычайно уверенный для своих лет вратарь. Он тоже прекрасно играет на выходах и готов помочь центральным защитникам с началом атак.

Всё это позволяет говорить о том, что «Шальке» целенаправленно и уже много лет ведёт работу по подготовке вратарей к игре, сочетающей хорошие рефлексы и уверенность в собственных ногах. Когда летом вместе с Роберто ди Маттео из Гельзенкирхена уехал и пришедший с ним тренер вратарей Массимо Баттара, Ральф Ферман в интервью не скрывал удовлетворения: клуб вернулся к «немецкой вратарской школе», Ферман получил больше свободы, а тренировки перестали включать в себя исключительно занятия на рефлексы.

«Зенит» же попробовал построить дом без фундамента. Во-первых, тот, кто видел Юрия Лодыгина в «Ксанти», не даст соврать, что он изначально был классным шот-стоппером, здорово играл на линии и выделялся бешеной храбростью — летел на любой мяч вперёд головой. Предпосылок к тому, что из него вырастет «свипер-кипер», не было. Во-вторых, тренерами вратарей «Зенита» являются Михаил Бирюков и Вил Корт — очень сильные специалисты, но у них не было долгого опыта работы с далеко выходящими из ворот голкиперами. У Бирюкова провёл лучший отрезок в карьере Вячеслав Малафеев, специализирующийся (или специализировавшийся?) на игре на линии ворот. У Корта в «Порту» эксцентричного Байю сменил Элтон, вратарь в целом средних способностей, но с отличной пластикой. На год в «Порту» Виллаш-Боаш сделал Элтона «свипер-кипером» — не без успеха, но всё же лучший год бразилец провёл в сезоне-2012/13, когда Витор Перейра позволил ему заниматься тем, что у него получалось лучше всего, — отражать удары.

Виллаш-Боаш идёт в «Зените» по тому же сценарию, что и в «Челси»: вместо того, чтобы использовать лучшие качества своих вратарей и защитников, он пытается переучить их на свою игру. При этом нужно понимать, что способность голкиперов играть ногами за пределами вратарской относительно игры ногами полевых всё равно изначально ниже. Нынешним летом главный тренер берлинской «Герты» Паль Дардаи на один из летних товарищеских матчей против любительской команды поставил вратаря Томаса Крафта играть в поле, центральным защитником, чтобы тот почувствовал больше уверенности в себе вне штрафной. Уже на второй минуте Крафт ужасно обрезался и привёз гол в свои ворота — и ведь в соперниках были лишь любители.

Не нужно иллюзий — не все вратари смогут играть так, как это делает Нойер. Икеру Касильясу долгое время вообще не требовалось выходить на навесы, чтобы быть одним из лучших в мире, — этот недостаток он компенсировал шикарной игрой на линии. «Немецкая вратарская школа» — не универсальный ответ на проблему, а лишь демонстрация успехов поэтапного строительства. Виллаш-Боашу нужно перестать строить вратарский дом с крыши — пример «Челси» показывает, что это у него выходит так себе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 119
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →