Все новости
Николай Дементьев
Фото: «РИА Новости»

Братья Дементьевы: легендарные!

Обозреватель Валерий Винокуров завершает цикл материалов о футбольных династиях воспоминаниями о братьях Дементьевых.
Футбол

Братья Коршуновы: клубная география двух ярких форвардов

Жарковы: к 100-летию со дня рождения родоначальника династии

Братья Морозовы: двойное призвание – футбол и наука

Братья Пономарёвы: доиграли, но не допели

…У Тимофея Дементьевича и Фёклы Фёдоровны Дементьевых росло 12 детей, но Первая мировая, Октябрь 17-го, Гражданская война, голод и разруха отняли жизни у шестерых, а предпоследний по возрасту Петя выжил чудом после тяжелейшей болезни. Тогда-то и решили родители отправить его и Колю, самого младшего, в деревню к дяде Евсею. Там-то в тяготной,

но здоровой крестьянской жизни и окрепли будущие легендарные мастера футбола. А отец и мать трудились на Невской ниточной мануфактуре, построенной ещё в начале века англичанами. После революции она перешла в собственность государства и стала Фабрикой имени Халтурина, а позднее – Прядильно-ниточным комбинатом имени Кирова. Позже начали там работать старшие братья и сёстры, а затем — их дети и внуки. Впоследствии к этой текстильной династии причислили за спортивные успехи Петра и Николая, хотя они никогда на фабрике не работали.

Пётр Тимофеевич Дементьев (1913-1998) на старости лет написал книжку «Пека о себе, или Футбол начинается в детстве», которую посвятил памяти жены Музы Николаевны. А литературную запись осуществила его дочь Муза Петровна. Великий наш рассказчик обязательно бы подметил, что были у него две Музы: одна – футбольная, вторая – литературная. И, конечно, дочь принесла рукопись в издательство «Физкультура и спорт», прямиком ко мне, в кабинет главного редактора. С ужасом вспоминаю, как, запинаясь и краснея, объясняю с болью в сердце, почему мы не можем издать книгу человека, на которого молились все, кто любит футбол. Ищу разные причины и не имею права сказать главное: издательство де-факто уже не существует, его распродают направо и налево. А после ухода Музы Петровны решаю подать заявление об увольнении. Так вот два великих футболиста косвенным образом повлияли на мою судьбу, ведь за 30 лет до того начинающим журналистом способствовал появлению в еженедельнике «Футбол» полосы «Дементьеву – 50? Не верю», вышедшей за подписью Никиты Симоняна. Так был отмечен юбилей одного из самых любимых моих игроков — Николая Тимофеевича Дементьева (1915-1994).

К счастью, эта тоненькая и полная уникальной информации книжка вышла в свет благодаря тогдашнему генеральному директору АО «Лужники» Владимиру Алёшину, превратилась

Пётр Дементьев на старости лет написал книжку «Пека о себе, или Футбол начинается в детстве», которую посвятил памяти жены Музы Николаевны. А литературную запись осуществила его дочь Муза Петровна.

в библиографическую редкость и сейчас именно оттуда я черпаю сведения о жизни братьев Дементьевых. А вот и ещё совпадения: в эти дни исполняется 20 лет со дня выхода книги Петра, а два месяца назад была вообще выдающаяся дата – 100 лет со дня рождения Николая, которую – как такое могло произойти? – не заметили ни в Питере, ни в «Спартаке», ни в «Динамо». Если ошибаюсь, и кто-то где-то заметил, всё равно это событие заслуживало того, чтобы быть отмеченным широко и торжественно.

Феноменальный талант Пеки проявился в столь раннем возрасте, что 13-летнему подростку было выдано специальное разрешение Ленинградского комитета по физкультуре и спорту играть за взрослые команды. Примерно тогда же его мастерство поразило продолжавших работать на фабрике английских специалистов, которые были готовы на всё, лишь бы увезти его в Англию. Уговаривали отца, а он отправил их к матери, и Фёкла Фёдоровна категорически ответила: «Нет». Так материнская любовь сохранила для всех нас футбольный бриллиант. В 17 лет он уже выступал за сборную Ленинграда, а в 20 был приглашён в сборную СССР. Это случилось после того, как он блестяще сыграл в матче Ленинград – Москва, восхитив, в частности, Николая Старостина и Михаила Якушина. В сборной же образовался неповторимый по качеству взаимодействия инсайда и центрфорварда дуэт – Пётр Дементьев и Михаил Бутусов. На протяжении ряда лет это была главная ударная сила команды.

Среди его поклонников были практически все знаменитые мастера футбола, сохранились восхищённые высказывания, например, Всеволода Боброва и Бориса Пайчадзе. А болельщики его просто-напросто обожали. И не только как неподражаемого игрока, но и как скромного и приятного в общении человека. Среди обожателей были знаменитые киноактёры Зоя Фёдорова и Пётр Алейников, композиторы Дмитрий Шостакович и Вано Мурадели, выдающийся театральный актёр Николай Симонов. А писатель Лев Кассиль написал рассказ «Турецкие бутсы» (позже переименовав его в «Пекины бутсы»), и, таким образом, Пётр Тимофеевич стал первым реальным героем литературного произведения.

Но вот в клубном футболе он особых лавров – кроме, повторю ещё раз, болельщицкого обожания – не снискал. Выступал он за ленинградское «Динамо», московские «Крылья Советов», киевское «Динамо». Был капитаном этих команд. В составе сборной Ленинграда становился вторым призёром чемпионата СССР (1932, 1935), а чемпионом СССР был только в хоккее с мячом (1935). В составе сборной страны выступал в Турции, в 1945-м участвовал в победном турне ЦДКА по Югославии. Звание Заслуженный мастер спорта было ему присвоено в 1946-м. А завершил он карьеру там же, где и начинал 19-летним — в ленинградском «Динамо» спустя 20 лет, то есть было ему уже 39. Послефутбольная его жизнь выдалась трудной, как морально, так и материально, чуть легче стало после переезда в Москву…

Пётр Дементьев на старости лет написал книжку «Пека о себе, или Футбол начинается в детстве», которую посвятил памяти жены Музы Николаевны. А литературную запись осуществила его дочь Муза Петровна.

А вот младший брат Николай, выступавший поначалу в ленинградских «Динамо», «Спартаке» и ДКА, уже в 1940-м в составе московского «Динамо» стал чемпионом СССР. Был он в чемпионском динамовском составе и в 1945-м, участвовал в знаменитом турне по Великобритании, по возвращении из которого заявил о желании покинуть команду. Начальство стало грозить ему страшными карами, однако Якушин понял, что насильно мил не будешь, и согласился отпустить Николая. Позже великий тренер признался в своей книге, что всегда жалел о расставании с Дементьевым.

Николай Тимофеевич пришёл в «Спартак» в трудное для команды время, когда она не выдерживала борьбы с «Динамо» и ЦДКА за первое место. Но зато Дементьев, сразу став лидером атак и в 1947-м — Заслуженным мастером спорта, помог команде дважды занять третье место в чемпионате (1948, 1949) и трижды выиграть Кубок СССР (1946, 1947, 1950). Когда же не стало команды ЦДСА и наступил из-за ухода Якушина кризис у «Динамо», спартаковцы во главе с Дементьевым дважды подряд выиграли чемпионат СССР (1952, 1953) и к тому же заложили фундамент будущих побед. А Николай Тимофеевич завершил карьеру игрока в 39 лет (как старший брат), став в свой последний сезон серебряным призёром чемпионата (1954).

Он, безусловно, был одним из лучших форвардов послевоенного десятилетия, отличался умением организовать атаку и завершить её своим великолепно поставленным ударом. Будучи юным болельщиком, я восхищался им, но за приведённую только что оценку отвечаю по всем требованиям объективности. Видел его во многих матчах и не могу припомнить, нарушил ли он хоть раз правила, настолько корректно он действовал на поле. По окончании карьеры он шесть лет (с небольшим перерывом) работал вторым тренером «Спартака», а в качестве главного – возглавлял по году-полтора львовские «Карпаты» и ярославский «Шинник».

Однако в полной мере тренерский талант Николая Тимофеевича проявился в работе с молодёжью. В знаменитой московской ФШМ, где директорствовал Николай Николаевич Никитин, он трудился в течение четырёх лет рядом с Виктором Масловым, Константином Бесковым, Анатолием Акимовым, Виктором Лахониным. А его лучшими воспитанниками надо признать Гену Логофета, Володю Федотова, Сергея Рожкова. Ну а после ФШМ и работы в командах мастеров он почти полтора десятка лет тренировал детей и юношей в московских клубах.

Влияние, которое братья Дементьевы оказали на развитие отечественного футбола, переоценить невозможно, как бы штампованно ни звучали эти слова. В нашем футбольном сообществе за почти что семь десятков лет о них ни от кого не только не слышал дурного слова, а даже мало-мальски критического. Зато буквально все, кто видел их в игре или хоть как-то общался с ними, говорят о них с восхищением – как о выдающихся мастерах и о прекрасных людях. А это ведь и называется «всенародной любовью».

Комментарии (0)
Партнерский контент