Юрий Морозов
Фото: «РИА Новости»
Текст: Валерий Винокуров

Братья Морозовы: двойное призвание – футбол и наука

Обозреватель Валерий Винокуров продолжает цикл материалов о футбольных династиях воспоминаниями о братьях Морозовых.
27 сентября 2015, воскресенье. 17:00. Футбол
Братья Коршуновы: клубная география двух ярких форвардов
Жарковы: к 100-летию со дня рождения родоначальника династии


Февраль 1967-го. Самарканд. Из русской зимы – в узбекскую весну. Ярко-голубое небо, всё в цвету. Турнир «Подснежник» на зелёных полях. Ожидание интересных матчей. И на первом же замечаю у кромки поля молодого человека, который на протяжении всей встречи что-то говорит в микрофон портативного магнитофона. Подхожу познакомиться. И спустя день передаю в «Советский спорт» репортаж «Магнитофон Юрия Морозова».

В момент знакомства я его не узнал: в цивильном костюме футболист выглядит совсем не так, как на поле. А ведь прежде много раз видел Юру в матчах ленинградских команд «Зенита», «Динамо», «Адмиралтейца». В каждой из них он провёл по три с небольшим сезона, в двух последних был капитаном, а в «Зените» играл мало, там среди полузащитников конкуренция была высока. Завершил он выступления в 30 лет, сразу увлекшись научной работой. После защиты кандидатской диссертации в 1970-м (а практический опыт приобрёл небольшой – один год тренерской работы в школе «Зенита») в течение четырёх лет работал старшим преподавателем и доцентом кафедры ГДОИФКа имени П.Ф. Лесгафта.

В то время мы практически не общались, но затем, когда Юра приступил к серьёзной тренерской деятельности, наше краткое знакомство переросло в по-настоящему приятельские отношения на несколько десятилетий. Понятно, что в тренерской работе он постоянно стремился использовать свои же научные разработки. Мне кажется, он даже чересчур увлекался этим, чем, кстати, привлёк внимание Валерия Лобановского, который всё время стремился найти некий «магический кристалл», позволявший так строить подготовку команды, чтобы минимально зависеть в игре от тактических тонкостей (понимал, что это его слабое место). Помогать Лобановскому в сборной СССР Юра начал даже раньше, чем приступил к самостоятельной работе. А поскольку в сборной тренеры часто менялись, то и Морозов то уходил из неё, то возвращался. Так или иначе, но при его участии сборная стала вице-чемпионом Европы (1988), бронзовым призёром Олимпиады (1976), выступала на чемпионатах мира (1986, 1990). Нарушу хронологию его самостоятельного тренерского пути, чтобы добавить: в нескольких матчах сборной СССР он был главным тренером. В частности, на турнире в Западном Берлине (1988) сборная под его руководством победила чемпиона мира – команду Аргентины (4:2), но затем в финале уступила команде Швеции (0:2). В том же сезоне дважды сыграла вничью в гостях со сборными Чехословакии (1:1) и Финляндии (0:0).

Но, конечно, дольше всего он работал в родном Ленинграде. Был главным тренером «Зенита» сначала в течение пяти лет, затем после долгого перерыва – ещё два года. А уж потом стал на несколько лет спортивным директором команды (с 1995-го), периодически по необходимости переходя и на тренерскую должность. В 1980-м «Зенит» под руководством Морозова стал бронзовым призёром чемпионата СССР, впервые в истории клуба. Поскольку у Юры была просто-напросто страсть привлекать в основной состав молодёжь, не всегда это приносило пользу ему как тренеру. С перебором молодёжи многого не выиграешь, так что с обновленным и более или менее возмужавшим составом турнирных успехов потом добивались коллеги, приходившие ему на смену.

Качество Юры – замечать способных молодых игроков – использовал Лобановский, уступивший ему на сезон место главного тренера киевского «Динамо».
Это его качество – замечать способных молодых игроков – использовал Лобановский, уступивший ему на сезон (чтобы избавиться от совместительства) место главного тренера киевского «Динамо». Юра действительно привлёк молодёжь, и заняла команда лишь седьмое место (1983). Лобановский вернулся, но молодёжь, собранная Морозовым, ещё не полностью окрепла, и киевляне оказались даже 10-ми в таблице, зато затем два года подряд становились чемпионами страны.

Но всё-таки объективность требует признать, что на тренерском пути у Юры неудач было больше, чем успехов. Особенно трудно ему пришлось во время работы в ЦСКА, который он возглавлял в течение четырёх лет (1984-1987). За это время команда дважды покидала Высшую лигу, причём оба раза не на один сезон. В 1986-м Морозов привёл команду к победе в Первой лиге, но только год она затем провела в Высшей, и тогда тренера, естественно, заменили. Текучесть состава в те годы у ЦСКА была огромная, но всё же некоторые футболисты по сей день благодарны Юре за выучку и доверие.

Вообще же, список игроков, которым он дал путёвку в жизнь, столь велик, что его невозможно привести не то что в полном, а даже в сокращённом виде. Назову лишь некоторых, обращаясь с просьбой к остальным не обижаться: в «Зените» – Клементьев, Желудков, Бирюков, Брошин и не менее пяти игроков команды совсем недавних лет; в киевском «Динамо» – Яковенко, О. Кузнецов, Евсеев; в ЦСКА – Мох, Д. Кузнецов, Татарчук, Колотовкин, Корнеев. Наверняка теми же принципами доверия молодым он руководствовался, возглавляя сборные Ирака и Кувейта, которые при нём и выступали неплохо. Но всё-таки в истории отечественного футбола он остался, прежде всего, одним из лучших специалистов по организации учебно-тренировочного процесса, по использованию достижений спортивной науки в подготовке игроков и команд в целом. А питерские коллеги рассказывали, что исконные болельщики «Зенита» называли его «Дед и отец всех наших побед».

Вторым призванием Олега оказалась химия. Получив звание кандидата химических наук, он при этом не заперся в кабинете, а использовал свои знания в практической работе.
У заслуженного тренера СССР Юрия Андреевича Морозова (1934-2005) был младший брат Олег (1937-2006), который на протяжении трёх с половиной лет возглавлял как центрфорвард нападение «Зенита», а затем по году выступал в других ленинградских командах («Адмиралтейце», «Динамо»», «Трудовых резервах»). В «Зените» он все три сезона был лучшим бомбардиром и своей техничной, тактически грамотной, результативной игрой привлёк внимание тренеров сборной СССР. В 1958-м он выступил в составе национальной команды в Праге, когда она выиграла у сборной Чехословакии (2:1). Но затем получил тяжёлую травму. В составе сборной он готовился и к матчам Кубка Европы (1960), однако вновь травмировался и во Францию не поехал.

В общем, постоянные травмы заставили его завершить карьеру игрока в 26 лет и пополнить список наших талантов, столь рано простившихся с футбольным полем (Александр Севидов, Иван Конов). Олег при этом вообще решил не связывать свою дальнейшую жизнь с любимой игрой, по сути, отказавшись от своего первого призвания. Он был человеком чрезвычайно разносторонних интересов. Например, будучи одноклассником ставшего впоследствии чемпионом мира по шахматам Бориса Спасского, сам играл на очень высоком уровне. А уйдя из футбола, с отличием закончил Технологический институт.

Его вторым призванием оказалась химия. Защитив диссертацию и получив звание кандидата химических наук, он при этом не заперся, как говорится, в кабинете, а использовал свои знания в практической работе. О многом говорит скромное, казалось бы, звание Заслуженный изобретатель Коми АССР. Подробности мне неизвестны, но нетрудно догадаться, что в этой богатой полезными ископаемыми республике учёный-химик смог совершить какое-то важное, а скорее всего не одно, открытие.

И не могу не задуматься, как бы сложилась жизнь Олега, если бы не пришлось ему из-за постоянных травм столь рано завершить футбольную карьеру. Вот играл бы в сборной, стал чемпионом Европы, а как же с институтом, в который смог бы поступить лишь после 30 лет от роду? И как же тогда было бы с диссертацией, на которую тоже уходят годы? Но всё же нахожу ответ. Если у человека есть к чему-то призвание – к футболу ли, к науке ли, а то и к искусству, только в редчайших случаях, да и то по не зависящим от него обстоятельствам, он не сможет реализовать своё дарование.

У братьев Морозовых было два призвания: футбол и наука. И оба свои способности, своё дарование реализовали. Кто-то может сказать, что в футболе — не в полной мере. А кто-то из научного мира скажет, что футбол отнял у них какое-то время для науки. Но всё это от лукавого. Ведь и там, и там оба оставили яркий след.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →